bigpo.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5

Глава 4

Рекреационно-геоморфологическая информация – основа для создания туристического продукта


Рекреационная геоморфология обращена главным образом на потребителя рекреационных ресурсов и на производителя туристического продукта. Место рекреационных занятий зависит от целей поездки: будь то пассивный отдых (пляжно-оздоровительная рекреация), активный (спортивная рекреация, познавательно-культурное или познавательно-природное путешествие). При выборе места поездки потребителю предоставляется информация о природных свойствах региона, где он может удовлетворить свои потребности в отдыхе. Для правильной организации выбора туристического продукта на первое место встает объективная и понятная рекреационная информация.

Рекреационно-геоморфологическая информация - совокупность данных о геоморфологических процессах, явлениях, объектах и их взаимосвязи с территориальными рекреационными системами с позиции функций рельефа в РГС. Она является одной из наиболее важных составных частей информационных рекреационных ресурсов, т.к. она содержит сведения об основополагающей части природы рекреационной территории, на основе которой возникли, функционируют и эволюционируют все другие природные компоненты. Этот вид рекреационной информации раскрывает фундаментальные свойства устройства всей ландшафтной оболочки и ей составляющих, выступающих в качестве природных рекреационных ресурсов. Рекреационно-геоморфологическая информация содержит сведения об опасных и неблагоприятных природных процессах и обеспечивает устойчивое развития рекреационной деятельности в условиях природных рисков.

Рекреационно-геоморфологическая информация представляется рекреационному потребителю в виде: 1) набор рекреационно-геоморфологических карт, 2) схемы, 3) таблицы, 4) изображения (могут быть представлены профилями, панорамами, пейзажами), 5) описания. Рекреационно-геоморфологическая информация разделена на три типа: общая (представлена данными о геоморфологических процессах, явлениях, объектах), частная (представлена конкретными данными, в которых отображается какая-либо одна сторона о рельефе, например происхождение, морфология или эволюция) и специальная. Последняя в свою очередь делится на специальную атрактивную, включающую данные об уникальности территории, ее эстетических и познавательных свойствах, и специальную рисковую (интересует организаторов отдыха с точки зрения безопасности строительства и эксплуатации, заложения маршрутной сети и природных рисков в РГС).

Рекреационно-геоморфологическое картографирование представляет один из наиболее комплексных способов представления рекреационно-геоморфологической информации. Этот вид картографирования носит прикладной характер, так как обращено к потребителю (организаторы отдыха, рекреант). Одним из важных условий этих карт, является понятный способ изображения, доступная (адаптированная) терминология, облегченные условные обозначения и визуализация геоморфологических образов представления географически привязанных фотографий.

Рекреационно-геоморфологическое районирование территории представляет методическую основу представления комплексной рекреационно-геоморфологической информации. Такое районирование заключается в выделении системы территориальных единиц — рекреационно-геоморфологических районов и рассматривается в дальнейшем как процесс выделения таксонов на основе общих принципов геоморфологического районирования, которые следует объединить в один — внутренней геоморфологической целостности (однородности или разнообразия) и дополнить его двумя другими принципами: 1) внутренних связей, 2) соотношения рекреационно-геоморфологической системы как ядра и рекреационно-геоморфологического района как окружающей среды.

Функциональные внутренние связи в рекреационно-геоморфологическом районе представлены маршрутной сетью, структура которой определяется положением рекреационно-геоморфологических объектов и геоморфологическим строением территории.

Рекреационные ГИС представляют собой систему технических средств, программного обеспечения и процедур, предназначенную для сбора пространственных рекреационно-геоморфологических данных, их анализа, моделирования и отображения в целях решения комплекса задач по планированию и управлению рекреационными системами и принятия решения по созданию и выбора туристического продукта. Они должны содержать информационный блок об основных рекреационно-геоморфологические свойствах территории в виде различного набора тематических информационных слоев. Для каждого функционального типа рекреации необходим свой набор тематических информационных слоёв, зависящий от необходимого информационного обеспечения возможности реализации конкретных рекреационных целей в рамках рекреационной деятельности данного функционального типа от соответствующих рекреационных свойств рельефа.

Заключение

Тема взаимодействия природы и общества в последние годы выходит на передний план комплексных междисциплинарных исследований. Во второй половине XX века в науках о природе и географии наметились два подхода к рассмотрению взаимоотношений человека и географического пространства. Первый подход – это средовая концепция, которая заключается в представлении естественно природной составляющей в качестве внешнего пространства – среды, фона, ресурса по отношению к человеку, видам его деятельности, социальным объектам и явлениям в целом. Второй подход, характерный для исследований последних лет, заключается в представление о существовании тесной взаимной обусловленности пространственно-временных свойств природы и психофизического состояния и экономико-социального поведения отдельного индивидуума и общества в целом. Особое значение для этих взаимных влияний играет природные пространственно-временные неоднородности, выступающие как узлы концентрации экономической и социальной деятельности. Они, как правило, определяют ход процессов системообразования и развития природно-социальных систем (ПСС) и создают в свою очередь дискретный характер всего природно-социального пространства.

Рассмотрение природно-социальных отношений с двух точек зрения – гуманизации отношений с природой и экологизации общественного сознания особенно созвучно с рассмотрением рекреационных потребностей человека. Только в ходе тесного взаимодействия субъекта и географического пространства возможно полное удовлетворение разнообразных рекреационных целей, восстановление психофизического состояния, основанного на смене привычного места и образа жизни, получения новых представлений об окружающем мире, основанных на эмоциональных переживаниях и получении информации. Природной основой для достижения рекреационных целей выступает пространственное разнообразие.

Одним из главных факторов возникновения общего пространственного разнообразия, его эволюции являются геоморфологическое строение. Играя базовую роль в природной дифференциации, рельеф предопределяет пространственное положение особых социальных аттрактантов – коридоров, или барьеров, узлов, центров, ядер и других структурных элементов социально-экономической деятельности. Эта системообразующая функция геоморфологической неоднородности хорошо видна во многих ПХС. Возникновение, существование и развитие городских агломераций, сельскохозяйственных, транспортных и других систем, как правило, контролируется геоморфологическими условиями.

Проведенное исследование отношений, возникающих при освоении геоморфологического пространства в рекреационных целях, показывает, что на основе геоморфологической дифференциации, которая определяется пространственной изменчивостью основных свойств рельефа – морфологии, генезиса и возраста, возникает особая пространственно-временная форма реализации группы рекреационных потребностей человека рекреационно-геоморфологическое пространство. Оно не однородно и обладает центр-периферийной пространственной структурой, которая создает иерархическую дифференциацию пространства в виде нескольких организационных уровней (рекреационно-геоморфологических центра, ближнего пространства и периферии). В пределах этих уровней существует соответствие качественных и количественные характеристики топологических морфо-генетических и аттрактивно-рисковых свойств рельефа рекреационным целям субъекта и функционально-технологическим условиям самой рекреационной деятельности. При переходе с низшего пространственного уровня на высшие происходит увеличение природной пространственной дифференциации и, как следствие, расширение возможностей целевой реализации. Вместе с тем, с усложнение природного пространства происходит усложнение процесса управления эффективной рекреационной деятельностью для достижений отдыхающими своих целевых устремлений.

Внутри эта организационная иерархия обладает особыми причинно-следственными связями. Каждый организационный уровень обладает свой внутренней структурной неоднородностью, что отражается в наличие подчиненных внутри уровенных соответствий между морфогенетическими особенностями рельефа и его рекреационной пригодностью территории. Мезоразмерность форм и соответствующие ей скорости геоморфологических процессов предполагают соответствующую мезозонирование рекреационно-геоморфологического центра. Особенности морфологии макро форм и соответствующие ей эндогенная и экзогенная динамика территории – контролирует функционирование части рекреационно-геоморфологического пространства, где происходит основная рекреационная деятельность отдыхающих или разворачиваются сопутствующие ей экскурсионные маршруты в рекреационно-геоморфологической периферии.

Существенным следствием пространственной организации выступает иерархическая структура информационных потоков. Выбирая то или иное рекреационное предложение на рынке, рекреант из всего многообразия и часто хаоса информации о территории своего будущего отдыха, выделяет сведения, касающиеся природных и геоморфологических условий места своего временного проживания, т.е. рекреационного центра, природных свойств территории с главными ресурсами – ближнего пространства и, наконец, общей информации о периферии территории. Эти информационные массивы различаются возрастающим объемом и усложнением при переходе от низших пространственных уровней к высшим, что требует особых способов сбора, обобщения и представления.

Главным итогом проведенного исследования является представление о существовании особого набора разнотипных социально-природных систем – РГС, которые сущностно выражают основные стороны природно-социальной пространственно-временной изменчивости рекреации и отличаются от других природно-хозяйственных систем функции в них хозяйственно-природных рисков, которые оказывают определяющее влияние на их создание и устойчивое развитие. Для большинства систем устойчивость и эффективность возможна при снижении уровня опасности и выборе такого вида пространственного размещения, где хозяйственно-природные риски минимизированы. Как правило, местоположение для таких систем выбираются на расстоянии максимально удаленном от источников риска. Рассматривая закономерности пространственного размещения РГС, установлена парадоксальная система отношений между функционированием и природными опасностями заключающаяся в том, что природные риски необходимо учитывать с двух сторон. Во-первых, они, как и в других природно-хозяйственных системах, как условие рекреационной деятельности, оказывают негативное влияние на устойчивость системы, служат часто сдерживающим фактором развития и часто приводят к разрушению самой системы. С другой стороны природные риски выступают как важный аттрактант для потребителя рекреационных услуг, представляя собой важнейший рекреационный ресурс, на использовании которого основано функционирования многих РГС, обладающих экстремальным рекреационно-геоморфологическим потенциалом.

Последовательное рассмотрение различных пространственных, функциональных и информационных отношений между рельефом и рекреацией показывает основополагающее место геоморфологического строения в организации рекреационного дела, возможности геоморфологической науки решать разнообразные прикладные вопросы от создания рекреационного продукта до принятия управленческих решений по созданию и сохранению рекреационных систем и их безопасной работы. Приведенные в работе материалы позволяют наметить путь дальнейшего развития нового прикладного направления геоморфологи.

Первоочередной задачей для дальнейших исследований должно стать методическое исследование основных (морфологии, генезиса, современной динамики, возраста) и дополнительных рекреационных свойств рельефа – уникальности, эстетической привлекательности, степени изменённости геоморфологических объектов, представляющих рекреационный интерес. Эти стороны рельефа как рекреационного ресурса необходимо представить в виде системы объективных показателей и разработать способы их описания, лишенные субъективного восприятия исследователя и адекватные восприятию потенциального потребителя (рекреанта, организатора отдых). Важнейшей стороной рассмотрения рекреационных свойств рельеф является уровенный подход, поскольку эти качества объекта по разному проявляются в иерархически организованном рекреационно-геоморфологическом пространстве.

Особой подзадачей выступает проблема выделения геоморфологических объектов в качестве памятников природы. Современная мировая практика геоморфологических исследований, особенно в Западной Европе, демонстрирует повышенный интерес к исследованиям, посвященным аттрактивным свойствам рельефа и активном участии специалистов общими и региональными разработками в общеевропейских и региональных эколого-рекреационных проектах. Разработанная концепция рекреационно-геоморфологических исследований открывает новые возможности для участия квалифицированных специалистов – геоморфологов в паспортизации, картографировании этих ключевых природных рекреационных объектов и информационном обеспечении экскурсионного дела.

Второй задачей, является разработка способов представления информации о рекреационных свойствах рельефа в зависимости региональных особенностей территории и от целевых устремлений субъектов рекреационной деятельности. Это особенно важно в условиях географического расширения этого вида социально-хозяйственной деятельности, включения в сферу туризма новых регионов с особыми локальными особенностями морфологии, динамики и эволюции рельефа. Это требует создания серии региональных баз данных, в которых информационный геоморфологический блок выступает к базовый компонент. Сбор, обобщение рекреационно-геоморфологической информации должно опираться на специальное геоморфологическое картографирование, которое бы отражало рекреационные функции рельефа, и представляла бы информационную основу для реализации потребностей субъекта в отдыхе в конкретном географическом пространстве.

Третьей задачей, стоящей перед рекреационной геоморфологией, как прикладного направления науки, является разработка геоморфологических основ проектирования рекреационных систем различных функциональных типов. Проведенное исследование организации РГС позволяет утверждать, что территориальное размещение сложных инженерно-технологических объектов рекреации, зонирование территории и устойчивая работа рекреационной системы не возможны без учета аттрактивно-рисковой структуры отношений рельефа и рекреации, её анализа с учетом пространственно-временной размерности геоморфологических объектов.

Статьи, рекомендованные в журналах ВАК

  1. Бредихин А.В. Об уровнях организации геоморфологических объектов и критериях их выделения // Вестн. Мос. ун-та. Сер. 5. География. 1989. №4. c. 58-66 (неразделенное соавторство)

  2. Бредихин А.В. Опыт разработки региональной базы данных для целей геолого-геоморфологического анализа территории. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 1994. №3 с.55-58.

  3. Бредихин А.В. Пространственно-временная организация ледникового морфолитогенеза. // Вестник Мок. Ун-та Сер. 5, географ., 1995, №2 с.23 – 30 .

  4. Бредихин А.В. Эстетическая оценка рельефа при рекреационно-геоморфологических исследованиях. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2005, №3 с.7 – 13

  5. Бредихин А.В., Понятие «организация флювиального рельефа»// Вестник Мок. Ун-та Сер. 5, географ., 1991, №3 с.15 – 20. (неразделенное соавторство)

  6. Бредихин А.В. Рекреационно-геоморфологическое картографирование. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2007,№1 с.34-38

  7. Бредихин А.В. Рекреационно-геоморфологические условия и ресурсы национальных парков Северной Танзании. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2006, №2 с.34-43

  8. Бредихин А.В. Рельеф как условие и ресурс рекреационной деятельности. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2003, №1, с 58-59

  9. Бредихин А.В. Рекреационные свойства рельефа. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2004, №6, с.68-73

  10. Бредихин А.В., Геолого-геоморфологический блок учебной геоинформационной системы: опыт разработки и применения.//Геоморфология, 1994, № 3, с. 83-94 (неразделенное соавторство)

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

  1. Бредихин А.В. Геоморфология материков. М., КДУ, 2008. 348с (неразделенное соавторство Г.С. Ананьев) 348с.

  2. Бредихин А.В. Рекреационная геоморфология – новое направление изучения рекреационных территорий.. Доклады, Международной конференции Взаимодействие общества и окружающей среды в условиях глобальных и региональных изменений Барнаул, 2003. с. 38-47

  3. Бредихин А.В. Рекреационная геоморфология – новое направление прикладных геоморфологических исследований. // Рельеф и человек. Материалы Иркутского геоморфологического семинара, Чтений памяти Н.А.Флоренского, сентябрь 2004г. Иркутск., 2004

  4. Бредихин А.В. Рекреационные функции рельефа // Туризм и рекреация. М., 2006

  5. Бредихин А.В. Современная динамика рельефа как условие и ресурс функционирование рекреации // Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования. Новосибирск.2004.

  6. Бредихин А.В. Узловые морфоструктуры - особый тип морфоструктур горных сооружений. Деп. В ВИНИТИ 04. 07. 1988. 175с.

  7. Бредихин А.В. Эстетическая оценка рельефа при рекреационно-геоморфологических исследованиях. Вестн. Моск. Ун-та, Сер. 5, география, 2005, №3 с.7 – 13

  8. Бредихин А.В., Геолого-геоморфологический блок учебной геоинформационной системы: опыт разработки и применения.//Геоморфология, 1994, № 3, с. 83-94 (неразделенное соавторство)

  9. Бредихин А.В., Оценка рекреационного потенциала высокоширотных и высокогорных районов в условиях изменения климата Доклад на The 30 th Congress of the international Geomorphology Conference, SECC, Glasgo, August, 2004. Vol, 35, p. 69-75 (неразделенное соавторство).








<< предыдущая страница