bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 16 17
ИСТОЧНИК: Проекты и риски будущего. Концепции, модели, инстру-
менты, прогнозы / Ред. А. А. Акаев, А. В. Коротаев, Г. Г. Малинецкий, 
С. Ю. Малков. М.: Красанд/URSS, 2011. С. 45–88.  
Глава 2 
 
Ловушка на выходе из ловушки?  
О некоторых особенностях  
политико-демографической динамики  
модернизирующихся систем  
 
А. В. Коротаев, Д. А. Халтурина,  
С. В. Кобзева, Ю. В. Зинькина  
 
 
С точки зрения демографической ситуации современный этап истории че-
ловечества  кардинально  отличается  от  всех  других  исторических  эпох. 
Глобальный  демографический  переход  изменил  ход  исторических  про-
цессов  до  неузнаваемости.  Если  в  большинстве  стран  численность  на-
селения в наши дни относительно стабильна или стабилизируется, то раз-
витие аграрных империй то и дело прерывалось социально-демографиче-
скими  коллапсами,  то  есть  периодами  депопуляции,  за  каждым  из  кото-
рых  стоят  сотни  тысяч,  а  иногда  миллионы  человеческих  трагедий 
(см., например:  Коротаев,  Халтурина,  Божевольнов  2010).  Связано  это 
было во многом с тем, что вплоть до самого недавнего времени человече-
ство находилось в т.н. «мальтузианской ловушке».  
Под  «мальтузианской  ловушкой»1  (Malthusian  Trap)  понимается  ти-
пичная  для  доиндустриальных  обществ  ситуация,  когда  рост  про-
изводства средств к существованию (в результате того, что он сопро-

вождается обгоняющим демографическим ростом) не сопровождается 
в долгосрочной перспективе ростом производства на душу населения 
и  улучшением  условий  существования  подавляющего  большинства 

населения, остающегося на уровне, близком к уровню голодного вы-
живания2
.  
                                                        
1 На языке нелинейной динамики ее также можно назвать «аттрактором равновесия нижнего 
уровня» (low-level equilibrium attractor) (ср.: Nelson 1956).  
2  См.,  например:  Malthus  1978  [1798];  Мальтус  1993  [1798];  Artzrouni,  Komlos  1985; 
Steinmann,  Komlos  1988;  Komlos,  Artzrouni  1990;  Steinmann,  Prskawetz,  Feichtinger  1998; 
Wood  1998;  Kögel,  Prskawetz  2001;  Гринин,  Коротаев,  Малков  2008;  Гринин,  Коротаев 
2009; Гринин и др. 2009; Гринин 2010. 

46 
Ловушка на выходе из ловушки?  
На протяжении доиндустриальной истории человечества (в особенно-
сти  применительно  к  сверхсложным  аграрным  социальным  системам) 
масштабные  внутриполитические  потрясения  были  очень  часто  связаны 
именно  с  нахождением  человеческих  обществ  в  мальтузианской  ловуш-
ке3.  
Характерным примером здесь может служить последний («Цинский») 
цикл досовременной истории Китая. На протяжении 1700–1850 гг. Китаю 
удалось  добиться  впечатляющих  экономических  успехов  (в  результате, 
скажем,  внедрения  и  широкого  распространения  сельскохозяйственных 
культур Нового Света [прежде всего кукурузы и сладкого картофеля], вы-
ведения  новых  более  продуктивных  сортов  уже  известных  культур,  пре-
дельной  доиндустриальной  интенсификации  сельскохозяйственного  про-
изводства,  введения  в  сельскохозяйственный  оборот  ранее  не  использо-
вавшихся  земель  через  самые  изощренные  мелиорационные  системы 
и т.д.4).  В  результате  всех  этих  инноваций  несущая  способность  земли 
в Китае во время рассматриваемого цикла выросла до качественно нового 
уровня, и произошел существенный рост ВВП.  
Так,  по  расчетам  А. Мэддисона  (Maddison  2001,  2010),  с  1700 г. 
по 1850 г. ВВП Китая вырос почти в три раза (см. Рис. 1). Однако населе-
ние Китая за тот же период выросло более чем в четыре раза (см. Рис. 2). 
В результате к 1850 г. в Китае произошло заметное падение производства 
ВВП на душу населения (см. Рис. 3).  
Произошедшее в Китае (в результате того, что темпы увеличения чис-
ленности населения  там были выше  скорости экономического роста) па-
дение уровня жизни большей части китайского населения прослеживается 
по  множеству  данных.  Например,  на  Рис.  4  показана  динамика  средней 
реальной  дневной  зарплаты  неквалифицированных  работников  в  этой 
стране. Как мы видим, в результате опережения темпами роста населения 
темпов  экономического  роста  в  Китае  предсказуемым образом  поденная 
заработная  плата  (и  так  не  столь  уж  высокая  в  начале  периода)  падает 
до уровня голодного выживания.  
 
                                                        
3 См.: Гринин, Коротаев 2009; Гринин,  Коротаев,  Малков 2008; Гринин и др. 2009; Гринин 
2007;  Коротаев  2006;  Коротаев,  Комарова,  Халтурина  2007;  Кульпин  1990;  Малков  2002, 
2003, 2004; С. Малков, А. Малков 2000; С. Малков, Ковалев, А. Малков 2000; Малков и др. 
2002;  Малков,  Селунская,  Сергеев  2005;  Малков,  Сергеев  2004;  Мугрузин  1986,  1994; 
Нефедов  1999–2010;  Нефедов,  Турчин  2007;  Турчин  2007;  Chu,  Lee  1994;  Korotayev, 
Khaltourina 2006; Korotayev, Malkov, Khaltourina 2006b; Nefedov 2004; Turchin 2003, 2005a
2005b; Turchin, Korotayev 2006; Turchin, Nefedov 2009; Usher 1989. 
4 Ho 1955; 1959: 173–174, 180, 185–189; Lee 1982; Bray 1984: 452, 601; Perkins 1969: 39–40; 
Дикарев  1991:  69–70;  Fairbank  1992:  169;  Lavely  and  Wong  1998:  725–726;  Lee  and  Wang 
1999: 37–40; Mote 1999: 750, 942;  Нефедов 2000a: 17; Myers and Wang 2002: 599, 634–636; 
Rowe 2002: 479; Zelin 2002: 216–218. 


следующая страница >>