bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 11 12


РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

Отделение биологических наук

Секция физиологии

Научный совет РАН по физиологическим наукам

Санкт-Петербургский научный центр РАН

Северо-Западное отделение РАМН

Институт эволюционной физиологии и биохимии им.И.М.Сеченова РАН

Московская медицинская академия им.И.М.Сеченова МЗСР РФ

НП «Национальное общество специалистов по детскому сну»


ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ


VI Всероссийской конференции

с международным участием


«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОМНОЛОГИИ»

26-28 ноября 2008 года


Посвящается памяти профессора И.Г.Кармановой

и академика РАМН А.М.Вейна


Санкт-Петербург

2008


ББК 28.707.3+56.12

Т29

УДК 591.186+591.147


Издание подготовлено при поддержке

Российского фонда фундаментальных исследований

(проект 08-04-06133-г).


Редакторы: к.б.н. С.И.Ватаев, к.б.н. В.В.Кузик.


Т29 Тезисы докладов VI Всероссийской конференции с международным участием «Актуальные проблемы сомнологии». – СПб.: Аграф +, 2008. – 112 с.



ISBN 978-5-9529-0022-6 ББК 28.707.3+56.12


ISBN 978-5-9529-0022-6  Коллектив авторов, 2008


ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ

VI Всероссийской конференции

с международным участием

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОМНОЛОГИИ»


26-28 ноября 2008 года


ООО «Аграф»

197136, Санкт-Петербург, Гатчинская ул., д. 35, лит. А.

Подписано к печати 15.08.2008 г.

Формат 60х90 1/16. Усл. печ. л. 7.

Тираж 250 экз. Заказ № 132


Отпечатано в типографии «Олимп»

190186, Санкт-Петербург, Никольская пл., д. 1а.


И.Г.КАРМАНОВА – ОСНОВАТЕЛЬ ЭВОЛЮЦИОННОЙ СОМНОЛОГИИ.





Вот уже три года как нет с нами Иды Гавриловных Кармановой - яркой талантливой личности и незаурядного ученого. Ее научный путь начался в конце 40-х годов ХХ века с исследований условно-рефлекторной деятельности животных разного филогенетического уровня. Контакты и сотрудничество с такими ведущими учеными, как акад. Д.А.Бирюков, проф. П.К.Анохин, проф. С.Н.Давиденков сформировали Иду Гавриловну как самостоятельного и оригинально мыслящего и целеустремленного ученого. С первых шагов служения науке предметом научного интереса И.Г.Кармановой стало изучение пассивно-оборонительных форм поведения у позвоночных. Открытие ею феномена фотогенной каталепсии у животных, стоящих на разных ступенях эволюционного развития, привело ее в Институт эволюционной физиологии и биохимии им.И.М.Сеченова РАН, где она познакомилась с академиком Л.А.Орбели – основоположником эволюционной физиологии. В стенах этого Института пытливый и настойчивый исследователь И.Г.Карманова смогла подробно изучить феномен фотогенной каталепсии и высветить ряд патогенетических механизмов, лежащих в его основе. Эта работа легла в основу ее докторской диссертации и первой монографии «Фотогенная каталепсия». Совместно с сотрудниками руководимой ею Лаборатории эволюции сна И.Г.Карманова проводит сравнительно-физиологические исследования разных типов пассивно-оборонительного поведения позвоночных, что позволяет ей выдвинуть стройную гипотезу эволюционного развития сна в подтипе позвоночных. Согласно этой гипотезе у истоков формирования сна лежит первичный сон, или протосон, позвоночных, который объединяет три типа пассивно-охранительного поведения: состояния обездвиженности типа каталепсии, кататонии и катаплексии. Экспериментально впервые удалось показать дивергентные пути развития этих форм обездвиженности: состояние покоя типа катаплексии эволюционирует в промежуточную форму сна рептилий и медленноволновый сон теплокровных. Две другие формы обездвиженности не развиваются, но входят в структуру цикла бодрствование-сон птиц и млекопитающих в виде переходных гипнотических фаз. Было выдвинуто также предположение, что состояние обездвиженности типа каталепсии становится гомологом животного гипноза, а состояние кататонии становится базисом зимней спячки гетеротермных млекопитающих. Этот раздел исследований нашёл свое отражение в последующих книгах Иды Гавриловны: монографии «Эволюция сна: этапы формирования цикла «бодрствование-сон» в ряду позвоночных» (1977) и учебного пособия «Сон, спячка и условно-рефлекторная деятельность» (1989) (совместно с Х.Н Сафаровым.и Э.Н.Нуритдиновым).

Начиная с середины 80-х годов на базе гипотезы эволюционного развития сна в подтипе позвоночных под руководством И.Г.Кармановой начинаются интенсивные исследования онтогенетических аспектов сна, изучаются нарушения цикла бодрствование-сон на фоне перерезок, разрушений и расчленений центральных сонрегулирующих систем мозга, изучаются нарушения сна у человека на фоне той или иной неврологической патологии. Ида Гавриловна активно подключается к изучению нарушений сна у крыс с разной генетической патологией. Все это позволило И.Г.Кармановой не только подтвердить основные положения гипотезы развития сна и проанализировать те или иные механизмы его регуляции, но и сформулировать новое понятие в физиологии - «диссолюция цикла бодрствование-сон». Впервые использование эволюционно-диссолюционного подхода при анализе сна у больных нарколепсией, шизофренией, эпилепсией позволило прояснить патогенетические механизмы нарушений деятельности центральной нервной системы при указанных формах патологии и убедительно показать перспективность эволюционно-диссолюционного подхода для анализа нарушений сна у человека и для понимания патогенеза других неврологических заболеваний с целью оценки глубины нарушений функций мозга. Эти исследования легли в основу ее книги «Физиология и патология цикла бодрствование-сон. Эволюционные аспекты» (1994) (совместно с Оганесяном Г.А.) и монографии «Что мы знаем о происхождении цикла бодрствование-сон и причинах его нарушения». Две монографии И.Г.Кармановой «Эволюция сна» и «Физиология и патология цикла бодрствование-сон» издаются на английском языке за рубежом и получают самую высокую оценку зарубежных специалистов.

Научная деятельность И.Г.Кармановой была заслуженно оценена. В 1998 г. ей было присуждено звание Заслуженного деятеля науки Российской Федерации. За циклы своих исследований по физиологии, патологии и эволюции цикла бодрствование-сон она получает премии им.И.П.Павлова (1998) и им.Л.А.Орбели (2004), а также почетную медаль П.К.Анохина от ИВНД РАН.

Ида Гавриловна всегда была полна новых идей и подходов для изучения сна. С 1976 по 2005 г. под руководством И.Г.Кармановой было защищено 5 докторских и 13 кандидатских диссертаций, и многим ученым она дала зеленый свет не только в области изучения сна, но в других областях нейронаук.

Широкие знания, неутомимая энергия, энтузиазм и фанатичная преданность науке позволяли Иде Гавриловне вовлекать в число своих сторонников специалистов самого различного направления: нейрофизиологов, нейрохимиков, эндокринологов, морфологов, биохимиков, генетиков, клиницистов-неврологов и психиатров, физиков и математиков. География научных контактов Иды Гавриловны была обширна и включала многие научные центры Советского Союза: Москву, Новосибирск, Ростов-на-Дону, Пущино-на-Оке, Киев, Одессу, Палангу, Тбилиси, Ереван, Душанбе, Петропавловск и зарубежья (Польша, Бельгия и др.). Сначала ознакомительные лекции, зажигающие воображение, а затем и совместные исследования единомышленников и публикации способствовали развитию эволюционной сомнологии и позволили расширить познания о функционировании организма в цикле бодрствование-сон. Поскольку Ида Гавриловна также, как и А.М.Вейн, считала мультидисциплинарность основным условием и фактором для разностороннего изучения сна и развития эволюционной сомнологии, в орбиту ее научных интересов и идей оказались включены практически все центры, занимающиеся фундаментальными и клиническими исследованиями сна. Она уже планировала написать еще две монографии. Внезапная смерть в 2005 г. прервала жизнь выдающегося ученого, полного идей и планов. Но еще многие годы идеи Иды Гавриловны – основателя эволюционной сомнологии, будут пополняться новым содержанием и способствовать дальнейшему развитию науки о сне.

Аристакесян Е.А., Оганесян Г.А.


АКАДЕМИК АЛЕКСАНДР МОИСЕЕВИЧ ВЕЙН – основоположник РОССИЙСКОЙ сомнологии





Александр Моисеевич Вейн (06.02.1928 – 17.06.2003) – д.м.н., профессор, действительный член Российской Академии медицинских наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заведующий кафедрой нервных болезней Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, а также руководитель 3-х российских центров: 1) по изучению сна, 2) головной боли, 3) вегетативной патологии. Цифры, отражающие творческую активность, впечатляющи: А.М.Вейн автор более 50 монографий, 800 научных публикаций в России и за рубежом, научный руководитель более 180 кандидатских и более 50 докторских диссертаций.

В 1951 г. А.М. Вейн с отличием окончил лечебный факультет 2-го Московского мединститута и по распределению работал 3 года в г.Вологде – врачом, заведующим неврологическим отделением и главврачом больницы водников. В 1954 г. вернулся в Москву, поступив в клиническую ординатуру Центрального института усовершенствования врачей. Окончив ординатуру, работал в Лаборатории нейро-гуморальной регуляции АН СССР, руководимой акад. Н.И. Гращенковым. В этой лаборатории Александр Моисеевич прошел все ступени академической карьеры – младшего и старшего научного сотрудника, защитил кандидатскую (1959) и докторскую (1964) диссертации, а после кончины Н.И. Гращенкова в 1966 г. стал его преемником, возглавив лабораторию, получившую имя своего основателя.

С 1970 г. А.М.Вейн работает в организованном им Отделе патологии вегетативной нервной системы при кафедре неврологии 1-го Московского мединститута им.И.М.Сеченова, а после создания нового факультета усовершенствования врачей, он возглавил кафедру нервных болезней этого факультета и на этом посту оставался до конца своих дней. Будучи руководителем большого неврологического центра, А.М.Вейн проявил себя крупным организатором, ученым, классиком российской неврологии, его научные труды прославили её. Он стоял у истоков многих научных изысканий и начинаний.

В стенах руководимых А.М.Вейном лаборатории и кафедры родилась отечественная клиническая сомнология – наука, изучающая ночной сон в норме и патологии. Результаты этих исследований легли в основу формирования специальной отрасли медицины – медицины сна. Для А.М.Вейна сомнология - наследство от его Учителя, академика Н.И.Гращенкова. 1964 г. - защита докторской диссертации «Гиперсомнический синдром (классификация, клиника, этиология, патогенез и лечение)». Это было блестящее окончание эмпирического периода российской сомнологии. Уже 1968 г. под руководством А.М.Вейна В.С.Ротенберг, Н.Н.Яхно и Л.И.Сумский впервые провели полиграфию сна по международным стандартам и этот год стал датой рождения «объективной» российской сомнологии.

А.М.Вейн считал, что патологические процессы, происходящие в периоде ночного сна, незаслуженно мало изучены; познание их может стать мощным средством профилактики тяжелых заболеваний, возникающих в период сна.

Под руководством А.М.Вейна созданы: 1991 год – Сомнологический центр ММА им.И.М. Сеченова, 1994 год - Московский городской сомнологический центр на базе ГКБ № 33 им.проф.А.А.Остроумова, 1997 год - Сомнологический центр Минздрава РФ на базе кафедры нервных болезней ФППО и сомнологического центра ММА им.И.М.Сеченова, 1999 г. – курс сомнологии кафедры нервных болезней ФППОВ ММА им.И.М.Сеченова. Такое переплетение высокой науки и повседневной практики позволяло без задержки внедрять новейшие достижения мировой и отечественной сомнологии в лечебно-диагностический процесс.

А.М.Вейн был инициатором и создателем Всероссийских конференций по сомнологии, которые систематически с 1998 г. проводятся в Москве и Санкт-Петербурге. Он никогда не разделял сомнологию на фундаментальную и клиническую, считая, что только в таком сочетании возможно максимальное достижение успеха.

Все знакомые Александра Моисеевича восхищались его личными качествами. Всегда подтянутый, бодрый, энергичный, улыбающийся, он буквально заражал своей энергией всех окружающих. Разумеется, он бывал и весьма строгим и требовательным, особенно если затрагивались вопросы принципиальные.

Академик А.М.Вейн был настоящий интеллигент и, если можно так выразиться, то он был «наследственным интеллигентом». Это выражалось во всём – в манере общения с знакомыми, больными, друзьями, в манере выступлений перед маленькой или огромной аудиторией, при осмотрах больных и т.д. Он был широко и разносторонне образованным человеком, тонким знатоком литературы, театра, кино. Излагая свои научные исследования в монографиях, докладах и т.д., он приводил примеры из произведений великих русских или зарубежных писателей (например, доклад о сне и сновидениях в произведениях Льва Толстого; эпилепсия и эпилептические припадки в произведениях Ф.М.Достоевского и др.).

Закончить эту краткую статью хочется отрывком из введения в материалы 1-й Всероссийской конференции «Актуальные вопросы сомнологии», которое написал А.М.Вейн: «Изучая многие патологические проявления, возникающие во время сна, мы обратили внимание на частоту нарушений сна в их анамнезе. Возникла гипотеза, что инсомнии, сопровождающиеся психофизиологическими и гуморальными нарушениями паттерна сна, как бы подготавливают возникновение, экзацербацию, патологических состояний во время сна, определяя связь патологического процесса не с бодрствующим состоянием, а с нарушенными механизмами регуляции, имеющими место в различных фазах и стадиях сна. При подтверждении высказанной гипотезы, борьба с нарушениями сна крайне важная сама по себе для обеспечения адаптивных механизмов, повышения качества жизни, становится еще и значимым фактором профилактики патологических состояний, возникающих в период сна».

В каждой области науки имеются классики и корифеи, являющиеся факелом данного научного направления, их труды, их научные достижения озаряют путь к вершинам науки. Несомненно, что в сомнологии таким факелом был А.М.Вейн, который, обладая блестящим даром научного предвидения, на многие годы вперед проложил сомнологическую дорогу в будущее.

Левин Я.И.


ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ В СНОВИДЕНИИ.

Авакумов С.В.

Восточно-Европейский Институт Психоанализа.

Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: asv1004@mail.ru

FEATURES OF PERCEPTION IN A DREAM.

Avakumov S.V.

East-European Institute of Psychoanalysis.

St-Petersburg, Russia.

Отдельного рассмотрения заслуживает проблема, связанная с характером восприятия в состоянии сна со сновидениями. Имеется ряд данных об экспериментах по воздействию различных раздражителей на спящего и последующего анализа проявления этих раздражителей в содержании отчета о сновидении (Фрейд З., 2006; Касаткин В.Н., 1972). В частности З.Фрейд, ссылаясь на опыты Маури приводит следующие наблюдения: сновидца щекочут по губам и носу – во сне его пытают, одевая на лицо смоляную маску, которую затем срывают вместе с кожей. В.Н.Касаткин приводит примеры проявления в сновидениях как внутренних, так и внешних раздражителей. Так, онемевшая во сне конечность приводит к появлению персонажей с отсутствующей конечностью и ряд других. Анализируя приводимые данные можно прийти к следующему выводу: раздражители, действующие во сне своеобразно отражаются в его содержании, а именно, чем сильнее и значимее раздражитель для субъекта, тем менее выразительная или эмоциональная сцена с ним связана и наоборот. Этот «перевернутый» характер ночного восприятия заставляет по новому осмыслить закон логарифмической связи силы раздражителя и характера его восприятия по Фехнеру. В состоянии сна этот закон должен быть дополнен обратной зависимостью между силой раздражителя и степенью его представленности в сновидении – слабые раздражители, такие как давно забытые впечатления, нейтральные остатки впечатлений, слабые внешние раздражители, в сновидении представлены весьма впечатляющими картинами, в тоже время, сильные впечатления дня накануне или сильные внешние раздражители часто вообще не представлены в сновидении. Таким образом, закон Фехнера нуждается в корректировке, учитывающей особенности восприятия во сне:

S =|KLg(J)+C| (то есть, та же функция, но взятая по модулю).

Приведенные данные позволяют сформулировать в качестве гипотезы предположение о том, что закон восприятия во сне носит обратный логарифмическому характер и может быть описан с помощью модуля отрицательной части логарифмической функции, описывающей характер бодрственного восприятия.

Взаимодействие орексин и дофаминергических систем МОЗГА в цикле бодрствование-сон лягушки.

Аристакесян Е.А.

Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН.

Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: aristak@hotbox.ru

INTERRELATION OF OREXIN AND DOPHAMINERGIC BRAIN SISTEMS IN THE SLEEP-WAKE CYCLE OF FROG.

Aristakesyan E.A.

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci. St-Petersburg, Russia.

Орексин (ОХ) модулирует большое количество поведенческих и физиологических процессов, в том числе цикл бодрствование-сон (ЦБС). В работе изучено влияние ОХ на ЦБС лягушки. В/ж введение травяным лягушкам (25-34 г) ОХ А в дозе 20 нг в объеме 0.2 мкл вызывало нарастающее снижение в ЦБС доли бодрствования и состояния обездвиженности типа каталепсии (П-1) уже через 10 мин после инъекции. При этом в 2.0-2.5 раза увеличивалась представленность состояния обездвиженности типа катаплексии (П-3) функционального предственника сна млекопитающих. Доля состояния обездвиженности типа кататонии (П 2) в ЦБС оставалась неизменной. Данный эффект сохранялся в течение 2.5 часов. В/ж введения ОХ Б в дозе 30 нг в объеме 0.2 мкл вызывало такие же изменения, что и ОХ А, однако имело более длительный латентный период (70-80 мин), было более кратковременным, достигало максимума на 120-150 мин и исчезало к концу 3 ч. Все это может свидетельствовать об активации ОХ механизмов регуляции сна, расположенных в области переднего гипоталамуса лягушки. Различия же в эффектах ОХ А и ОХ Б, возможно, связаны с меньшим количеством ОХ Б рецепторов в сониндуцирующих центрах. Поскольку в/ж введение дофамина (ДА) также вызывало увеличение в ЦБС состояния П-3, мы предположили, что ОХ у лягушек осуществляет свои влияния на ЦБС через ДА-эргическую систему. Для этого мы блокировали ДА рецепторы бульбокапнином и это вызывало резкое и длительное увеличение в ЦБС состояния П-1. В/ж введение ОХ А через 20-30 мин после введения бульбокапнина вызвало нарастающее подавление признаков гиподофаминэргии уже через 30 мин после инъекции ОХ, что указывает на разблокировку подавленных ДА рецепторов и восстановление ДА баланса. Эти данные обсуждаются в свете преемственности во взаимодействии ОХ- и ДА-систем у холодно- и теплокровных позвоночных.

ДЕПРИВАЦИЯ СНА И СОСТОЯНИЕ ОРЕКСИНЭРГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ МОЗГА У 14-дневных крыс.

Аристакесян Е.А., Макина Д.М., Морина И.Ю., Кузик В.В., Оганесян Г.А., Храменкова А.Э.

Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН.

Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: aristak@hotbox.ru

SLEEP DEPRIVATION AND BRAIN OREXINERGIC SYSTEMS CONDITION IN 14th DAY RATS.

Aristakesyan E.A., Makina D.M., Morina I.Yu., Kouzik V.V., Oganesyan G.A., Chramenkova A.E.

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci. St-Petersburg, Russia.

Накоплен большой фактический материал относительно влияний орексинергической (ОХ) системы мозга на организацию цикла бодрствование-сон (ЦБС). Однако её роль в регуляции ЦБС на ранних этапах онтогенеза остается пока мало изученной. Известно, что возраст 12 14 дней является критическим для формирования ЦБС крыс. В этот период уже сформированы нейрофизиологические паттерны сна. Однако, даже 2-х часовая депривации сна (ДС) оказывается достаточной для того, чтобы произошла резкая трансформация ЦБС и характерное для него естественное чередование фаз сна сменялось длительным катаплектоидным состоянием, сопровождающимся снижением мышечного тонуса, которое подобно приступам катаплексии у больных нарколепсией - заболевания связанного с дефицитом ОХ в ЦНС. В работе иммуногистохимически определялось содержание ОХ-А в структурах ЦНС у 14-дневных крыс линии Вистар в норме (n=6) и после 2 ч ДС (n=5). В норме у крысят ОХ-А иммунореактивные волокна (ирВ) выявлялись в коре больших полушарий, в области пириформной коры, преоптической области гипоталамуса; они практически не определялись в хвостатом ядре (ХЯ) и гиппокампе. После ДС ОХ-А ирВ начинали четко выявляться в области ХЯ, резко повышалась их плотность в преоптической области гипоталамуса. В пириформной коре их плотность не изменялась. Полученные результаты свидетельствуют о том, что ОХ-A-ергическая система у 14-дневных крыс вовлечена в систему регуляции ЦБС; она особенно активизируется в условиях значительных стрессорных нагрузок. Об этом свидетельствует появление ОХ-A ирВ у ДС крыс в тех структурах, где они ранее не определялись. Увеличение интенсивности реакции в ОХ-структурах преоптической области, одной из важнейших систем головного мозга, регулирующих сон, свидетельствует о том, что возбуждение активирующих систем стимулирует активацию и сон-индуцирующих систем. Можно полагать, что длительное катаплектоподобное состояние, возникающее у крысенка в период отдачи сна после ДС, развивается вследствие выброса ОХ из клеточных депо и перераспределения его в ЦНС.

Работа поддержана грантом 1ОБ-03 РАН.

Роль дофамина в регуляции цикл бодрствование-сон позвоночных.

Аристакесян Е.А., Оганесян Г.А.

Институт эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова РАН.

Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: aristak@hotbox.ru

Role оf dophaminum in regulation OF sleep-wakfulness cycle in vertebrates.

Aristakesyan E.A., Oganesyan G.A.

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci. St-Petersburg, Russia.

Изучены эффекты введения дофамина (ДА), его агониста (апоморфин) и антагонистов (галоперидол и бульбокапнин) на цикл бодрствование-сон (ЦБС) холоднокровных и теплокровных. У лягушек апоморфин вызывал в первые 30 мин увеличение в ЦБС доли активного бодрствования (АБ), сопровождаемого локомоциями, и уменьшение времени пассивного бодрствования (ПБ) и форм обездвиженности типа: каталепсии (П-1), кататонии (П-2), формы сноподобного покоя типа катаплексии (П-3). Начиная с 30-ой мин АБ и ПБ исчезали из ЦБС, при этом представленность П-2 резко возрастала, а к концу второго часа после введения имелась тенденция к восстановлению параметров ЦБС. Введение ДА вызывало более радикальные сдвиги ЦБС. Полностью исчезало из цикла АБ и ПБ, а первоначальное увеличение количества П-3 (предшественник сна теплокровных) сменялось его исчезновением из ЦБС и замещением П-2. Галоперидол в первые 30 мин после введения вызывал резкое снижение в ЦБС доли АБ, и увеличение доли П-3, а с 40-ой мин доминирующим становилось состояние П-1, другие состояния исчезали из ЦБС. Через 1.5 ч после инъекции наблюдалась кратковременная «отдача» сна в виде увеличения представленности П-3. Эффекты бульбокапнина в целом носили такой же характер, возникали сразу после введения, однако при этом отсутствовал эффект «отдачи сна». У крыс апоморфин вызывал увеличение в ЦБС доли АБ. Возрастали латентные периоды и медленноволнового (МФС), и быстроволнового (БФС) сна. МФС становился дробным и поверхностным, эпизоды БФС - короткими. Введение галоперидола, сопровождалось резким сокращением времени АБ, сокращением латентных периодов сна, увеличением его продолжительности и глубины. Сама структура сна не изменялась. В состоянии МФС резко возрастала мощность  волн. Вызванные агонистами и антагонистами ДА изменения ЦБС у холоднокровных и теплокровных позвоночных обсуждаются в свете эволюционного развития таламо-телэнцефальных и гипоталамо-палеокортикальных систем регуляции этого цикла.

Работа поддержана грантом 1ОБН-3 РАН.

ОРЕКСИН И ДОФАМИНЕРГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ МОЗГА 30 ДНЕВНЫХ КРЫС ПОСЛЕ ДЕПРИВАЦИИ СНА.

Аристакесян Е.А., Оганесян Г.А., Макина Д.М, Морина И.Ю.,

Храменкова А.Э., Кузик В.В.

Институт эволюционной физиологии и биохимии им.И.М.Сеченова РАН. Санкт-Петербург, Россия. Е-mail: aristak@hotbox.ru

THE BRAIN OREXIN AND DOPHAMINERGIC SYSTEMS IN 30th DAY OLD RATS AFTER SLEEP DEPRIVATION.

Aristakisyan E.A., Oganesyan G.A., Makina D.M., Morina I.Yu., Hramenkova A.E., Kouzik V.V.

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci. St-Petersburg, Russia.

На гистологических препаратах методом немеченных антител был проведен иммуногистохимический анализ состояния орексинергической (ОХ) системы мозга 30-дневных крыс, подвергнутых 6-ти часовой депривации сна (ДС). ДС осуществлялась методом мягкого тактильного подбуживания. У крыс контрольной группы в области обонятельного тракта и мозолистого тела было выявлено значительное количество ОХ-А иммунореактивных волокон. В преоптической области гипоталамуса (ПГО), области хвостатого ядра (ХЯ), перегородки, n.accumbense, диагональной связки Брока выраженность ОХ-А оказалась незначительной. Сразу после ДС количество иммунореактивного материала резко возрастало в мозолистом теле, области ХЯ, септума, n.accubense, диагональной связки Брока и умеренно возрастало в ПГО. В волокнах обонятельного тракта выраженность ОХ-А не изменялась. Полученные данные демонстрируют, что ОХ система головного мозга 30 дневных крыс активируется под влиянием ДС.

Известно, что орексин участвует в регуляции таких процессов как питание, цикл бодрствование-сон, гомеостаз, а также в обеспечении стрессорной реакции (De Lecea et al. Proc. Natl. Acad. Sci. USA, 1996). Свои влияния он осуществляет посредством множества восходящих модуляторных систем мозга, к числу которых можно отнести дорфаминергическую (ДА) (Yamanaka et al. J. Neurophysiol., 2006). В предыдущих исследованиях по содержанию тирозингидроксилазы (ТГ) в вышеперечисленных отделах ЦНС у крыс 30-дневного возраста было показано, что ДС вызывает уменьшение содержания ТГ - ключевого фермента синтеза ДА в ХЯ и небольшое увеличение его в паравентрикулярном и супраоптическом ядрах гипоталамуса (Оганесян и др., 2008). Сравнение иммуногистохимических реакций на ОХ-А и ТГ в ХЯ в ответ на ДС выявляет разнонаправленность реакции на ОХ и ДА в волокнах ХЯ и однонаправленность в гипоталамических отделах, что может указывать на то, что взаимодействие ОХ-А- и ДА-эргических систем в условиях сондепривационного стресса в месячном возрасте уже хорошо сбалансировано.

Работа поддержана грантом 1ОБ-03 РАН.

ОСОБЕННОСТИ СНОВИДЕНЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ У ДЕТЕЙ РАЗНОГО ВОЗРАСТА.

Байдаулетова А.И.

Медицинский центр СУНКАР. Алматы, Казахстан.

E-mail: baidaulet@mail.ru

PARTICULARITIS AN SLEEP DREAMS BESIDE CHILDREN OF DIFFERENT AGE.

Baidauletova A.I.

Medical Centre SUNKAR. Almaty, Kazakhstan.

Целью нашего исследования являлось изучение качественных особенностей сновидений у детей разного возраста.

Было обследовано 43 ребенка в возрасте от 3 до 16 лет. Для анализа сновидений использовался метод контент-анализа, методика экспертной оценки сновидений Вендровой М.И., в модификации Корабельниковой Е.А. (Вейн А.М., Корабельникова Е.А. Сновидения. М., 2003). Индивидуальные особенности личности ребенка определяли на основе теста «Рисунок человека», разработанного К. Маховером (Тейлор К. Психологические тесты для детей. М., 2005).

По методике экспертной оценки отчеты о сновидениях детей в возрасте 3-4 года относились к категории 1 и 2. Средний балл по тесту Маховера составил 8 баллов. Всё это является выражением эмоциональной незрелости. Сны детей 5-6 лет характеризовались расширением категорий. Отчеты относились к категориям 2 и 3. Средний балл по тесту Маховера составил 15 баллов. По методике экспертной оценки отчеты о сновидениях детей 6-7 лет относились к категориям 2 и 3 – «сновидения, осознанные в целом», и «осознанные целиком». Средний балл по тесту Маховера составил 25 баллов. В 8-9 лет сновидения характеризуются законченной сюжетной линией. Средний балл по тесту Маховера составил 30 баллов, что соответствует возрастной норме. Под все категории по Холлу попадают отчеты о сновидениях у детей 11-12 лет. По методике экспертной оценки отчеты о сновидениях относились к типам 2 и 3. Средний балл по тесту Маховера составил 35 баллов. У подростков 13-15 лет сновидения сложные по сюжету, эмоционально и аффективно насыщены, в них есть внутренние переживания. По методике экспертной оценки отчеты о сновидениях относились к типам 2 и 3. Рисунки отличаются реалистичностью. Средний балл по тесту Маховера составил 45 баллов, что соответствует возрастной норме.

Таким образом, клинико-динамический анализ сновидений у детей показал их четкие отличия в зависимости от возраста. По мере взросления, происходит качественное усложнение сновидений, как одного из механизмов психологической защиты.

ПОТЕНЦИРОВАНИЕ РЕАКЦИИ СЕРОТОНИНЕРГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ НА ПЕРИОДИЧЕСКУЮ АСФИКСИЮ ВО ВРЕМЯ СНА И УДЛИНЕНИЕ ЛАТЕНТНОГО ПЕРИОДА ПРОБУЖДЕНИЯ ПУТЕМ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ К ГИПОКСИИ.

Бачу А.Я.

Приднестровский госуниверситет им. Т.Г. Шевченко.

Тирасполь, Молдавия.

E-mail: anatolebaciu@yahoo.com

THE POTENTIATION OF SEROTONINERGIC SYSTEM REACTION ON INTERMITTENT ASPHYXIA DURING SLEEP AND AROUSAL LATENCY ELONGATION BY PRIOR ADAPTATION TO HYPOXIA.

Baciu A. J.

T.G. Shevchencko Transdniesterian State University. Tiraspol. Moldova.

Цель состоит в определении сдвигов уровня активности норадрен- и серотонинергической нейротрансмиттерных систем при периодической асфиксии во время сна, а также в состоянии сна на фоне предварительной адаптации к гипоксии. Крысам-самцам массой 180-220г. имплантировали электроды корковые, электроокуло- и электромиографические. Во время REM-сна производили асфиксию (затягиванием на шее манжетки) до пробуждения; многократно, ежедневно в течение 15 суток. Адаптацию к гипоксии выполняли в барокамере (ежедневно в течение 40 суток, на «высоте 5000 м» с экспозицией 5 часов начиная с 15-х суток). В ткани околоводопроводной области среднего мозга и дорсальной части продолговатого мозга декапитированных животных определяли содержание норэпинефрина (НЭ), 5-гидрокситриптамина (5-ГТ) и 5 гидроксииндол-3-уксусной кислоты (5-ГИУК) с помощью ВЭЖХ с электрохимической детекцией. Статистический анализ выполняли применением метода-ANOVA. После первого дня сна, прерываемого эпизодами асфиксии в продолговатом мозге обнаруживается достоверное повышение концентрации 5-ГТ по сравнению с контролем (534±27,2 против 439±23,4 пг/мг сырой ткани, P<0,05). Спустя 15 суток асфиксии выявлено повышение концентрации 5-ГИУК в среднем мозге и НЭ – в продолговатом (494±19,1 против 407±17,6; 573±23,5 против 463±21,4 пг/мг, соответственно). У адаптированных животных после 15 суток асфиксии повышается концентрация 5-ГТ и снижается 5-ГИУК в продолговатом мозге по сравнению с группой неадаптированных. Достоверно удлиняется латентный период пробуждения. Можно предположить, что адаптация к гипоксии способствует поддержанию достаточного уровня серотонина в респираторном моторном центре путем уменьшения его деградации, а также повышению толерантности к гипоксии и/или гиперкапнии.

ИЗМЕНЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО РИТМА СНА ПРИ ПЕРЕХОДЕ НА ЛЕТНЕЕ И ЗИМНЕЕ ВРЕМЯ.

Белич А.И.1, Константинова Н.Н.2

Институт эволюционной физиологии и биохимии им.И.М.Сеченова РАН1, Научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии им.Д.О.Отта РАМН2. Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: ngp05@yandex.ru

INFLUENCE OF THE SUMMER AND AUTUNM TIME SHIET ON BIOLOGICAL SLEEP RHYTHM.

Belich A.I.1, Konstantinova N.N.2

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci.1, Ott Institute of Obstetrics and Gynecology of the Russian Med. Acad. Sci.2 St-Petersburg, Russia.

Показано, что в филогенезе на уровне рыб и амфибий организация выделенных в естественной суточной периодике поведения циклов активность-покой (ЦАП) носит полифазный характер: продолжительность цикла у рыб достигает 50-60 мин, у амфибий – 70-90 мин. У плодов кролика к концу внутриматочного развития организация внутрисуточных ЦАП также полифазна: продолжительность его достигает 20-30 мин; у плода человека – 70-90 мин. В дальнейшем как в фило-, так и в онтогенетическом развитии полифазный характер временнόй организации ЦАП трансформируется в монофазный цикл бодрствование-сон (ЦБС). Такая трансформация реализуется на основе единой генетической программы его развёртывания в фило- и онтогенезе позвоночных постепенно. Установлено, что основной ЦБС синхронизирован с геофизическим циклом (Земля-Луна-Солнце) [Lavie F., “Biological Rhythms”, 1982]. Исследование сердечного ритма и двигательной активности у плодов в течение бодрствования и ночного сна женщин в конце беременности выявило зависимость функционального состояния ЦНС плода от суточной периодики состояния матери. Этот ритм изменения состояния плода сохраняется в первый день после рождения ребенка и постепенно меняется в течение нескольких дней его жизни. Нарушение суточной периодики состояния матери может изменить адаптивные реакции плода и новорожденного при различных внешних воздействиях.

Искусственное резкое смещение циркадной периодики у человека на 60 мин «расшатывает» длительную адаптацию организма (особенно у взрослого) к геофизическому циклу, так как на рассвете сдвиг цикла часто приходится на парадоксальную фазу сна, которая, как известно, обеспечивает репаративные процессы.

ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ЦИКЛА БОДРСТВОВАНИЕ-СОН (ЦБС).

Белич А.И.1, Константинова Н.Н.2, Павлова Н.Г.2

Институт эволюционной физиологии и биохимии им.И.М.Сеченова РАН1,

Научно-исследовательский институт акушерства и гинекологии им.Д.О.Отта РАМН2. Санкт-Петербург, Россия.

E-mail: ngp05@yandex.ru

EVOLUTIONARY PRECURSORS OF WAKE-SLEEP CYCLE.

Belich A.I.1, Konstantinova N.N.2, Pavlova N.G.2

Sechenov Institute of Evolutionary Physiology and Biochemistry of the Russian Acad. Sci.1, Ott Institute of Obstetrics and Gynecology of the Russian Med. Acad. Sci.2. St-Petersburg, Russia.

Эволюционный метод позволяет изучать развитие ЦБС при подключении систем мозга в процессе фило- и онтогенеза. Такой подход требует адекватную методологию исследования. Ведущей физиологической структурой целостного организма для этого анализа избран орган, формирующийся первым в процессе закладки организма, – сердце. На основании анализа сердечного ритма (СР) и двигательной активности (ДА) при непрерывной поинтервальной их регистрации и компьютерной обработке выявлены в суточной динамике паттерны функциональных состояний. У рыб, амфибий, рептилий при свободном поведении в аквариуме при суточной непрерывной бесконтактной синхронной регистрации СР и ДА (Белич А.И., Физиол.ж.СССР, 1979) выявлены бодрствование, дневной, ночной и сумеречный покой, которые были рассмотрены как начальный этап эволюции сна и объединены И.Г.Кармановой в понятие «первичный сон» позвоночных. Однотипным подходом проводили изучение механизмов сна в эмбриогенезе человека с 20-й недели беременности. В 20 недель у плодов обнаружили только недифференцированное состояние (НС). В 21-24 недели на фоне НС проявляются кратковременные эпизоды активного (АкС) и спокойного (СпС) состояний, которые постепенно пролонгируются при укорочении НС. К 34-й неделе формируется цикл «активность-покой» (ЦАП). Сравнительное морфофунциональное изучение формирования ЦАП у 54 плодов при разной степени анэнцефалии не обнаружило формирование ЦАП вплоть до 42-й недели. У всех плодов анэнцефалов отсутствовала кора головного мозга, которая ответственна за формирование ЦАП.

Таким образом, в процессе фило- и онтогенеза в физиологических условиях формируется ЦАП, эволюционирующий по мере дальнейшего созревания ЦНС в истинный ЦБС. Полученные данные могут способствовать определению топики повреждений ЦНС у человека.

КАЧЕСТВО СНА НАСЕЛЕНИЯ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В РЕГИОНЕ.

Борисова С.Н.

Пермский госуниверситет. Пермь, Россия.

E-mail: svetlanica@list.ru

THE QUALITY OF DREAMS OF THE POPULATION AND ECOLOGYCAL SITUATION IN THE REGION.

Borisova S.N.

Perm State University. Perm, Russia.

Актуальность заявленной проблемы возникает в связи с продолжающимися изменениями в состоянии экологии в России, и, в частности, в Пермском крае. Научно подтверждено негативное влияние экологических условий на здоровье. Сон и его качество, рассматриваемые как психологические феномены, могут стать индикаторами такого влияния на психику человека. Сон и бодрствование изучались как психофизиологические феномены (И.П.Павлов, А.М.Вейн, Б.Беккер, П.П.Соколов и др.). Данные зарубежных исследований свидетельствуют о связи сна с различными психическими феноменами (Salkovskis, 1989; Wegner, 1989; Espie, 1991; Watts, Coyle, & East, 1994; A.G.Harvey, 2003 и др.). Указывая на ограниченность социобиологического подхода к витальным функциям человека - сну, сексуальности и др., российские исследователи ставят задачу выяснения психологических механизмов регуляции (Зинченко Ю.П., 1996, 2006; Тхостов А.Ш., 2002).

На основании официального бюллетеня Управления по охране окружающей среды и Министерства градостроительства и развития инфраструктуры Пермского края нами по критерию антропогенной нагрузки были выделены по 2 экологически благополучных и неблагополучных территории, где обследовано по 100 человек с помощью Оксфордского опросника качества сна и методики «Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика в адаптации Клубовой Е.Б. (1989). Опросник качества сна был предоставлен нам A.G.Harvey в рамках программы сотрудничества университетов Перми и Оксфорда и прошел проверку на объективность, надежность и валидность. (Броисова С.Н., Ганиева М.И., 2007). Установлены различия отдельных параметров сна (чувство высыпания, чуткость, дискомфорт и др.) у респондентов, проживающих на экологически благополучных и неблагополучных территориях, а также их связи с отдельными защитными механизмами личности.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках исследовательского проекта № 08-06-82633 а/у.

SLEEP ATTITUDE AND SLEEP DISORDERS OF VLAX ROMANI IN WESTERN HUNGARY.

Буда Б.Л.1, Тот Г.А.2, Форгач М.3

E-mail: drbuda@t-online.hu

Buda B. L.1, Tóth G. A.2, Forgács M.3

Private Practice for Neurosomnology1,

University of West Hungary.2 Szombathely, Hungary.

Copreus Limited Partnership for Organizing Subsidies3. Budapest, Hungary.

The number of Romani people in Hungary is disputed. In the 2001 census only 190,000 people called themselves Romani, but sociological estimates give much higher numbers, about 5-10 per cent of the population. Since World War II, the number of Romani has increased rapidly, multiplying sevenfold in the last century. Today every fifth or sixth newborn in Hungary is Roma. Estimates made by the Central Statistical Institute of Hungary, based on current demographic trends project that in 2050, 1.2 million Romani will be living in Hungary. That means provided the shrinking of the total population continues, the share of the gypsy population will likely have reached 15-20 per cent of the total population by 2050.

The prevalence of several diseases is markedly different among Hungary’s gypsy inhabitants as compared to the Caucasian majority of the population. Besides the ethnic and genetic differences, the lifestyle of the Central European Romani people is, despite the ongoing cultural assimilation process, partially still different, just like their sleep hygiene and attitude to wakefulness, sleep and dreaming.

However, the prevalence and characteristics of sleep disorders among the subgroup of the major Hungarian Romani subpopulations (Vlax, Bayash and Carpathian, respectively) has not been studied yet.

For the prevalence of insomnia, excessive daytime sleepiness, morningness-eveningness, restless legs syndrome and some parasomnias, the authors screened a sample of 36 people (male 11, female 25, age range 21–62) living in the area of Northwest Hungary, voluntarily defining themselves as Romani. Insomnia percentage was found to be equal to the previously published data for the Hungarian population. The distribution pattern of morningness-eveningness, however, tended rather towards morningness. The prevalence of Restless Legs Syndrome is known to be relatively high in the Caucasian population, and significantly lower for example in Afro-American, Chinese or Japanese samples. As regard to the Romani sample screened by the authors, surprisingly, the prevalence of Restless Legs Syndrome was found to be 16% in female and 9% in male probands – somewhat higher than in the Caucasian population of Hungary.

САМООЦЕНКА СНА У ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ХИМИЧЕСКИ ЗАГРЯЗНЕННЫХ РАЙОНАХ.

Будкевич Е.В.

Ставропольская государственная медицинская академия.

Ставрополь, Россия.

E-mail: helen_bu@bk.ru

SLEEP SELF-APPRAISAL OF PERSONS, LIVING IN CHEMICAL POLLUTED REGION.

Budkevich E.V.

Stavropol State Medical Academy. Stavropol, Russia.

Данное исследование посвящено самооценке сна у взрослых мужчин, проживающих в экологически неблагоприятных условиях, поскольку факторы среды изменяют адаптивные возможности организма (Экологическая эпидемиология. Под ред. Ревич Б.А., 2004).

Обследовано 114 жителей экологически относительно благоприятных районов (контроль) и 57 лиц проживающих в химически загрязненных районах с использованием анкет: «Качество сна», «Качество гигиены сна» и «Сонливость» (Epworth). Нами предложен единый индекс самооценки сна (СС): СС = качество сна – качество гигиены сна – сонливость. Обработка данных проведена с использованием программы «Statistica 6.0» (Statsoft).

Было показано, что в контрольной группе участвующих в анкетировании качество сна в среднем составляет 16,0 баллов (от 14,0 баллов до 18,0 баллов). Гигиена сна соблюдается многими обследуемыми и в среднем по данным анкетирования составляет 1,0 балл (от 1,0 баллов до 2,0 баллов). Показатели дневной сонливости оценивались в 5 баллов (от 2,0 баллов до 8,0 баллов). При расчете индекса СС полученные результаты находились в пределах 9,0 баллов (от 5,0 баллов до 13,0 баллов). Следовательно, в данной группе при самооценке выявлялись относительно благоприятные параметры ночного сна.

В группе лиц мужского пола, проживающих на территории химически загрязненного района, тестирование показало некоторое снижение самооценки качества сна, что сопровождалось статистически значимым повышением сонливости днем и снижением соблюдения основных правил сна, проявляющемся в росте баллов и интерквартильного интервала (25 – 75 процентили). По данным комплексной оценки сна с помощью индекса «самооценки сна» наблюдается снижение его по сравнению с контрольной группой (р0,001).

Таким образом, проживание в экологически неблагоприятных условиях, согласно опросу респондентов, увеличивает склонность к сонливости днем, что может быть признаком формирования десинхроноза.

ОСОБЕННОСТИ ЦИКЛА СОН-БОДРСТВОВАНИЕ И УРОВЕНЬ КОРТИЗОЛА В СЛЮНЕ В ВЕЧЕРНЕЕ ВРЕМЯ.

Будкевич Р.О.

Северо-Кавказский государственный технический университет.

Ставрополь, Россия.

E-mail: budkev@mail.ru

PARTICULARITIES OF THE SLEEP–WAKE CYCLE FROM SALIVA LEVEL OF CORTISOL IN THE EVENING.

Budkevich R.O.

North Caucasus State Technical University.

Stavropol, Russia.

Одним из гормонов, регулирующих адаптивные свойства, является кортизол. Известна суточная периодичность в секреции данного гормона и его роль в поддержании психических состояний. Организация цикла сон бодрствование тесно связано с психическими процессами и состоянием ритмической организации функций организма, что позволяет предположить, что вечерний уровень кортизола связан с особенностями цикла сон-бодрствование.

Выделено 2 группы мужчин с низким (I) - 6,6±0,5 нмоль/л и высоким (II) - 13,2±0,9 нмоль/л уровнем кортизола в слюне в вечернее время (17-18 часов). Цикл «сон–бодрствование» оценивали по опроснику SWPAQ (Putilov A.A., Biol. Rhythm Res., 2007). Полученные данные обработаны с использованием пакета «Statistica 6.0» (Statsoft). По результатам факторного анализа в обеих группах выявлено два фактора. В первый вошли качества, определяющие «бодрствование»: способность бодрствовать в вечерние и ночные часы (E), способность бодрствовать днем в условиях способствующих засыпанию (V) и способность бодрствовать в любое время дня и ночи (W). Второй фактор - «сна» включал: способность бодрствовать в утренние часы (M), способность засыпать в любое время дня и ночи (F), способность спать в ночное время (S). В I группе повышено качество S, но выражена тенденция к снижению E. В группе II рост уровня кортизола коррелирует с ростом E. Отмечается повышение качеств V и W, но некоторая тенденция к снижению М.

Таким образом, определение вечернего уровня кортизола в слюне является показателем особенностей организации цикла сон-бодрствование и позволяет определить смещение данного цикла в сторону «сна» при пониженном, и в сторону «бодрствования» при повышенном уровне кортизола. Уровень вечернего кортизола может являться показателем нестабильности ночного сна.

Работа выполнена при поддержке РГНФ (грант 08-06-18001е).


следующая страница >>