bigpo.ru
добавить свой файл
1
Недзелюк Татьяна Геннадьевна 
КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ 
ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СРЕДЕ ЭТНИЧЕСКИХ НЕМЦЕВ СИБИРИ) 
Статья посвящена анализу различий в способах ведения хозяйства среди представителей одной национальности, 
но  разных  вероисповеданий.  Сравнению  были  подвергнуты:  характер  наделения  землей  и  тип  расселения, 
обстоятельства  начала  хозяйственной  деятельности  и  система  ведения  хозяйства.  Сделан  вывод  о  месте 
конфессионального фактора в формировании экономического поведения. 
Адрес статьи: www.gramota.net/materials/3/2011/8-4/38.html 
 
Источник 
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и 
искусствоведение. Вопросы теории и практики 
Тамбов: Грамота, 2011. № 8 (14): в 4-х ч. Ч. VI. C. 145-148. ISSN 1997-292X. 
Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html 
Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2011/8-4/ 
 
© Издательство "Грамота" 
Информацию о том, как опубликовать статью в журнале, можно получить на Интернет сайте издательства: www.gramota.net 
Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: voprosy_hist@gramota.net 

ISSN 1997-292X 
№ 8 (14) 2011, часть 4 
145 
Список литературы 
 
1.  Алексеев С. В. Славянская Европа V–VI вв. М.: Вече, 2008. 448 с. 
2.  Ашихмин В. Н. Введение в математическое моделирование: учебное пособие. СПб.: Изд-во СЗТУ, 2005. 288 с. 
3.  Дилигенский Г. Г. Конец истории или смена цивилизаций? // Вопросы философии. 1991. № 3. С. 29–42. 
4.  История  России:  с  древнейших  времен  до  конца XVII века / А.  П.Новосельцев,  А.  Н.  Сахаров,  В.  И.  Буганов, 
В. Д. Назаров / отв. ред. А.Н.Сахаров, А. П. Новосельцев. М.: АСТ-ЛТД, 1998. 576 с. 
5.  Коротаев А. В. Социальная эволюция: факторы, закономерности, тенденции. М.: Восточная литература, 2003. 290 с. 
6.  Коротаев  А.  В.,  Малков  А.  С.,  Халтурина  Д.  А.  Законы  истории.  Математическое  моделирование  исторических 
макропроцессов. Демография, экономика, войны / отв. ред. Н. Н. Крадин. М.: КомКнига, 2005. 344 с. 
7.  Кубланов М. С. Математическое моделирование: методология и методы разработки математических моделей меха-
нических систем и процессов. М.: МГТУ ГА, 2004. 108 с. 
8.  Нидерле Л. Славянские древности. М.: Изд-во иностранной литературы, 1956. 453 с. 
9.  Сахаров А. Н. Россия: Народ. Правители. Цивилизация. М.: ИРИ РАН, 2004. 956 с. 
10. Седов В. В. Восточные славяне в VI–XIII вв. М.: Наука, 1982. 327 с. 
11. Седов В. В. Происхождение и ранняя история славян. М.: Наука, 1979. 157 с. 
12. Семенов Ю. И. Философия истории: общая теория, основные проблемы, идеи и концепции от древности до наших 
дней. М.: Современные тетради, 2003. 776 с. 
13. Третьяков П. Н. По следам древних славянских племен. Л.: Наука, 1982. 144 с. 
14. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М.: Госполитиздат, 1948. 224 с. 
 
STATEHOOD ORIGIN PROCESS REGULARITY AMONG THE SLAVIC PEOPLES OF CENTRAL EUROPE 
 
Irina Ivanovna Myachikova, Ph. D. in Philology 
Department of General History 
Peoples’ Friendship University of Russia 
Myachikova@tut.by, irinamyachikova@mail.ru 
 
The author considers the methodological identification criteria of the driving forces, factors, sources and conditions of early 
statehood formation process among the Slavic peoples of the Central Europe, shows that the driving force behind this process is 
connected with the Slavs consolidation aimed to stand against non-Slavic peoples invasion, researches the specific features 
of key factors and conditions influence on statehood early forms origin among the Slavs and substantiates the universal character 
of the analyzed methodological criteria. 
 
Key words and phrases: early statehood; Slavic peoples; early Middle Ages; Central Europe; driving forces. 
_______________________________________________________________________________________________________ 
 
 
УДК 947(571) 
 
Статья посвящена анализу различий в способах ведения хозяйства среди представителей одной националь-
ности, но разных вероисповеданий. Сравнению были подвергнуты: характер наделения землей и тип рассе-
ления,  обстоятельства  начала  хозяйственной  деятельности  и  система  ведения  хозяйства.  Сделан  вывод 
о месте конфессионального фактора в формировании экономического поведения. 
 
Ключевые слова и фразы: методы хозяйствования; конфессиональный фактор; этнический состав; экономи-
ческое поведение. 
 
Татьяна Геннадьевна Недзелюк
, к.и.н., доцент 
Кафедра теории и истории государства и права 
Сибирская академия государственной службы 
kaf-tigpravo@sapa.nsk.su 

 
 
КОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОВ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ  
©
(ПО МАТЕРИАЛАМ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СРЕДЕ ЭТНИЧЕСКИХ НЕМЦЕВ СИБИРИ)  
 
Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 11-11-54002а/Т. 
 
Первое десятилетие XXI века было ознаменовано обращением представителей разных наук (как эконо-
мистов, так и политологов, и историков) к практическим проблемам освоения Сибири. Тема не нова: отече-
ственная историография вот уже более ста лет осмысливает этот достаточно неоднозначный процесс. Тра-
диционно научным сообществом принимались во внимание принципы и методы, продиктованные централь-
ной государственной властью. Однако не меньшего внимания заслуживает изучение «практики на местах», 
тех условий, проблем и способов их регулирования, которые складывались в процессе заселения сибирских 
территорий представителями разных народностей, а значит, и представителями разных конфессий. 
Религиозные воззрения оказывают серьезное влияние на все стороны жизни общества, в том числе и на 
экономику [13]. Обосновывая  оправданность  такой  постановки  вопроса,  исследователь  сибирского  пред-
принимательства А. В. Старцев в своей работе делает отсылку к С. Н. Булгакову: «Если личность, играющая 
                                                           
© Недзелюк Т. Г., 2011 

146 
Издательство «Грамота» www.gramota.net 
роль фактора экономического развития, развивается под влиянием своих этических и религиозных убежде-
ний,  то,  стало  быть,  и  то  или  иное  религиозное  самоопределение  личности  и  вообще  религия,  как  оказы-
вающая влияние на все области жизни, также относится к числу важных факторов развития народного хо-
зяйства» [3, с. 125]. Отмечая, что «…конфессиональный фактор, бесспорно, оказывал существенное влияние 
на  предпринимательство»,  А.  В.  Старцев  замечает,  что  категоричность  в  суждениях  и  выводах  в  данном 
случае неуместна [12, с. 5]; говорить о зависимости между деловым успехом и конфессиональной принад-
лежностью нужно с известной долей осторожности. 
Предметом  исследования  данной  статьи  являются  особенности  методов  хозяйствования,  проявившиеся  у 
представителей ряда неправославных христианских конфессий, в основном немецкой национальности. На сего-
дняшний  день  экономическая  история  немцев  в  Сибири  изучена  достаточно  хорошо.  Лютеранам,  католикам, 
меннонитам (хотя их и не принято в последние годы причислять к немцам) посвящены исследовательские статьи 
и монографии [4; 5; 7; 9]. Однако каждый из исследователей описывает «свою конфессию»; наша же цель – рас-
смотреть общие и различные элементы в образе жизни, картине мира приверженцев разных деноминаций. 
Характер  исследовательской  базы  обусловлен  качественной  выборкой  материалов  полевых  исследова-
ний,  осуществленных  научно-исследовательской  лабораторией  этнографии  и  истории  немцев  Сибири  при 
Омском государственном университете. Вышеуказанная лаборатория была создана в 1996 г. в рамках широ-
кого научного направления по изучению этнических процессов у народов Западной Сибири, возглавляемого 
с 1975 г. проф., д.и.н. Н. А. Томиловым. Собранные в ходе экспедиций материалы, как материального, так и 
нарративного характера, переданы на хранение в Музей археологии и этнографии Омского государственно-
го  университета  (МАЭ  ОмГУ).  Материалы  полевых  исследований  стали  доступны  широкой  читательской 
аудитории благодаря публикациям МАЭ ОмГУ, в данном конкретном случае нами были использованы ре-
зультаты  полевых  исследований,  опубликованные  Т.  Б.  Смирновой [11]. В  наши  задачи  не  входил  анализ 
теологических аспектов перечисленных вероучений; нас интересовала рефлексия последователями указан-
ных  конфессий  относительно  мероприятий  экономического  характера.  Наблюдение  такого  рода  тем  более 
интересно,  поскольку  «немцы  в  России…  никогда  не  представляли  собой  единого  народа.  Формирование 
различных групп немецкого населения происходило в течение нескольких столетий в разных частях обшир-
ной  Российской  империи.  Контакты  и  взаимовлияние  были  ограничены,  а  в  большинстве  случаев  вообще 
отсутствовали. Причиной тому были социальные, конфессиональные и территориальные различия» [6, с. 7]. 
Обстоятельства переселения в Сибирь, наделение землей. Исторически сложились два варианта наделения 
переселенцев землей: посемейный (по 60 либо 80 десятин на семью) и подушевой (от одной до 15 десятин на 
каждого мужчину в семье). Так, меннонитское село Протасово было образовано переселенцами в 1907 г. По-
томки переселенцев сообщили следующее: «Сначала колонисты отправили ходока – Исаака Фризена, который 
осмотрел земли, а потом уже поехали все остальные 125 семей. Имущество везли с собой. Государство обеспе-
чивало бесплатный проезд с имуществом, скотом и инвентарем. Переселенцы получали ссуду 60 рублей на ка-
ждую семью. До Омска переселенцы ехали по железной дороге, а оттуда через Ильинку и Орлово на подводах в 
Протасово… Каждой семье при переселении давался надел 60 десятин, дробить который запрещалось. Его на-
следовал младший сын, а старшие были вынуждены наниматься в работники» [11, с. 10-11]. 
Село Цветнополье в Чистоозерном районе Новосибирской области было основано в 1906 г. лютеранами 
из Поволжья, затем приехали баптисты из Одессы. «На каждую усадьбу давали 80 соток земли (здесь рес-
пондент использует терминологию современного метрологического исчисления, введенного в 1918 г. “Деся-
тина равнялась 2400 квадратным саженям или 1,092 га. Одним словом, десятина почти то же самое, что гек-
тар” [10]. «Сотка» - неофициальный термин, одна сотая часть гектара – Т. Н.). Под пашню выделяли в 
среднем по 7 га земли» [11, с. 16]. 
Жители  католической  деревни  Чучкино  в  Омской  области  вспоминают  следующее: «В  Сибири  землю 
получали наделами, на одну семью, по одному гектару на каждого мужчину. Первоначально жили все вме-
сте, большими семьями, а потом, встав на ноги, молодые семьи отделялись, причем младший сын оставался 
с  родителями  и  ухаживал  за  ними  в  старости.  В  деревне  царили  взаимопомощь,  порядок  и  очень  строгая 
дисциплина» [Там же, с. 20]. Как видим, правило наследования родительского земельного надела было при-
менимо ко всем конфессиональным группам немецкого населения и не зависело от вероисповедания. 
Величина земельного надела определялась количеством имевшихся в регионе незанятых земель. Там, где 
природные и климатические условия были более благоприятными, неосвоенных земель практически не ос-
тавалось (юг Омской и Томской областей, Алтайского края). Северные таежные районы (Тарские урманы) 
либо засушливые солончаковые (Кулундинская степь) оставались малозаселенными, что и определяло в ко-
нечном счете размер земельного надела переселенцев. Характер же поселения во многом определялся кон-
фессиональными стереотипами. 
Помня о том, что «основная идея протестантизма – принцип экономической рационализации», представ-
ление об «общине равных» – центральное парадигмальное понятие религиозной доктрины меннонитов, об-
щинная психология – характеристика образа жизни католиков [4, с. 8], мы подвергнем сравнению тип рассе-
ления  и  способы  ведения  хозяйства  представителями  указанных  конфессиональных  групп.  Как  отмечают 
информаторы, «для  первых  немецких  поселений  была  характерна  конфессиональная  замкнутость.  Так,  в 
Ольгино,  Отрадном,  Барском  проживали  католики,  в  Новеньком,  Кругленьком,  Подсосново  и  Пришибе – 
лютеране. Преобладали среди переселенцев на Алтай меннониты, которые являлись в основном выходцами 
из  ранее  основанных  дочерних  колоний – Орлово-Заградовской,  Уфимской,  Самарской,  Оренбургской, 
Крымской» [11, с. 14]. Поселения комплексного типа имели место, но не как общее правило, а в качестве 
исключений. «Село Удельное образовано в 1908 г. Здесь поселились немцы с Украины и Поволжья... Сре-
ди немцев были и меннониты, и баптисты, и лютеране, и католики» [Там же, с. 13-14]. Еще один пример 

ISSN 1997-292X 
№ 8 (14) 2011, часть 4 
147 
смешанного конфессионального поселения – село Редкая Дубрава: «в селе, основанном меннонитами, пере-
селившимися с Украины, жили и католики, но на отдельной улице» [Там же, с. 11]. Типичной была ситуация, 
описанная жителями Алтайской деревни: «Шумановка была основана в 1911 г. украинскими меннонитами. 
По соседству находилось немецкое село Константиновка (немецкое название – Циммерталь, по фамилии ее 
основателя – Т. Н.). Несмотря на близкое соседство, шумановцы и циммертальцы практически не общались, 
а больше общались со своими единоверцами, даже из очень отдаленных деревень» [Там же, с. 11-12]. 
Католики и лютеране, в отличие от меннонитов, были более близки в обычаях повседневной жизни, име-
лись примеры их совместных поселений. На западе Алтайского края, в Кулундинской степи, в 1907 г. нем-
цами, католиками и лютеранами, выходцами с Украины, было образовано село Елизаветград. «До револю-
ции в селе существовала своя национальная школа. Сюда приезжал пастор из Славгорода, литовец по на-
циональности, вел службу на литературном немецком языке» [Там же, с. 13]. В ситуации дефицита священ-
нослужителей  католики  и  лютеране  нередко  вели  совместную  литургическую  практику,  главным  объеди-
няющим их элементом была служба на национальном языке. 
Система  ведения  хозяйства.  Жители  католической  деревни  Чучкино  Омской  области  вспоминают: 
«До коллективизации  каждая  семья  имела  свою  пашню  и  сенокос.  Скот  пас  на  общем  пастбище  нанятый 
общиной пастух. Применялась 4-польная система севооборота, часть земли обязательно оставляли под па-
ром. Кроме пшеницы, ячменя и овса сажали рыжик и подсолнечник на масло, кукурузу и горох для скота. 
Выращивали лен, который обрабатывали и шили из него одежду, но этот промысел существовал недолго. 
Кроме крупного рогатого скота и свиней держали грубошерстных и тонкорунных овец, кроликов, в качестве 
тяглового  скота – лошадей  и  ослов» [Там  же,  с. 20]. Сообщения  информантов  подтверждают  тезис 
А. Р. Бетхера о том, что «в поволжско-немецких селениях Сибири, где господствовало общинное землеполь-
зование, распределение практически всех видов сельскохозяйственных угодий решалось приговорами сель-
ских сходов… в безусловном пользовании оставался практически только один усадебный участок» [2, с. 276]. 
Противоположную ситуацию наблюдаем у меннонитов – приверженцев подворной системы землепользова-
ния. «Свои участки они разбивали на равные части по числу дворов независимо от количества душ. Для уравни-
вания качества земли пахотные угодья у отдельного хозяина могли находиться в 2-3 кусках» [Там же]. 
Хорошее санитарное состояние, стремление к благоустройству немецких переселенцев было отмечено в 
1913 г. В. Я. Нагнибедой при составлении аналитического обзора переселенческих хозяйств Томской губер-
нии: «…у немцев есть свои инструктора полеводства, огородничества и скотоводства. Это их грамотность, 
культурность, возможность осмысленно ориентироваться в новых условиях жизни, прочитать книжку, сель-
скохозяйственную газету…» [8, с. 176]. Для нас представляет интерес различие в самовосприятии хозяйст-
венных  традиций  представителями  разных  вероисповедных  групп.  Так,  меннониты  связывали  демонстра-
тивную аккуратность с конфессиональной корпоративной культурой, а лютеране и католики акцентировали 
внимание на национальном характере, принадлежности к немецкому этносу. 
Было бы ошибочным с  нашей  стороны  детерминировать  особенности  методов хозяйствования  только  кон-
фессиональным фактором. Однако мы  не  имеем  права его  игнорировать,  поскольку  характер, методы ведения 
хозяйства формируются под воздействием целого комплекса системообразующих элементов, в числе которых: 
национальный характер, тип ментальности, субъективные представления о системе ценностей, сложившиеся на 
данной конкретной территории [1], знакомство с экономическими теориями (новейшими или традиционными), в 
ряду которых религиозный фактор занимает не первоочередное место, а выступает в качестве форманты модели. 
 
Список литературы 
 
1.  Безносова  О.  В.  Колонисты-немцы  и  их  соседи:  характер  и  результаты  религиозных  контактов:  конец XVIII в. – 
1917 г. // Ключевые проблемы истории российских немцев. М., 2004. С. 201-211. 
2.  Бетхер А. Р. Особенности развития хозяйства у различных локальных групп немецкого населения Западной Сибири 
в конце XIX – начале ХХ в. // Ключевые проблемы истории российских немцев. М., 2004. С. 274-290. 
3.  Булгаков С. Н. Два града: исследования о природе общественных идеалов. СПб., 1997. 307 с. 
4.  Венгер Н. В. Предпринимательский этос и менонитская община в условиях российской модернизации второй полови-
ны XIX века: на примере южнороссийского региона // Немцы Сибири: история и культура. Омск: Наука, 2010. С. 8-16. 
5.  Вибе П. П. Немецкие колонии в Сибири: социально-экономический аспект: монография. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2007. 368 с. 
6.  Герман  А.  А.  Исторические  предпосылки  современного  положения  российских  немцев // Положение  российских 
немцев в России и в Германии на рубеже ХХ–ХХI веков. Саратов: Научная книга, 2004. С. 7-20. 
7.  Кротт  И.  И.  Немецкие  предприниматели  братья  Я.  И.  и  Г. И.  Шварц:  к  характеристике  стратегий  поведения  сель-
скохозяйственного предпринимательства в условиях трансформации сибирского общества 1890-1920 годов // Немцы 
Сибири: история и культура. Омск: Наука, 2010. С. 14-22. 
8.  Кулундинская  степь  //  Сборник  статистических  сведений  об  экономическом  положении  переселенцев  в  Томской 
губернии:  уезды  Барнаульский,  Каинский,  Томский  и  Мариинский:  материалы  по  исследованию  переселенческих 
хозяйств / под ред. В. Я. Нагнибеды. Томск, 1913. Вып. 1-2. 
9.  Материалы  по  истории  немецких  и  менонитских  колоний  в  Омском  Прииртышье: 1895-1930 гг. / сост. 
П. П. Вибе. Омск: ОГИК музей, 2002. 447 с. 
10. Меры площади [Электронный ресурс]: энциклопедия русского быта XIX века // Словари и энциклопедии на Акаде-
мике. URL: http://dic.academic.ru/ (дата обращения: 20.10.2011). 
11. Смирнова Т. Б. Немцы Сибири: этнические процессы и этнокультурное взаимодействие. Новосибирск: Изд-во Ин-
ститута археологии и этнографии СО РАН, 2003. 88 с. 
12. Старцев А. В. История российского предпринимательства: проблемы теории и методологии // Предпринимательст-
во и предприниматели в Сибири: сб. научных статей. Барнаул, 2001. Вып. 3. С. 5-21. 
13. Элбакян Е. С. Христианская трудовая этика: сравнительный анализ конфессиональных особенностей // Религиове-
дение. 2003. № 2. С. 61-69. 

148 
Издательство «Грамота» www.gramota.net 
CONFESSIONAL FEATURES OF HOUSEHOLD MANAGEMENT METHODS (BY THE MATERIALS  
OF FIELD RESEARCHES AMONG SIBERIAN ETHNIC GERMANS) 
 
Tat'yana Gennad'evna Nedzelyuk, Ph. D. in History, Associate Professor 
Department of State and Law Theory and History 
Siberian Academy of Public Service 
kaf-tigpravo@sapa.nsk.su 
 
The author analyzes the differences of household management methods among the representatives of one nationality but various 
confessions, compares the nature of land assignment and settlement types, the circumstances of household activity beginning and 
household management system and makes the conclusion about the place of confessional factor in economic behaviour formation. 
 
Key words and phrases: 
household management methods; confessional factor; ethnic composition; economic behaviour. 
_______________________________________________________________________________________________________ 
 
 
УДК 323.381 
 
В  настоящей  статье,  отвечая  на  критику,  автор  доказывает  научную  состоятельность  марксисткой 
теории, её способность адекватно интерпретировать современную социальную реальность. Опираясь на 
диалектическую методологию, строго оперируя социальными фактами, автор приходит к выводу о значи-
тельном потенциале марксизма как инструмента познания современного социума. 
 
Ключевые слова и фразы: 
марксизм; парадигма; капитал; «лишние люди»; элита; элитология; безработица; 
теория; капитализм. 
 
Денис Викторович Новиков, к. полит. н. 
Кафедра «Философия и социология» 
Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет 
novikovdeniska@rambler.ru 

 
ДИАЛЕКТИКА ПОЗИЦИИ VS МЕТАФИЗИКА АМБИЦИЙ© 
 
В  журнале  «Ученые  записки  Комсомольского-на-Амуре  государственного  технического  университета» 
была опубликована рецензия доктора философских наук, профессора И. И. Докучаева [1] на нашу статью, 
вышедшую  в  этом  же  журнале «“Лишние  люди”  как  необходимый  ресурс  self-expansion of capital» [5]. 
В связи с тем, что, во-первых, И. И. Докучаев дал отрицательную рецензию на нашу статью, а во-вторых, 
открыл  «двери»  для  научной  дискуссии  по  указанным  в  статье  проблемам,  представляется  необходимым 
дать определенные разъяснения научному сообществу как по поводу основных тезисов статьи, так и по по-
воду содержания критики уважаемого рецензента. 
Анализ рецензии позволяет выделить в ней три структурно-логических элемента. Первый элемент (1) по-
священ критике авторской позиции Д. В. Новикова. Второй элемент (2) посвящен критике марксисткой тео-
рии. Наконец, третий элемент текста рецензии (3) представляет собой философские рассуждения И. И. До-
кучаева о задачах науки. 
Принимая во внимание указанный структурно-логический формат, мы также разделим наш текст на три части. 
Несмотря на явное неприятие авторской позиции, И. И. Докучаев сводит её критику к трем замечаниям: 
1.1.  В  современной  политологии  отсутствует  «господствующая»  парадигма  познания  политических  яв-
лений и процессов («…“господствующей” парадигмы в политологии… не существует» [1, с. 97]). 
1.2. Поскольку всегда существовали выдающиеся и посредственные люди, то разделение людей на «эли-
ту» и «массу» – реальность («Разделение на элиту и массу не только миф,… но и реальность. Доказывать 
существование выдающихся и посредственных людей нет никакой необходимости» [Там же, с. 98]). 
1.3.  Безработица  обусловлена  научно-техническим  процессом  и  является  его  зависимой  переменной 
(«Научно-технический прогресс всегда приводит к безработице» [Там же]). 
Последовательно ответим на указанные замечания. 
1.1.  Выделение  в  современной  политической  науке  основной («господствующей»)  парадигмы  является 
весьма  распространенной  в  политологическом  сообществе  позицией.  В  качестве  примера  можно  привести 
точку зрения профессора Калифорнийского университета Роберта Х. Чилкота, выделявшего в своей работе 
«Теории сравнительной политологии. В поисках парадигмы» основную (парадигму основного направления) 
и альтернативную (парадигму альтернативного направления) парадигмы. (При этом сам Р. Чилкот в своих 
политологических рассуждениях опирается на концепцию американского историка и философа науки Тома-
са Куна, изложенную в работе «Структура научных революций»). 
Что касается нашей позиции, то мы вслед за Р. Чилкотом признаем факт наличия в современной поли-
тологии двух парадигм: основной и альтернативной. При этом мы считаем (применяя логику Т. Куна), что 
нынешняя  политическая  наука  все  больше  и  больше  приобретает  экстраординарный  характер,  поскольку 
                                                           
© Новиков Д. В., 2011