bigpo.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5

Глава 3

Рекреационно-геоморфологические системы – основа формирования рекреационного потенциала территории.


Одним из оснований анализа рекреационно-геоморфологических систем следует назвать позиционный принцип. Он заключается в зависимости свойств объектов (систем) от их положения в пространстве. Действительно многие функциональные аспекты рельефа в рекреации возможно выяснить благодаря рассмотрению геоморфологического местоположения рекреационных объектов.

Рекреационно-геоморфологические системы следует топологически разделить на: 1) локальные и 2) региональные (рис. 5).




frame5


Локальные РГС представляют собой небольшие целостные территориальные хозяйственно-социально-природные системы, обладающие ограниченным общим геоморфологической пространством, определяющим психо-эмоциональную и социально-экономическую и предметную среду функционирования РС определенного типа. На материале собственных наблюдений в РГС России, Европы, Азии, Африки, Латинской Америки, Австралии и приполярных районов Арктики и Антарктики автором выявлены рассмотрены следующие локальные системы: 1) контактные морские береговые РГС (берегов, мало измененных морем, на первично вулканических берегах, на абразионных берегах, на абразионных берегах, на берегах, подверженных химической абразии, абразионно-аккумулятивных берегов, аккумулятивных берегов, аккумулятивных берегов с эоловыми формами рельефа, приливных берегов, коралловых берегов); 2) РГС озер (ледниковых озерных впадин, вулканических озерных впадин, 3) долинные РГС (русловые, береговые, горных долин); 4) узловые РГС (слияния, исток–устьевые); 5) изолированные РГС (островные, горных вершин, замкнутых впадин).

Геоморфологическое разнообразие береговой зоны рекреационных районов мира создает особые рисково-аттрактивные отношения между рельефом и различными типа рекреационной деятельности. РГС на берегах слабо измененные волновыми процессами характеризуются первичным денудационным рельефом, имеющим значительные относительные высоты, интенсивное вертикальное и горизонтальное расчленение. Подводная часть берега имеет большие глубины. Эти обстоятельства затрудняют строительство рекреационных объектов, создание транспортных и других технических коммуникаций, необходимых для функционирования купально-пляжной рекреации. Кроме того, такие побережья требуют вертикального транспорта для доставки отдыхающих к воде и создания искусственных сооружений для организации рекреационных занятий около воды (искусственные платформы). Такие РГС успешно функционируют в различных районах Италии (Амальфитанское побережье, Солерно, и др.), в районе лазурного берега Франции, на побережьях Эгейского моря.

Пространство РГС вулканических побережий характеризуются чрезвычайно слабой измененностью субаэрального рельефа волновыми процессами, особым вулканическим субстратом в виде покровов лав или туфовых отложений, и мало приспособленно для целей организации крупных рекреационных центров. Дополнительные сложности в функционировании рекреации в этих условиях связаны с отсутствием близко расположенных источников водоснабжения из-за высокой проницаемости вулканических пород грунтовыми водами. В районах недавней вулканической деятельности также приходится учитывать и высокую сейсмичность территории, и возможность высоких рисков, связанных с высокой вероятностью вулканической активности. Молодость берегового вулканического рельефа определяет почти полное отсутствие аккумулятивных берегов, что создает дополнительные трудности для организации полноценного ближнего рекреационного пространства, в котором смогли бы реализоваться цели купально-пляжной рекреации. Организаторы отдыха вынуждены идти на дополнительные строительные издержки для создания искусственных сооружений в виде бассейнов, платформ для купания и пр. Берега вулканического происхождения также чаше всего используются для созерцательной или познавательной рекреации. В отношении последнего вида рекреационной специализации рекреационно-геоморфологических систем этого типа следует сказать особо. Своеобразие вулканического рельефа позволяет активно использовать рекреационно-геоморфологическую периферию системы, включая в неё многочисленные, обширные и разнообразные вулканические ландшафты, обладающие высокой аттрактивностью, основанной на эстетических и познавательных функциях рельефа этого типа. Эти геоморфологические особенности успешно используются на вулканических побережьях восточной Сицилии, Липаркого архипелага, о. Тира, Канарских островов.

В условиях проявления опасных волновых процессов размыва функционируют РГС на абразионных берегах, которые характеризуются малопригодным пространством для создания крупных рекреационных систем. Рекреационный центр, как правило, удален от главных геоморфологических рекреационных ресурсов и располагается в защищенном от волновой деятельности части береговой зоны. Отсутствие пляжей, и сложные условия входа в воду на таких берегах заставляют организаторов отдыха создавать искусственное ближнее рекреационно-геоморфологическое пространство в виде сооружения бассейнов и окружающих их мест для отдыха. Дополнительные капиталовложения требуются для строительства системы подачи морской воды в бассейны. Однако при строительстве и эксплуатации таких сооружений возникают дополнительные риски, связанные с абразионным воздействием волн. Строительство рекреационных объектов на абразионных берегах в непосредственной близости волнового действия практически невозможно на океанических берегах, где сила волнения разрушит сооружения в течение нескольких лет. Также требуются значительные усилия для создания искусственных сооружений пляжно-купальной рекреации на берегах внутренних морей, например, на побережьях Средиземного или Черного, несмотря на то, что штормовой период приходится на короткую часть зимнего периода года.

Рекреационно-геоморфологические системы этого типа обладают высоким рекреационно-геоморфологическим потенциалом, основанным на эстетической аттрактивности периферии системы. Невозможность организации рекреационного центра в непосредственной близости от территории реализации основных целей отдыхающих из-за высокой динамики береговых процессов, заставляет организовывать рекреационный центр на участках берега выше клифа и в значительном удалении от берега, чтобы обеспечить безопасность сооружений и бесперебойное функционирование технологических систем. Это обстоятельство создает условия для созерцательного отдыха и включение в периферию системы отдаленные и протяженные участи побережья., что наблюдается на остовах Мальта, Мадейра, восточном побережье Адриатического моря.

Широкое развитие следов химической абразии особенно на тропических и экваториальных берегах создает особые рисково-аттрактивное поле отношений между рельефом и рекреационной деятельностью. В этих регионах сосредоточены крупнейшие РГС на берегах химической абразии, занимающие протяженные участки в восточной и южной Флориде (Майями, США), на Больший и Малых Антильских островах (Варадеро, Куба), Домиканская республика, о. Аруба восточное побережье п-ова Юкатан (Канкун, Мексика), побережье Кении (Момбаса), Танзании (Багомойя), острова Занзибар, Пемба и многие другие. В этих районах рекреационно-геоморфологическая система функционирует на стыке древних неоген–четвертичных карбонатных образований, слагающих побережье, и современных коралловых построек, составляющих геоморфологическую основу ближайшего взморья. Большое значение химическая абразия имеет не только в тропических и экваториальных широтах. Особенно широко береговые карстовые процессы развиты в Средиземноморье — территории, имеющей наивысшую в мире рекреационную нагрузку в полосе берега. Особенно ярко прибрежный карст проявляется на побережьях, входящих в структурном отношении в периферию неоген-четвертичных горных сооружений Альпийско-Гималайского горного пояса, открывающихся к морю. На берегах, подверженных химической абразии, располагаются рекреационные объекты: 1) всего побережья Далмации от Триестского залива до г. Дубровника, 2) побережья Черногории от г. Герцик Нови до Петроваца, 3) побережья о.Крит, ; 4) Сицилии, 5) южной Греции и островов Эгейского моря, 6) о.Мальты, 7) побережья залива Анталии, 8)побережья северного Туниса и Атласского побережья Алжира. Как и в тропических широтах, в полосе средиземноморских субтропиков строение берега, подверженного химической абразии, во многом определяет рекреационно-геоморфологические условия и аттрактивные свойства берега. Отсутствие длинных пляжей и затрудненный спуск рекреантов к воде заставляет организаторов отдыха сооружать искусственные места купания. Причудливые формы берегового карста и прозрачные воды, лишенные песчаной взвеси, определяют специализацию рекреационных занятий в виде созерцательного отдыха и подводных погружений.

Одним из главных оснований организации и функционирования РГС на аккумулятивных берегах является строение пляжа и вещественный состав слагающих его наносов. Состав осадков береговой зоны отличается сильной зависимостью от географической широты. что влияет на специализацию рекреационных занятий в береговой зоне. Главным фактором распределения рыхлых отложений в береговой зоне является приток обломочного материала, объем и вещественный состав которого в значительной мере обусловлен климатической зональностью стока рек. Следует отметить и другой не менее важный фактор, определяющий рекреационные свойства берега — динамические характеристики волн. Так, например, ослабление действия волнения на берегах экваториальных широт наряду с интенсивным притоком мелкозернистого аллювия способствует сохранению вблизи уреза наиболее тонкозернистых отложений. Примером контактных береговых систем, функционирующих в таких условиях, служат туристические центры Танзании и Кении, Португалии и восточной Испании, юго-восточного побережья Турции, западной Мексики и калифорнийского и флоридского побережья США.

Значение эоловых образований на аккумулятивных берегах для контактных рекреационно-геоморфологических систем очень велико. Эоловый морфолитогенез во многом контролирует эксплуатацию рекреационных сооружений. При этом необходимо учитывать заносимость рекреационной территории песчаным материалом в ходе перевевания песчаного материала и перемещения эоловых форм. Эоловые формы служат основой внутренней планировки рекреационной зоны берега и должны органично включаться в ландшафтное планирование территории, выполняя при этом различные функции. Например, дюнные образования в рекреационной зоне Фан-Тхиет во Вьетнаме служат внешним барьером для рекреации, отделяя пляж и прилегающие участки от пустынных и рекреационно непривлекательных равнин континентальной части побережья. Особенно важно использование эоловых форм рельефа для расширения аттрактивных свойств территории. Поля эолового рельефа всегда привлекают рекреантов оригинальными эстетическими свойствами геоморфологического пейзажа. Правильно организованные с точки зрения познавательного туризма экскурсии в такие участки побережью могут значительно диверсифицировать рекреационные предложения на морских курортах.

Большинство РГС на коралловых берегах мира, функционирование которых связано с коралловыми постройками, располагается на берегах окаймленных прибрежными рифами. Широко известны такие рекреационно-геоморфологические системы Красного моря в Египте (Шарм Эль Шейх, Хургада, Сафага, Дахаб, Марса-Алам,) и в Израиле (Эллат), Карибского моря на берегах Кубы, и Ямайки, Южно-Китайского моря в Центральном Вьетнаме (Нячанг), Индийского океана на побережье Кении и Танзании, Индонезии (о. Бали), Филиппинского архипелага. Зональное геоморфологическое строение окаймляющего рифа определяет пространственную зональность рекреационных занятий на коралловых берегах. Выделяются несколько рекреационно-геоморфологических зон: 1) внутренний риф-флет – плавание с маской и трубкой (сноргенинг), 2) внешний риф-лет – занятия ознакомительными погружениями (дискавери скуба дайвинг), 3) – внешний край рифа – погружения для опытных туристов (уол дайв).

РГС на берегах горных озер развиты во многих районах, охватывающих, как правило, древнеледниковую периферию неоген-четвертичных горных сооружений Евразии Северной и Южной Америки (Альпы, Кавказ, Алтая, Сибири, Шотландское нагорье, горы Скандинавии, Скалистые, Береговые хребты и др.). Такие РГС имеют общие черты структурной организации: Все они имеют полиструктурный характер ближнего рекреационного пространства, выражающийся в том, что береговое положение рекреационно-геоморфологических центров (городские комплексы, изолированные отели, кемпинги, санатории и индивидуальные виллы), находящиеся в пограничной зоне двух типов рельефа: берега и озерной акватории, с одной стороны, и окружающих склонов невысоких, как правило, низкогорных реже среднегорных массивов. Системы этого типа имеют полифункциональный и круглогодичный характер рекреационных занятий в пределах каждого рекреационного пространства. Они объединяют летнюю (купально-пляжную, рыболовную, водно-спортивную: водные лыжи, яхтинг; горно-спортивную: велоспорт, гольф, трекинг, дельтапланеризм и пр.) и зимнюю (горно-спортивную: горные и беговые лыжи, катания на собачьих упряжках и пр.) рекреацию. Это, в конечном счете, приводит к снижению условно-постоянных издержек функционирования рекреационного комплекса. Последнее обстоятельство является одним из самых серьезных сдерживающих экономических факторов развития рекреации. И, наконец, такие системы имеет высотную структуру рекреационно-геоморфологической периферии, которая определяет изменение масштаба рекреационно-геоморфологической информации от крупномасштабной — частной, получаемой на низких гипсометрических уровнях, до мелкомасштабной — общей, получаемой на верхних гипсометрических уровнях.

Особые рисково-аттрактивные отношения наблюдаются в контактных РГС вулканических озер Исландии, Новой Зеландии, Северной Америки. Геоморфологическое разнообразие морфологии и современной динамики вулканического рельефа представляет структурную основу для создания здесь рекреационных систем различного функционального типа от познавательной до лечебной. Многочисленные вулканические памятники природы являются основой для организации здесь мировых центров туристической деятельности. Активно протекающие здесь геотермальные процессы служат одним из главных рекреационных ресурсов, выполняющих различные рекреационные функции: 1) геотермальное тепло используется для энергетического снабжения рекреационной системы; 2) термальные воды и озерные отложения в виде биологически активных грязей используются в бальнеологической рекреации; 3) аттрактивные свойства современных проявлений термальной активности (гейзеры, грязевой вулканизм, фумарольная деятельность) являются организационной основой для создания национальных природных парков, в которых действуют специальные познавательные программы; 4) вулканические озера представляют широкие возможности для организации спортивной и рыболовной рекреации.

Долинные РГС наиболее широко распространены в горных долинах. Эстетическая привлекательность горных районов хорошо известна. Геоморфологическое разнообразие горного рельефа дополняется вертикальной ландшафтной зональностью. Это позволяет использовать в различных рекреационных целях все высотные ярусы горного рельефа и создавать рекреационные системы различного размера и специализации. Сложная орография, активная современная экзодинамика склоновых, гляциальных, флювиальных и других процессов вынуждает организаторов туристической деятельности учитывать природные и природно-техногенные риски при создании и эксплуатации таких систем. Организация рекреационно-геоморфологического пространства в пределах флювиального рельефа, связанная с особенностями его морфологии, динамики и эволюции, обусловленных тесной связью геоморфологического строения речных долин как с геологическими климатическими и другими факторами, объясняет необходимость выделения двух подтипов долинных РГС: 1) русловых-береговых, 2) долинных. Первые широко используются для реализации спортивных, приключенческих, познавательных и оздоровительных целей рекреантов в рекреационных районах горных сооружений Кавказа, Алтая, Урала, Гималаев, Анд и др. Вторые составляют основу горной рекреации. Их рекреационно-геоморфологическое пространство представляет собой системообразующий фактор возникновения, и устойчивого функционирования зимней спортивной и летней спортивно-оздоровительной и природно-познавательной рекреации. Геоморфологические условия и ресурсы, как правило, служили основанием для экономического развития многих горных регионов, освоение которых начиналось с рекреационного использования. Такие РГС представляют мировые центы туризма и спорт: Шамони (Французские Альпы), Цермат и Давос (Швейцарские Альпы), Инсбрук (Австрийские Альпы), Картина де Ампеце (Доломитовые Альпы), Красная поляна (Россия) и многие другие.

Узловые РГС располагаются на стыке различных линейных горных морфоструктур и представляют особый интерес для размещения крупных рекреационных систем. Это объясняется тем, что территория на стрелке долин обычно отличается значительным пространством, что важно для строительства развитого рекреационного центра. Такое рекреационно-геоморфологическое пространство предоставляет больше возможностей для выбора безопасного места для строительства. Для него наилучшим образом могут быть учтены риски от опасных природных процессов может двоеточие и без скобок? (лавиноопасные, оползневые, обвальные и прочие склоны здесь располагаются на большем расстоянии от оси расширения). А узловое положение создает условия для организации рекреационных занятий на склонах различных экспозиций, что служит основой функционирования рекреации в разные периоды времени. Пересечение линейных морфологических элементов создает дополнительные возможности для развития транспортного сообщения с другими рекреационными центрами. Примером рекреационных систем этого типа служит РГС Цель-ам-Зее (Австрийские Альпы).

Исток-устьевые РГС мало распространены в рекреационных регионах. Это объясняется неблагоприятными экологическими условия устьевой зоны и повышенными природными рисками. В устьевые зоны поступают все загрязнение из вышерасположенного бассейна, что не позволяет в полной мере развивать здесь купально-пляжную рекреацию. Расположенные на конусах выноса рекреационные объекты часто подвержены разрушением селевыми процессами и опасности затопления. Это относится к устьевым участкам крупных и мелких рек. Из-за этого организаторы рекреационной деятельности избегают создания рекреационных объектов пляжно-купальной рекреации на морских берегах вблизи устьев рек, так как эти места отличаются низкой аттрактивностью и высокими природными рисками. Тем не менее, такие места пользуются популярность у рекреантов, предпочитающих культурно-познавательный или созерцательный отдых (Локарно, Аскона). К устьевым участкам долин тяготеют городские агломерации, например, Люцерн и Женева в Швейцарии, имеющие длительную историю становления, и поэтому имеющие культурные, в основном архитектурные, объекты, привлекающие туристов. Другим важным обстоятельством, являющимся основанием для развития здесь рекреационных центров, является узловое транспортное положение на пересечении сухопутных, речных и морских туристических маршрутов, что дает возможность использовать эти зоны в качестве отправных точек для таких маршрутов.

Пространство РГС замкнутых впадин позволяют создавать крупные рекреационно-геоморфологические рекреационные системы многоцелевого назначения на основе геоморфологического разнообразия зоны сочленения впадины и её горного обрамления. Оптимальным рекреационно-геоморфологическим потенциалом обладают РГС межгорных котловинах пустыни Атакамы (северное Чили), впадина Кито (Эквадор), котловина кальдеры Нгоро-Нгоро и др.

Познавательные аспекты присущи значительной части рекреационных занятий. Однако выделяются сугубо познавательные рекреационные занятия, связанные с информационным «потреблением» культурных ценностей, среди которых особое место занимают природные явления и объекты. К таким видам рекреационной деятельности относится познавательный экологический туризм. Одним из видов экотуризма, где рельеф служит основой создания, функционирования и устойчивого развития рекреационной системы, является экотуризм в границах особо охраняемых природных территорий (акваторий) и в условиях дикой, ненарушенной или мало измененной природы или в приделах региональных рекреационно-геоморфологических систем.

Региональные РГС представляют собой обширные целостные территориальные хозяйственно-социально-природные системы, обладающие расширенным общим геоморфологической пространством, определяющим психо-эмоциональную и социально-экономическую и предметную среду функционирования РС определенного типа. Региональные РГС представляют основу организации экологического туризма. Они включают: 1) линейные РГС на основе железнодорожных маршрутов, на основе автомобильных маршрутов и 2) ареальные РГС (равнинные и горные). Последние подразделяются на: тектонические, вулканические, геотермальные, карстовые, ледниковых побережий и эрозионных бедлендов.

Линейные РГС представляют собой территориальные структуры, выступающие в качестве основы протяженных экскурсионных маршрутов широко представленных на рынке туристических услуг. Специфика организации таких маршрутов определяется многими факторами: типом туристических объектов, рекреационными целями отдыхающих, транспортной сетью и пр. Как правило, такие маршруты отвечают познавательным целям и подразделяются на историко-культурные, природные и комплексные. Одной из главных целей организаторов такого вида рекреации является всесторонний охват разнообразных рекреационных объектов и получения рекреантом комплексной информации о конкретной рекреационной территории. Эффективная организация такого рода рекреационной деятельности невозможна без учета сложной пространственной и функциональной структуры рельефа и соотношения ее с транспортной осью, вдоль которой осуществляется маршрут. Особенно велико значение рекреационно-геоморфологических свойств рельефа для организации и функционирования систем познавательной природной рекреации. В качестве транспортных осей в этом виде рекреационной деятельности выступают железные и автомобильные дороги, водные речные и морские пути (маршрут по Транс-Андийской железной дороге, Альпийское шоссе в Астрийских Альпах, высокогорные железные дороги Швейцарии, система дорог в Доломитовых Альпах, комплексный маршрут озерного края Чили и пр.

Равнинные ареальные РГС располагаются в пределах спокойных в тектоническом отношении территорий. Малоконтрастные слабые тектонические движения создают условия для длительной денудации рельефа. В результате планации морфологически контрастными чем? выделяются структурные формы и останцовые массивы, возникшие при действие избирательной денудации. В целом, аттрактивными объектами в таких РГС выступают либо эрозионные формы (долины рек, временных водотоков) или положительные формы останцового рельефа. Особенно наглядна роль рельефа в организации туристической деятельности на равнинах Северной Танзании в национальных парках Тарангири, Серенгети и национального парка Масаи Мара южной Кении.

Как правило, ареальные горные тектонические РГС располагаются в пределах активных новейших структур с большой амплитудой тектонических движений, продолжающихся до настоящего времени. При этом ведущими движениями в этих структурах являются вертикальные перемещения по линейным нарушениям, нередко сопровождающиеся активным вулканизмом. В результате такой активной эволюции территории создает значительные контрасты высот, что приводит к удивительному разнообразию форм и создает условия для наблюдения за уникальными морфологическими ландшафтами с разнообразных смотровых точек. Последнее обстоятельство чрезвычайно повышает аттрактивные свойства региона и определяет экономическую эффективность рекреационной деятельности.

Вулканические ареальные РГС функционируют на основе проявления современных вулканических и поствулканических процессов в районах активной эндодинамики. Широко известны вулканические ландшафты Йелустонского национального парка в США, национальный парк вулкан Этна на восточной Сицилии, район залива Пицуоли и вулкан Везувий в южной Италии, активные вулканические ландшафты Исландии и многие другие.

Ареальные геотермальные РГС обладают исключительными аттрактивными свойствами, основанными на уникальных и чрезвычайно эффектных динамических процессах. Наблюдение за извержениями гейзеров, бурлящими котлами кипящей воды, грязевыми ванными, серными источниками и другими активными природными явлениями всегда привлекали многочисленных туристов в районы является основой рекреационного комплекса в районах термальных проявлений. Вместе с тем, привлекательность таких объектов сопряжена с разнообразными природными рисками. К ним относятся высокая сейсмичность, повышенная вероятность повторных вулканических извержений, опасности, связанные с неустойчивостью верхних горизонтов горных пород над грязевыми камерами и пр. Это создает определенную трудность в организации посещения туристами таких активных геодинамических объектов в различных районах Исландии, Новой Зеландии, Чили, востока России.

Карстовые РГС широко распространены в различных регионах мира. Они представлены объектами открытого — наземного карста и подземными формами — пещерами. Известные природные парки, основой которых являются карстовые формы, распространены в Европе: Постойнска-Яма в Словении, Плитвитские озера в Хорватии, Торкаль в Бетских Кордильерах Испании, в Азии: бухта Халонг в Северном Вьетнаме, натечные террасы Паммукале на западе Турции, башенные формы вокруг Яншо в Южном Китае, известняковые скалы Гунунг Мулу в Малайзии, натечные террасы Акиёсидо в Японии, Мамонтова пещера в США, карстовый ландшафт Вайтомо в Новой Зеландии и многие другие. Уникальные карстовые ландшафты часто сами являются системообразующим природным ядром, вокруг которого формируется рекреационный узел из нескольких рекреационных систем.

Заметное место среди ареальных рекреационно-геоморфологических систем занимают РГС древнеледниковых побережий и побережий современного оледенения приполярных районов. В геоморфологическом отношении эти побережья представляют собой полосы горного сильно расчлененного рельефа, испытавшего во время неоднократных оледенений интенсивную ледниковую обработку. В результате эрозионный горный рельеф был преобразован в горный тектоно-ледниковый рельеф, состоящий из комплекса фьордов и фиардов, разделенных горными массивами, несущими типичные экзарационные формы в виде каров, карлингов, ледниковых нунатаков, висячих ступень и пр. Часто в первозданный древнеледниковый ледниковый добавляются современные ледники разных типов, что еще больше повышает аттрактивные рекреационные возможности территорий. В пределах всех таких ареальных РГС проложены водные, реже автомобильные или железнодорожные туристические маршруты. Главные районы древнеледниковых РГС находятся в умеренных широтах на западных горных побережьях в Скандинавских гор в Норвегии, склонах Патагонских Анд в Чили, в районе Фьордленд в юго-западной части Южного острова Новой Зеландии и на западном побережье США и Канады. Строение геоморфологического пространства побережий с современным оледенением Антарктиды и Гренландии, Аляски и Канады отличается высокими природными рисками, что повышает их аттрактивность, основанную на уникальности морфологических ландшафтов.

Разнообразие форм, возникших в результате эрозионных процессов на различном субстрате, является системообразующим ядро функционирования РГС эрозионных бедлендов (природный парк «Арки» в штате Аризона США, бедленды центральной Атакамы, прибрежные участки сильно расчлененного рельефа в Южном Вьетнаме, морфологический ландшафт Центральной Каппадокии в Турции).

Пространственный анализ лежит в основе региональной типизации РГС. Он заключается в тесной зависимости внутреннего строения, функционирования, устойчивости к внешним воздействиям и эволюции систем от их пространственного положения. Применительно к рекреационной деятельности это означает, что её геоморфологическая позиция в определенном мезо-, макро- и мегарельефе, не знаю нужны ли дефисы, о вроде нужны имеющим определенное генетическую природу и современную динамику имеют решающее значение для различного внутреннего строения рекреационной территории, часто полностью определяет тип рекреационной специализации, пространственное размещение рекреационных объектов, рисковую составляющую отдыха и внутреннее функциональное зонирование рекреационной системы.

Отдельные виды рекреации, например, пляжно-купальная, спортивная, локализованы в пространственно ограниченных локальных РГС из-за функциональной зависимости от определенных геоморфологических ресурсов (береговая зона, горные склоны, горные массивы и пр.) или тяготеют к особой геоморфологической позиции (РГС слияния или исток-устьевых РГС,), определяющей сложную социально-историческую эволюцию рекреационного центра и всего рекреационного района. Природно-познавательная рекреация, как правило, пространственно организована виде ареальных РГС, для которых характерно использование обширной территории, содержащей разнообразные по форме и информационному содержанию геоморфологические ресурсы.

Рекреационная деятельность зависит от внутренней пространственной организации РГС, которая определяется региональными геоморфологическими особенностями её структурных уровней – центра, ближнего пространства и периферии. На уровне центра, геоморфологическое строение создает условия внутреннего функционального зонирования территории, что особенно отчетливо проявляется в береговых и долинных РГС. На уровне ближнего пространства особенности морфологи определяют, например, пространственное размещение вертикального транспорта в горных долинных РГС, или приводят к дополнительным материальным издержкам по созданию транспортного сообщения между рекреационным центром главными рекреационными ресурсами в береговых РГС на берегах мало измененных волновой деятельностью. На уровне периферии геоморфологическое разнообразие или однообразие территории соответственно расширяет или наоборот сужает дополнительные рекреационные предложения и, в конечном счете, влияет на экономическую эффективность рекреационной деятельности.

Эволюция рельефа, связанная с природными процессами, собственное время протекания которых сопоставимо со скоростью развития рекреационной системы, влияет на развитие уровенно организованного рекреационно-геоморфологического пространства. Это особенно наглядно проявляется в горных долинных РГС при современной деградации оледенения, когда отступание ледника сопровождается расширением пространства рекреационного центра и общим территориальным смещение всей рекреационной деятельности вслед за перемещение рекреационного ресурса, в качестве которого выступают аттрактивные объекты краевой зоны горного оледенения.

Пространственная организация геоморфологических объектов — геоморфологических памятников (кобджи на денудационных равнинах Восточной Африки, карстовые формы в горных регионах Динарского нагорья, Южного Китая, прибрежной акватории Юго-восточной Азии и т.д.), определят структуру маршрутной сети рекреационной территории. Такие объекты выступают в качестве структурных узлов такой сети, концентрируя вокруг себя рекреационные потоки, и предоставляют собой главные организационные и информационные центры в региональных ареальных или линейных РГС.


<< предыдущая страница   следующая страница >>