bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4


Санкт-Петербургский Университет

МВД Росии.


Кафедра: Политологии и Социологии.


Реферат


на теме: Личность как субъект политики.


Исполнил: рядовой юстиции

курсант 212 учебной группы

Лушин С.А.


Санкт-Петербург


2001г.


Содержание.


Введение.

1. Личность как первичный субъект и объект политики.

2. Концепция прав человека: история и современность

3. Основополагающие права человека и их роль в гуманизации политики.


4. Мотивация и предпосылки политической деятельности.

5. Уровни и формы политического участия личности


Заключение.

Литература.


Введение.


В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую значительную роль ни играли бы социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счете ее главным субъектом выступает личность, ибо сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей и только через взаимодействие их интересов и воли определяется содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Активное участие личности в политической жизни общества имеет многоплановое значение.

Во-первых, через такое участие создаются условия для более полного раскрытия всех потенций человека, для его творческого самовыражения, что в свою очередь составляет необходимую предпосылку наиболее эффективного решения общественных задач. Так, качественное преобразование всех сторон жизни предполагает всемерную интенсификацию человеческого фактора, активное и сознательное участие в этом процессе широких народных масс. Но вне демократии, доверия и гласности становятся невозможны ни творчество, ни осознанная активность, ни заинтересованное участие.

Во-вторых, всеобщее развитие человека как субъекта политики является важным условием тесной связи политических институтов с гражданским обществом, контроля за деятельностью политико-управленческих структур со стороны народа, средством противодействия бюрократическим извращениям в деятельном аппарате управления, отделений функций управления от общества.

В-третьих, через развитие демократии общество удовлетворяет потребность своих членов участвовать в управлении делами государства.


1.Личность как первичный субъект и объект политики.

Анализ места человека в политической жизни открывает крупный раздел политической науки, посвященный субъектам политики. Обычно под субъектами понимают­ся индивиды и социальные группы (слои), а также организации, принимающие непосредственное более или ме­нее сознательное участие в политической деятельности, хотя степень такой сознательности может быть различ­ной. Так, известный американский политолог Г. Алмонд в зависимости от осознанности участия в политике раз­личает три группы ее субъектов.

1) субъекты персональные, движимые заботой о ре­ализации своих непосредственных, местных, повседнев­ных интересов и не осознающие политических последст­вий своего участия, своей политической роли;

2) субъекты-подданные, понимающие свою политиче­скую роль и назначение, но не видящие возможности выйти за их пределы, самостоятельно воздействовать на политическую жизнь;

3) субъекты-партиципанты (участники), ясно осозна­ющие свои цели и пути их реализации и использующие для этого институциональные механизмы (партии, движе­ния и т.п.) (Almond G. and Powell G. Comparative Politics. Boston, 1966. P. 58-59).

Классификация субъектов политики достаточно раз­нообразна. Пожалуй, наиболее широко распространено их деление на два основных уровня:

1) социальный, включающий индивидов и различные социальные слои (в том числе профессиональные, этниче­ские, демографические и др.). Сюда относятся личность, профессиональная группа, нация, класс, элита и т.д.;

2) институциональный, охватывающий государство, партии, профсоюзы, политические движения, институциализировавшиеся группы интересов и т.д.

Иногда выделяется и третий, «функциональный» уровень, включающий социальные институты, предназна­ченные для выполнения преимущественно неполитиче­ских задач, хотя в действительности оказывающие за­метное, а порою и весьма существенное влияние на политику: церковь, университеты, корпорации, спортив­ные ассоциации и т.п.

В англоязычной политологии вместо термина «субъ­ект политики» употребляется понятие «политический ак­тер» (или «актор»). Это связано прежде всего с тем, что слово «субъект» (subject) в английском языке тради­ционно означает «подданный». Однако имеющиеся в ми­ровой политической науке терминологические расхожде­ния не меняют сути дела. Анализ субъектов политики занимает в ней одно из центральных мест.

Первичным субъектом политики является личность (индивид). Как отмечали еще древние (Протагор), «человек есть мера всех вещей». Это полно­стью применимо и к политике. Именно личность, ее ин­тересы, ценностные ориентации и цели выступают «ме­рой политики», движущим началом политической актив­ности наций, классов, партий и т.д. Проблема личности имеет в политической науке по меньшей мере три глав­ных аспекта:

1) личность как индивидуальные психо-физиологические (эмоциональные, интеллектуальные и др.) особен­ности человека, его специфические привычки, ценност­ные ориентации, стиль поведения и т.п. При анализе лич­ности под эти углом зрения основное внимание обычно уделяется политическим лидерам, от индивидуальных особенностей которых часто зависит большая политика;

2) личность как представитель группы: статусной, профессиональной, социально-этнической, классовой, элиты, масс и т.п., а также как исполнитель определенной политической роли: избирателя, члена партии, парла­ментария, министра. Такой подход к личности как бы растворяет ее в более крупных социальных образованьях или же предписанных ей ролях и не позволяет отра­зить автономию и активность индивида как специфиче­ского субъекта политики;

3) личность как относительно самостоятельный, ак­тивный участник политической и общественной жизни, обладающий разумом и свободой воли, не только обще­человеческими, но и уникальными в своем роде черта­ми, т.е. как целостность, не сводимая к ее отдельным социальным (профессиональным, классовым, националь­ным и т.п.) характеристикам и имеющая политический статус гражданина или подданного государства. Именно в этом своем аспекте человек обычно взаимодействует с властью, выполняет определенные политические обя­занности и выступает субъектом и объектом, предме­том воздействия политики. О таком понимании личности и пойдет речь в настоящей главе.

Патермалистская концепция личности.

Место человека в политической жизни издавна является предметом горячих споров, которые не утихли и в на­ши дни. Уже в древности появляются учения, по-разному оценивающие отношение личности к политике и государству. Наиболее влиятельные из них — учения Конфуция, Платона и Аристотеля. Первый из этих мыслителей детально разработал патерналистскую кон­цепцию государства, господствовавшую в мировой пол­итической мысли на протяжении многих веков, а на Вос­токе — почти двух тысячелетий.

Патерналистский взгляд на политику и личность исхо­дит из неравенства политического статуса людей, трак­товки государства как одной большой патриархальной семьи, в которой вся полнота власти принадлежит правителю- отцу. Остальные же граждане делятся на старших — аристократию и чиновничество, и младших — простой люд. Младшие должны безропотно подчиняться стар­шим, которые, и прежде всего монарх, в свою очередь призваны заботиться о благе народа.

В патерналистской концепции власти рядовому чело­веку уделяется роль простого исполнителя царской во­ли, освещаемой божественным происхождением или церковным благословением монарха. Индивид выступа­ет здесь не сознательным или полусознательным субъек­том политики, не гражданином, обладающим неотчужда­емыми правами, а главным образом лишь парохиальным, т.е. политически бессознательным участником политики. И лишь высшие слои общества поднимаются до полусознательного, подданнического участия.

В современном мире патерналистские взгляды на соотношение индивида и власти в основном преодолены, хотя многие из отмеченных выше идей и сегодня доста­точно широко распространены в развивающихся странах с преимущественно крестьянским населением, в автори­тарных и тоталитарных государствах, представляющих вождя-диктатора как отца нации, защитника простого че­ловека, а в какой-то степени и в демократических госу­дарствах, где часть населения все еще воспринимает президента или премьера как главу единой большой семьи, а себя — как маленького человека, покорного ис­полнителя указаний властей.

Политический человек у Платона и Аристотеля.

Не менее существенное влияние на последующую, в том числе современную политическую мысль оказали учения Платона и Аристотеля. В пол­итической концепции Платона разработана тоталитарная трактовка личности. В своих проектах идеального госу­дарства он исходит из безусловного верховенства цело­го (государства) над частью (индивидом). Государство, руководимое мудрым царем или аристократией — не­большой группой наиболее разумных и благородных лю­дей, призвано утверждать единомыслие и коллективизм, регламентировать всю жизнедеятельность человека, следить за правильностью его мыслей и верований. В своей земной жизни человек подобен кукле, марионет­ке, управляемой божественными законами. При таком понимании личности вопрос о ее автономии и политиче­ском творчестве заведомо исключается и человек вы­ступает лишь объектом власти.

Взгляды Платона на роль индивида в политике оказа­ли определенное влияние и на мировоззрение крупней­шего мыслителя античности — Аристотеля, хотя в целом в вопросе о соотношении личности и власти его творче­ство отмечено целым рядом новых, конструктивных идей. Прежде всего, к ним относится антропологическая трактовка власти (и политики), обоснование ее производности от природы человека. Аристотель считает индиви­да существом политическим по своей природе в силу его естественной предопределенности жить в обществе, коллективе. Человек не может существовать без обще­ния с другими людьми. Исторически первыми формами такого общения являются семья и селение. На их базе, на определенной стадии общественного развития возникает государство. Оно есть высшая форма общения людей.

В отличие от семьи, предполагающей отношения не­равных: подчинение детей и всех младших отцу, рабов — своему господину, государство основывается на взаимо­действии свободных и равных граждан. В нем реализует­ся высшая цель природы человека — индивид становится органической частью живого и целостного политическо­го организма. И в этом смысле государство имеет пер­венство перед личностью. Догосударственные формы человеческого общежития и аполитичность индивида — признак низкого уровня развития человеческой природы, характерного для варваров и рабов.

Хотя Аристотель и выступает за приоритет государ­ства в отношениях с гражданином, но, в отличие от Пла­тона, он противник огосударствления общества, обоб­ществления имущества, жен и детей. По его мнению, тотальная унификация всех граждан, чрезмерное един­ство государства ведет к его распаду. Индивиду и семье необходима определенная автономия. В целом же Ари­стотель, как и его предшественники, еще не отделяет личность и общество от государства. Гражданин высту­пает у него не только субъектом партиципантом власти, но и ее объектом во всех своих жизненных проявлениях.

Взгляды Аристотеля на гражданина как на активный органический элемент государственного целого, непос­редственно участвующий в политической жизни, законо­дательной и судебной деятельности государства и полно­стью подчиняющийся его решениям, характерны для ан­тичного понимания демократии. Эта демократия, считая свободных граждан непосредственными участниками властных решений, в то же время никак не защищала личность от произвола, санкционированного волей боль­шинства.

Признание тотальности, неограниченности государственной власти по отношению к индивиду, подданным бы­ло характерно не только для демократий, но в еще большей мере для монархических и других авторитар­ных политических режимов. Индивидуалистической и гу­манистической реакцией на политическую беззащит­ность личности в отношениях с государством явился ли­берализм. Он впервые в истории социально-политиче­ской мысли отделил индивида от общества и государст­ва, провозгласил политическое равенство всех граждан, наделил личность фундаментальными, незыблемыми правами, утвердил ее в качестве главного элемента пол­итической системы, а также ограничил сферу действий и полномочий государства по отношению к личности как объекту властвования.

Индивид выступает в либерализме источником вла­сти. Государство же — результат соглашения, договора свободных людей. Оно подконтрольно и подотчетно на­роду и призвано выполнять лишь те функции, которыми его наделяют граждане. Это, прежде всего задачи обес­печения безопасности и свободы граждан, охраны их ес­тественных, священных прав, поддержания общественно­го порядка и социального мира.

Провозглашая верховенство личности, во взаимоот­ношениях с властью, либерализм вместе с тем сужива­ет сферу политики и тем самым ограничивает диапазон политической активности граждан. В либеральной классической теории личность выступает скорее первичным источником и высшим контролером власти, чем ее сознательным повседневным участником. Главной сферой самореализации личности, проявления ее творческой ак­тивности, инициативы и предприимчивости выступает гражданское общество.

Скорректированные и обогащенные другими теория­ми и идеями либеральные взгляды на взаимоотношения человека и власти принадлежат к основополагающим ценностям современной политической культуры Запада. Жизнь показала, что пренебрежение такими либераль­ными принципами политического устройства, как свобо­да личности, приоритет прав человека над правами госу­дарства, разделение властей, законность, уважение частной собственности и т.д. чревато гипертрофированным ростом аппарата власти, чрезмерной идеологизацией и политизацией общества, установлением всеобъемлюще­го партийно-государственного контроля над обществом и личностью, превращением человека в винтик огромной государственной машины, призванный безропотно выпол­нять команды сверху. Так и случилось в тоталитарных государствах и прежде всего в СССР.

Тоталитарная и христианско-демократическая модели взаимоотношений личности и государства.

Тоталитарная модель взаимоотношения личности и власти исходит из безусловного приоритета целого над частью, полного подчинения человека государству, растворения индивидуального «Я» в безликом коллективном «Мы» — в партии, классе, нации. То­талитаризм лишает человека всякой свободы выбора, делает полностью беззащитным перед всепроницающей властью. Если одним полюсом тоталитарного видения личности является «человек-винтик», то другим, верхним полюсом выступает всезнающий и всемогущий вождь, наделенный чертами языческого божества.

Тоталитаризм, идеологизируя и политизируя все об­щество, беспредельно расширяет сферу взаимоотноше­ний индивида и власти и в то же время внутренне деполитизирует личность, превращает ее в человека-функ­цию, лишенного всякой свободы политического выбора. В конечном счете, он заводит страну в исторический ту­пик, поскольку разрушает главный источник силы госу­дарства и общественного богатства — свободную лич­ность, человека-творца.

В современной политической мысли широко распространены теории и взгляды, стремящиеся органично сочетать традиционные ценности либерализма и некоторые коллективистские идеи. В первую очередь к ним относятся к христианская концепция политики, а также социал-демократическая идеология. Современное христианское политическое учение претендует на золотую середину между индивидуализмом либерализма и коллективизмом тоталитаризма. В своих взглядах на место личности в государстве оно исходит из трех основополагающих принципов: уникальной ценности каждого человека вследствие его духовности, солидарности и субсидарности.

Первый из этих принципов трактуется как основа гу­манистического отношения к человеку, уважения каждой личности государством и обществом. Второй принцип — солидарность — нередко рассматривают как социально-политическое кредо христианского учения и даже назы­вают это учение солидаризмом. Солидарность — это от­ветственное выполнение человеком своих общественных обязанностей, забота каждого о всех и всех — о каждом. Третий важнейший принцип христианского учения — субсидарность. Она означает ответственность каждого за свое благополучие, оказание государственной поддерж­ки лишь тем, кто сам не может обеспечить себя: несо­вершеннолетним, инвалидам, престарелым, безработ­ным и т.п. Оказывая по возможности достаточную по­мощь всем нуждающимся, государство не должно за них делать то, что они могут делать сами, то есть не порождать социальное иждивенчество, а стремиться помочь людям стать способными самостоятельно про­явить и обеспечить себя.

Человек и власть в современных демократиях.

Христианская социально-политическая концепция, а также социалистические идеи способствовали теоретическому обоснованию необходимости отказа от традиционных для раннего либера­лизма представлений о роли государства как «ночного сторожа» и о преимущественно неполитическом харак­тере жизненной основной среды личности. Оказалось, что невмешательства государства в область социально-экономических отношений явно недостаточно для обес­печения большинству граждан свободы и нормальных ус­ловий существования, так как это сдерживает развитие некоторых отраслей экономики, обесценивает для ни­зших слоев общества политические и гражданские сво­боды, делает их практически трудноосуществимыми. Оно способствует углублению имущественного нера­венства и обострению социально-классовых конфлик­тов, подрывает социальную стабильность либеральной демократии. Учет всего этого привел политическую мысль к существенному смещению акцентов с либе­ральных идей ограничения государственной власти для обеспечения индивидуальной свободы к христианской концепции использования государства в интересах достижения всеобщего блага, сглаживания социальных контрастов, поддержки слабых и обездоленных. (К этим идеям восходит теория «государства всеобщего благоденствия»).

В современных демократических государствах чело­век и власть взаимодействуют не только в собственно политической сфере — области государственного уст­ройства, формирования органов власти, но и в вопросах распределения доходов, обеспечения социальной спра­ведливости. Социальная политика превратилась в одно из центральных направлений деятельности государства. На­иболее прохладно относятся к ней неоконсерваторы и, особенно, либертаристы, выступающие за максималь­ную разгрузку государства, его отказ от социальных функций, возврат к рыночному саморегулированию не только в экономике, но и всюду, где оно возможно. На­иболее последовательные сторонники расширения и де­мократизации сферы взаимоотношений человека и госу­дарства — социал-демократы, христианские демократы, левые либералы и коммунисты.

Некоторые различия в подходах к взаимоотношению человека и власти в индустриально развитых демократи­ческих государствах мира никак не ставят под сомнение признание ими, равно как и международным сообщест­вом в целом (ООН), статуса личности, любого человека как источника власти, первичного и главного субъекта политики. Гарантировать такой статус личности, обеспе­чить реальное или потенциальное превращение каждого гражданина в сознательного и свободного субъекта (субъекта-партиципанта) политики и всей общественной жизни призваны права человека.




следующая страница >>