bigpo.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5 6

Обсуждение

Таким образом, метод трансляции видоспецифических громких свистовых криков оказался очень эффективен для того, чтобы вызывать вокальные ответы у кубинских свистящих уток и легко и быстро позволил записать необходимое и достаточное для биоакустического анализа количество звуков для каждой из трех птиц. При этом качество предназначенных для трансляции звуков было достаточно высоким, но используемый магнитофон принадлежал к классу бытовой техники с весьма средними характеристиками. Однако, и этого оказалось достаточно для того, чтобы вызывать устойчивые и активные вокальные и двигательные ответы у кубинских уток.
Надо заметить, что величина группы была небольшой, что позволяло довольно легко определять, какая птица кричит. В стае птиц это было бы труднее, но именно для кубинских свистящих уток применение трансляции для стимуляции кричания в том числе и в больших группах представляется неизбежным. По нашему опыту наблюдений за свистящими утками разных видов в Тиерпарке Берлина, у таких видов, как осенняя свистящая утка, рыжая свистящая утка и белолицая свистящая утка, записать громкие свистовые крики от определенных особей без применения акустической стимуляции легче в больших группах, поскольку большое количество птиц лучше стимулирует активность друг друга, как двигательную, так и вокальную. Однако, записать спонтанные громкие свисты у кубинских свистящих уток даже в больших группах оказалось очень сложным, по крайней мере вне репродуктивного сезона. Относительная молчаливость этих птиц, по крайней мере, в отношении громких свистов, отмечалась и ранее (Johnsgard, 1965). При этом, если в больших группах спонтанные громкие свисты у кубинских свистящих уток относительно редки, то в малых группах и у одиночных птиц в неволе они вообще встречаются лишь как случайное событие. Таким образом, проигрывание криков представляется чрезвычайно ценным инструментом для того, чтобы стимулировать вокальную активность кубинских свистящих уток и использовать записи их криков для биоакустического определения пола.
Как правило, при трансляции звуков животным в условиях неволи обычно возникают две проблемы: адекватность ситуации и проигрываемых звуков естественным условиям и быстрое привыкание животных к проигрываемым стимулам. Эксперименты по трансляции звуков в природе обычно проводятся с большого расстояния, и при этом как бы моделируется ситуация приближения чужака к территории пары или стаи, к примеру, использование проигрываний звуков для вызова вокального ответа для определения пола и индивидуальной принадлежности у мраморного белонога Podargus ocellatus (Jones, Smith, 1997; Smith, Jones, 1997), для идентификации гнездящихся пар серых журавлей Grus grus (Wessling, 2000), или для учета по голосам территориальных африканских неясытей Strix woodfordii (Delport et al, 2002). Напротив, в неволе животное очень быстро понимает, что звуки издает не другое животное, а динамик, поскольку за раздающимся вблизи звуком не следует ожидаемое появление конспецифика. Это приводит к резкому ослаблению или даже полному угасанию реакции всего после одного-двух повторений. К примеру, это было обнаружено у гепардов Acinonyx jubatus (Володина, 1994) и у американских журавлей Grus americana (Fitch, Kelly, 2000).
Отсутствие выраженного привыкания к ситуации проигрывания и к транслируемой записи у кубинских свистящих уток в неволе свидетельствует, что данная процедура хорошо подходит для этого вида и, вероятно, для других видов рода Dendrocygna. Акустическую стимуляцию можно неоднократно повторять до тех пор, пока от всех особей в группе не будут записаны крики с четко установленной индивидуальной принадлежностью. Таким образом, проигрывание видоспецифических криков позволяет в короткие сроки записать достаточно ответных криков от конкретных особей для последующего биоакустического определения пола у свистящих уток.

Благодарности

Мы искренне благодарны Н.А. Скуратову за помощь при проведении работы и предоставление материала для генетического анализа, О.А. Филатовой за оцифровку записей криков свистящих уток Тиерпарка Берлина, и А.В. Кленовой, принимавшей участие в сборе материала.

Список литературы

Володин И.А., Володина Е.В., Кленова А.В., 2003. Безошибочное определение пола по громким свистовым крикам у мономорфных белолицых свистящих уток Dendrocygna viduata Научные исследования в зоологических парках, 16: 90-100.

Володин И.А., Володина Е.В., Филатова О.А., 2005. Структурные особенности, встречаемость и функциональное значение нелинейных феноменов в звуках наземных млекопитающих. Журнал общей биологии, 66 (3):

Володина Е.В., 1994. Использование акустических методов при содержании и разведении гепардов (Acinonyx jubatus) в неволе. Научные исследования в зоологических парках, 4: 92-100.

Володина Е.В., Володин И.А., 2003. Вокальный репертуар и индивидуальная изменчивость криков рыжей свистящей утки. Казарка, Бюллетень Рабочей группы по гусеобразным северной Евразии, 9: 67-77.

Delport W., Kemp A.C., Ferguson J.W.H., 2002. Vocal identification of individual African Wood Owls Strix woodfordii: a technique to monitor long-term adult turnover and residency. Ibis, 144: 30-39.

Fee M.S., Shraiman B., Pesaran B., 1998. The role of nonlinear dynamics of the syrinx in the vocalizations of a sonfbird. Nature (Gr. Brit.), 395 (6697): 67-71.

Fitch W.T., Kelly J.P., 2000. Perception of vocal tract resonances by Whooping Cranes Grus americana. Ethology, 106: 559-574.

Griffiths R., Double M.C., Orr K., Dawson R., 1998. A DNA test to sex most birds. Molec. Ecology, 7: 1071-1075.

Johnsgard P.A. 1965. Handbook of Waterfowl Behaviour. Constable & Co., Ltd., London.

Johnsgard P.A. 1971. Observations on sound production in the Anatidae. Wildfowl, 22: 46-59.

Jones D.N., Smith G.C., 1997. Vocalisations of the marbled frogmouth II: An assessment of vocal individuality as a potential census technique. Emu, 97 (4): 296-304.

Petrie S.A., Rogers K.H. 1997. Ecology, Nutrient Reserve Dynamics and Movements of White-faced Ducks in South Africa. Department of Environmental Affairs and Tourism, Pretoria.

Smith G.C., Jones D.N., 1997. Vocalisations of the marbled frogmouth I: Descriptions and an analysis of sex differences. Emu, 97 (4): 290-295.

Volodin I.A., Volodina E.V., Klenova A.V., 2003. Non-invasive sex recognition in the white-faced whistling duck. Int. Zoo News, 50 (3): 160-167.

Volodin I.A., Volodina E.V., Klenova A.V., Filatova O.A., 2005. Individual and sexual differences in the calls of the monomorphic white-faced whistling duck Dendrocygna viduata. Acta Ornithologica, 40 (1): 43-52.

Volodina E., Volodin I., Klenova A., Khudjakova T., Matrosova V., Filatova O., 2004. Bioacoustical sexing and individual identification provide alternatives to capture both in zoos and in the wild. Advances in Ethology, 38: 90.

Wessling B., 2000. Individual recognition of cranes, monitoring and vocal communication analysis by sonography. Proceedings of the IV. European Crane Workshop. Verdun.

Summary

Volodin I.A., Volodina E.V., Matrosova V.A., Kholodova M.V. Bioacoustical sexing with playback-evoked loud whistles in the Cuban whistling duck Dendrocygna arborea. In the Cuban whistling duck, similarly with other Dendrocygna species with lack of sexual differences, sex may be easily determined with a single loud whistle per individual. However, spontaneous production of this call type is unpredictable in this species. Playbacks of species-specific call sequence allowed to record 89, 38 and 24 loud whistles from three Cuban whistling ducks of unknown sex respectively, as soon as during three 10-minutes playback-recording sessions. These calls were compared with typical male and female call patterns for this species. Also, DNA-based analysis (PCR-amplification of DNA) was made. Both bioacoustical and DNA sexing determined these ducks as males. Playback technique may be recommended as high-effective method to provoke vocalisations in whistling ducks for further bioacoustical sexing.

Опыт контактной работы с жирафами в Московском зоопарке

Е.Ю. Морозова
Московский зоопарк


Содержание животных в неволе неизбежно бывает связано с необходимостью вступать с ними в непосредственный контакт – для проведения ветеринарных процедур, для перемещения в другое помещение и т.п. Зачастую необходимость такого рода контактов представляет определенную проблему. Хотя во многих зоопарках есть полуручные и полудрессированые животные, а также люди, умеющие наладить контакт «с кем угодно», но случаи сознательной и систематической работы по приручению и дрессировке копытных редки, а результаты таких работ практически не публикуются. В отделе Млекопитающих Московского зоопарка ряд лет ведется работа по оптимизации способов контакта и управления копытными животными павильона «Копытные Африки», в первую очередь - жирафами.
В настоящей статье сделана попытка обобщить и систематизировать накопившийся полезный опыт работы по дрессуре южноафриканского жирафа. Серьезная и целенаправленная работа стала проводиться с самцом жирафа, получившим травму копыта (в мякиш копыта попал камень, возник очаг воспаления.)

Для классификации форм контакта с животными в Соединенных Штатах применяются четыре понятия, сформулированные рабочей группой по содержанию слонов Американской Ассоциации Зоопарков и Аквариумов (АAZA) (Meijering, 1996). На наш взгляд они подходят для большинства копытных, в том числе и для жирафов. Вот эти четыре системы контактов:

Свободный контакт

Непосредственное манипулирование, причем и кипер (дрессировщик), и животное находятся в одном и том же никак не разгороженном пространстве.

Контакт под защитой

Манипулирование, при котором кипер и животное не находятся в одном и том же не разгороженном пространстве. Обычно при этой системе контакт кипера с животным происходит через какой-либо барьер, но животное при этом в передвижениях не ограничено и может уходить с того места, где работает человек, по своему желанию.

Ограниченный контакт

Манипулирование животным через защитный барьер, в то время как оно пространственно изолировано, например, зажато в специальном станке.

Отсутствие контакта

Использование иммобилизации: манипулирование только после того, как животное полностью обездвижено.
В таблице 1 дается сравнение этих четырех подходов к манипуляциям в различных аспектах, касающихся особенностей ухода за животным.

Таблица 1: Сравнение четырех систем контактной работы.




Свободный контакт

Контакт под защитой

Ограниченный контакт

Отсутствие контакта

Дрессировка для перегонки

Да

Да

Иногда (в зажимном станке)

Нет

Манипуляции с животным

Да

Да, с барьером

Только когда животное обездвижено в станке

Только когда животное обездвижено

Время, затраченное на дрессировку для показа/ перегонки

Сильно различается

Сильно различается

Только когда животные находятся в зажимном станке

Не имеет отношения к данной ситуации

Численность необходимого обслуживающего персонала

По меньшей мере, двое

Один, но во время дрессировки больше

Один, но во время дрессировки больше

Один

Иммобилизация крупных копытных всегда связана с целым рядом сложностей: животному необходимо придать правильное положение, чтобы оно не захлебнулось мацеральными массами рубца, не задохнулось под собственным весом, чтобы не развилась тимпания и т.д., в случае с жирафом это особенно сложная задача, требующая почти архитектурных решений. Всегда остается риск непредвиденных случайностей, вроде личной непереносимости данного препарата данной особью и, следовательно, летального исхода. Сами препараты, применяемые для обездвиживания копытных, не всегда легкодоступны и достаточно дороги. Иммобилизация жирафов сложна в особенности – она требует серьезной подготовки, дополнительного специального оборудования для интубирования и привлечения минимум шести-семи человек. Необходимо тщательно продумать и подготовить место, где должен лечь или упасть жираф, так, чтобы животное не травмировалось. Поэтому вполне понятно, что к обездвиживанию копытных, особенно жирафов, зачастую обращаются только в крайнем случае, и, к сожалению, обычно поздно. В такой ситуации небольшой камушек в копыте или межпальцевой щели, несложная травма приводят к гибели или хронической болезни животного. Важно также учесть, что большинство проблем опорно-двигательного аппарата не лечатся за час, пока животное находится под наркозом. Всегда наилучший лечебный эффект дают систематические, иногда ежедневные процедуры.
Использование для контактной работы с жирафами фиксационных станков также имеет свои недостатки. Во-первых, при фиксации животные испытывают сильный стресс, известны случаи гибели жирафов во время фиксации вследствие стресса. Очень многие наши животные (бонго, зебры) спокойно относятся к осмотру и мелким манипуляциям, но впадают в панику, если ощущают фиксацию или оказываются закрыты в тесном месте. Во-вторых, животные часто отказываются заходить в фиксационный станок (особенно при повторных фиксациях). Это сильно усложняет и затягивает проведение необходимых процедур, а в случае необходимости экстренных действий использование фиксационных станков, как правило, вообще малоприемлемо. Наконец, фиксационный станок для жирафов – достаточно громоздкое сооружение, занимающее всегда дефицитное в зоопарке пространство, а работа с ним часто требует привлечения дополнительной рабочей силы.
В то же время работа с жирафами в режиме «свободного контакта» представляет собой слишком большой и неоправданный риск (не говоря о том, что такая работа вступает в резкое противоречие с правилами техники безопасности). Взрослый жираф почти не имеет естественных врагов, он небоязлив, зато обладает чудовищной силой.
Учитывая приведенные выше соображения, мы пришли к выводу, что для зоопарков, где поголовье жирафов не превышает 5 особей, наиболее разумно и экономично попробовать приучить животных к простейшим манипуляциям осмотра конечностей и расчистки копыт в режиме «контакт под защитой». Этот способ позволяет свести к минимуму потребность в рискованных иммобилизациях, не требует создания дополнительных конструкций (отжимных клеток) и наименее опасен как для животных, так и для сотрудников. Подобный контакт в той или иной форме существует между животными и рабочими почти всегда, но редко носит характер систематических занятий. Наш опыт свидетельствует, что обучение с применением «контакта под защитой» легко включается в обычный распорядок рабочего дня кипера и превращается в рядовую, рутинную операцию.

Общее приручение

Мы получили четырех южноафриканских жирафов 2-2,5 лет в 1998 году.
В течение первого года жизни у нас жирафов мы не делали серьезных попыток к их приручению, впрочем, животные не слишком сильно боялись людей. Они не позволяли себя трогать, но не шарахались при приближении человека. Во время уличной уборки сохраняли дистанцию около трех метров, в зимних помещениях вели себя спокойно, если человек находился за ограждением, подходили вплотную; всерьез беспокоились, только если человек поднимался выше них (на стремянке для смены лампочек и т.п.). Жирафы в зоопарках в большинстве своем берут корм из рук у служителя и позволяют себя касаться, даже выпрашивают. Наши животные до сих пор неохотно берут корм из рук, но охотно едят, если держать миску с кормом в руках. Интересно, что если давать лакомство рукой в перчатке, то животные охотнее его берут и легче позволяют себя касаться, чем просто рукой. Лучшим лакомством для наших жирафов были и остаются зеленые веточки, их можно держать в руке, пока жираф обкусывает листья.
Из четырех наших жирафов двое младших достаточно быстро пошли на контакт с человеком, позволили себя гладить по шее и плечам. Возможно, это случайность, а может полгода разницы в возрасте играют большую роль, мы не знаем. Все наши четыре жирафа обладали яркими индивидуальностями и были абсолютно разными. Ручными стали самец и самая жадная к пище самка, еще одна самка вскоре погибла, а четвертая оказалась крайне нервным животным, именно эта самка живет у нас до сих пор. Уже весной 2003 года мы стали изолировать самца при уборке поляны, так как его внимание к человеку стало навязчивым, служителей он на тот момент перестал бояться абсолютно, тогда же были отмечены случаи агрессии по отношению к залезшим в вольер посторонним. Жирафы, как и другие копытные, мгновенно и очень надолго запоминают внешние объекты, оказавшиеся источником возможной опасности, и в дальнейшем реагируют на такие объекты как на хищника – агрессией или испугом. Поэтому мы никогда не пытались напугать нашего самца, отогнать его силой, учитывая, что страх молодого самца перед кипером может обернуться серьезной агрессией после взросления животного. Нам удалось сохранить доверительные отношения с нашим самцом. Сейчас ему более шести лет, и единственный допускаемый в работе с ним способ «силового» воздействия - это вода из шланга, но мы никогда этим не злоупотребляем, предпочитая заманить животное на корм.
Серьезная работа с самкой стала проводиться только в последнее время, когда мы полностью осознали удобство работы с жирафом, позволяющим осматривать конечности. Заодно начата работа и с молодняком, полученным из ЮАР этой осенью. Молодые животные очень пугливы, еще не пережили шок от отлова и транспортировки, зато имеют перед собой пример старших животных, у которых учатся.


<< предыдущая страница   следующая страница >>