bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 16 17
ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 4

Глава 1. СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ И ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ НЕТЕРПИМОСТИ

1.1. Научные подходы к изучению нетерпимости 13

  1. Социобиологический подход 13

  2. Социально-структурный подход 15

  3. Социально-когнитивный подход 16

  4. Дискурсивный подход 19




  1. Язык как средство конструирования социальной реальности 26

  2. Конфликт как основополагающий смысл дискурса ненависти.... 31

  3. Конструирование этнического конфликта 34

  4. Концепт «идентичность» и его конструирование в дискурсе 36

  5. Языковые формы выражения предубеждений 43

  6. Вербальная агрессия 50

Выводы по Главе 1 55

Глава 2. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ «НЕНАВИСТЬ»

  1. Концепт как объект изучения в лингвистике 58

  2. Проблема изучения эмоций 70

  3. Эмоции как объект изучения в лингвистике 79

  4. Социальный аспект эмоций 81

  5. Эмоциональный концепт «ненависть» 83




  1. Подходы к изучению эмоциональных концептов 83

  2. Структура эмоционального концепта «ненависть» 86

Выводы по Главе 2 96

Глава 3. СТРУКТУРНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ДИСКУРСА НЕНАВИСТИ

3.1. Содержательные признаки и смыслы дискурса ненависти 98

3.2. Манипулятивные стратегии в институциональном дискурсе

ненависти 110

  1. Стратегии презентации 112

  2. Стратегии «легализации ненависти» 119

  3. Пример комплексного анализа дискурса ненависти 122




  1. Признаки дискурса ненависти 125

  2. Моделирование дискурса ненависти 126

Выводы по Главе 3 130

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 132

ЛИТЕРАТУРА 136

ПРИЛОЖЕНИЕ 155

ВВЕДЕНИЕ

Тема настоящего диссертационного исследования связана, с одной стороны, с эмоциональной сферой человеческого бытия (ненависть), а с другой с миром социальных отношений (социальная ненависть). Предполагается, что ненависть и социальная ненависть находятся в родовидовых отношениях. В отличие от просто ненависти, социальная ненависть направлена на объект (группу или индивида как представителя определённой группы), который выделяется, в первую очередь, по социально-релевантным признакам и характеристикам таким, как пол, национальность, раса, возраст, сексуальная ориентация и т.д. В социальных науках для обозначения подобного рода ненависти принят термин «нетерпимость», которому в английском языке соответствует термин «intolerance». В англоязычных научных работах, посвященных проблемам нетерпимости, наряду со словом «intolerance» часто используется слово «hate», то есть эти термины являются взаимозаменяемыми. В настоящем исследовании используется термин «социальная ненависть», по отношению к которому «нетерпимость» выступает в роли синонима.

Начиная с середины прошлого века человеческую мысль как никогда ранее стали волновать проблемы национальных, культурных и тендерных различий. На повестке дня всё чаще появляются вопросы расовых, этнических, межкультурных отношений и, как результат, сопряжённые с ними проблемы национальной и культурной идентичности, социальной агрессии, межнациональных конфликтов и нетерпимости [Bruner 1990; Spillers 1991; Wiegman 1995; Huntington 1993; Национализм, ксенофобия и нетерпимости в современной России 2002; Тишков 2000; Толерантность 1995; Толерантность в современной цивилизации 2001; Толерантность 2001; Толерантность 2002; Язык и этнический конфликт 2001]. Особую актуальность обозначенные проблемы приобретают в свете одновременного протекания и столкновения двух противоположных тенденций в современном мире. С одной стороны, набирает обороты процесс

4

глобализации, а идея мультикультурных обществ становится всё более популярной. В то же время наблюдается обратный процесс: государства-нации стремятся к сохранению территориальной целостности, экономической и политической независимости, культурных традиций.

На современном этапе развития общества стратификационный порядок системного мира уже не является доминирующим в развитии социальной структуры, как это было на первом и втором этапах развития модерна. Происходит усиление роли статусных порядков, определяемых «стилем жизни и принадлежностью к ценностно-фундированной статусной группе, которая формируется через соответствующие ценностные образцы, идентичность, верования, вкусы, мнение и потребление» [Социологические теории модерна.... 1996: 23].

Основные проблемы, связанные с нетерпимостью, дискриминацией, социальными конфликтами и агрессией, изначально обсуждались и изучались в рамках исследований национализма и расизма. Анализ теоретических работ по данной тематике позволяет выделить следующие ключевые вопросы: 1) причины возникновения нетерпимости (ненависти); 2) роль элит и социальных институтов в конструировании конфликтов и создании установок на нетерпимое отношение; 3) язык как средство трансляции и воспроизводства этих установок.

Для лингвистической теории является важным установить отношения между восприятием некоторого фрагмента текста и воздействием, которое этот текст оказывает на коммуниканта. Несомненно, что один и тот же текст может вызвать совершенно разные чувства у различных реципиентов. Это зависит, в первую очередь, от того, насколько психологическая структура сознания реципиента-интерпретатора совпадает с психологическими особенностями и установками создателя текста. Другими немаловажными факторами являются возраст, класс, образование, профессия, пол, культура, прежние знания, личностные характеристики, текстовый опыт. Это значит, что слушающий/читающий изначально стремится приписать то, что он или

она слышит или читает, определённому фрейму, что первоначальный текст сканируется посредством определённых стратегий с тем, чтобы получить текстуальную базу (значение, план, предмет текста). С другой стороны, этот процесс зависит от социопсихологических параметров и реальной ситуации [Водак 1997: 50]. Следует подчеркнуть тот факт, что реципиент всегда интерпретирует воспринимаемый текст и, как следствие, выводит смысл из него, а понимание в значительной мере зависит от предшествующего знания, хранящегося в памяти в виде схем, скриптов и фреймов.

В англоязычном мире уже довольно прочно устоялся термин «hate speech», используемый для любых вербальных форм проявления нетерпимости и разжигания розни. 30 октября 1997 года Комитет Министров государств-участников Совета Европы по вопросам разжигания ненависти принял рекомендацию № R (97)20 по борьбе с разжиганием ненависти. В этом документе, призванном ограничить распространение ненависти, термин «hate speech» определяется как понятие «покрывающее все формы самовыражения, которые включают распространение, провоцирование, стимулирование или оправдание расовой ненависти, ксенофобии, антисемитизма или других видов ненависти на основе нетерпимости, включая нетерпимость в виде агрессивного национализма или этноцентризма, дискриминации и враждебности в отношении меньшинств, мигрантов и лиц с эмигрантскими корнями».

Нетрудно заметить, что вышеприведённое определение довольно пространно и может быть релевантным для огромного числа жанров текстов (дискурсов): от лозунгов, программ политических партий и текстов СМИ до шуток и анекдотов националистического толка. Определение оперирует концептами, являющимися ключевыми для политического дискурса (раса, антисемитизм, национализм, этнос, меньшинства), который непосредственно связан с идеологией [о множественности подходов к определению содержания и границ политического дискурса см. подробнее: Шейгал 2000].

В исследованиях социологов встречается термин «язык вражды» [Верховский 2002]. Однако авторы этого проекта (информационно-исследовательский центр «Панорама»), проводившие мониторинг российских СМИ, признают, что в большей степени наличие языка вражды в исследуемых текстах определялось чисто субъективно. Они исходили из того, было бы им самим неприятно прочитать подобное высказывание об этнической или религиозной группе, к которой они себя причисляют. Таким образом, субъективность в данном вопросе неизбежна. Особенно это проявляется в случаях, когда в тексте отсутствуют эксплицитные вербальные маркеры агрессивности, такие, как непосредственные призывы к насилию, дискриминации, обсцентные слова и др. Вообще стоит отметить, что в «чистом» виде тексты ненависти в институциональной коммуникации встречаются по большей части в Интернете на экстремистских сайтах, которых, в принципе, не так уж и много. В остальных случаях ненависть искусно вуалируется создателями текстов, чтобы их не могли обвинить в распространении ненависти.

Термин «язык вражды» вызывает некоторую критику ещё и в том плане, что слово «язык» невольно относит исследователя к изучению формальных, по большей части лексических средств. При этом когнитивные аспекты продуцирования и рецепции текста выпадают из поля зрения. В этой связи для изучения языковых форм реализации нетерпимости и их воздействия на реципиента нами вводится понятие «дискурс ненависти». Вслед за Ю. Н. Карауловым и В. В. Петровым, мы понимаем дискурс как «сложное коммуникативное явление, включающее кроме текста ещё и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресанта), необходимые для понимания текста» [Караулов, Петров 1989: 8]. Ненависть при этом выступает, с одной стороны, как социализированное чувство, а с другой, как синоним таких понятий, как «нетерпимость», «предубеждение», «агрессия».

Объектам данного исследования является речевая коммуникация.

Предмет анализа составляют вербальные тексты с эмоционально-смысловой доминантой «ненависть», а также когнитивно-речевые механизмы формирования и реализации ненависти по отношению к различным социальным группам. Необходимо оговориться, что в работе не ставится цель давать какую-либо оценку дискриминируемым группам и предубеждениям против них.

Актуальность избранной темы обусловлена:

1) важностью обращения к проблеме распространения ненависти и
розни в современном обществе;

  1. необходимостью выявления роли языка в формировании социальных
    отношений;

  2. необходимостью исследования социально значимых эмоций с точки
    зрения их реализации и конструирования в языковой коммуникации;

  3. интегративностью используемого подхода.

Целью диссертационного исследования является критический анализ дискурса ненависти, описание его структурно-содержательных элементов и свойств, выявление типичных «жанрообразующих» признаков.

Для достижения поставленной цели в диссертации решаются следующие задачи:

  • рассмотреть существующие научные подходы к проблеме социальной
    ненависти (нетерпимости);

  • обозначить парадигму, в рамках которой возможно комплексно
    исследовать феномен социальной ненависти;

  • описать структуру эмоционального концепта «ненависть», выявить
    его ассоциативные связи и формы реализации в дискурсе;

  • определить соотношения и связи между понятиями ненависть,
    нетерпимость, агрессия, предубеждение',

  • выделить и проанализировать когнитивно-речевые стратегии,
    применяемые для конструирования ненависти в дискурсе;

8

  • выявить свойства и функции дискурса ненависти на персональном и
    институциональном уровнях;

  • построить модель дискурса ненависти.

Материалом исследования послужили дефиниции понятия «ненависть», представленные в толковых и специальных русскоязычных и англоязычных словарях (15 источников); данные анкетного опроса (100 информантов); дискурсивные формы выражения ненависти к определённой социальной группе (персональный дискурс; 404 текста); тексты электронных СМИ на русском и английском языках (30 текстов).

В соответствии с целью и задачами исследования в качестве основных методов анализа использовались критический дискурс-анализ, метод лингвистического наблюдения и описания, метод компонентно-дефиниционного анализа, метод контекстуально-интерпретационного анализа, контент-анализ, метод сопоставительного анализа, метод анкетного опроса.

Теоретической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных исследователей, посвященные изучению социально-когнитивных (О. В. Аронсон, С. В. Кардинская, О. Карпенко, К. Лоренц, В. С. Малахов, А. Г. Осипов, В. А. Тишков, G. Allport, J. Baldwin, D. Bar-Tal, M. Billig, В. Dunwoodie, S. Huntington) и лингвистических (А. Верховский, Р. Водак, Дейк ван Т. А., Н. А. Купина, Т. В. Михайлова, М. Asante 1998) аспектов нетерпимости и социальной агрессии, работы представителей теории социального конструкционизма (Б. Андерсен, П. Бергер, К. Джерджен, Т. Лукман, А. Н. Онучин, V. Вшт, W. Реагсе, J. Powers), исследования в области дискурс-анализа и критической лингвистики (И. В. Жуков, М. Л. Макаров, А. А. Романов, А. А. Филинский, Е. И. Шейгал, Beaugrande R. dе, Н. В rookes, В. D ellinger, D ijk van T. А., N. F airclough, R. Huelsse, G. Kress, R. Langer, J. Torfing), лингвистической концептологии (А. П. Бабушкин, Л. Е. Вильмс, А. А. Залевская, В. И. Карасик, Н. А. Красавский, 3. Д. Попова, Т. Ю. Сазонова, Г. Г. Слышкин, Ю. С. Степанов, И. А. Стернин,

A. Damasio), лингвистической эмотиологии (В. П. Белянин, Е. Ю. Мягкова, Е. А. Репина, 3. Е. Фомина, В. И. Шаховский), психологические и социально-когнитивные теории эмоций (А. Вежбицкая, Б. И. Додонов, С. Л. Рубинштейн, P. Ekman, D. Margolis, E. McCarthy, A. Ortony, D. Rougement, T. Turner, R. Plutchik, R. Sousa de). Научная новизна работы заключается:

а) в разработке лингвистического аспекта проблем, являющихся
объектом внимания таких научных направлений, как психология,
социология, философия;

б) в описании структуры и лингвистически релевантных характеристик
эмоционального концепта «ненависть»;

в) в изучении эмоций как социальных феноменов и применении
принципов социального конструкционизма к их исследованию;

г) в определении дискурса ненависти, а также комплексном описании
его признаков и свойств;

д) в выявлении социально-значимых смыслов, программируемых в
дискурсе ненависти.

Теоретическая значимость выполненной работы состоит в развитии теории критического дискурс-анализа, описании когнитивных и речевых механизмов разжигания социальной ненависти и конструирования социальной реальности, описании стратегий манипуляции общественным сознанием. Полученные результаты способствуют лучшему пониманию языковых механизмов воздействия СМИ на социум.

Практическая ценность работы определяется возможностью применения ее результатов в разработке общих и специальных курсов по семантике и прагматике речевого общения, лингвистической эмотиологии, теории речевого воздействия, социолингвистике, для проведения лингвистической экспертизы текстов СМИ и других типов текстов институционального дискурса с целью установления фактов разжигания ненависти и пропаганды нетерпимости.

10

На защиту выносятся следующие положения.

  1. Изучение эмоциональных концептов требует не только
    лингвистического анализа вербальных средств их концептуализации и
    реализации, но и социопсихологического интерпретирования.

  2. В лингвистическом плане дискурс ненависти можно определить как
    процесс (вос)производства устных и письменных текстов с эмоционально-
    смысловой доминантой «ненависть». «Ненависть» как эмоция может
    проявляться в тексте эксплицитно (через посредство прямой номинации этой
    эмоции и использования соответствующих эмотивов), а также имплицитно -
    путём актуализации сопряжённых с ненавистью понятий и категорий, таких
    как отвращение, презрение, страх, внешняя угроза и т.д.

  3. Дискурс ненависти можно рассматривать как одно из пространств
    коммуникативной деятельности человека, в котором происходит
    конструирование социальной реальности. Объект дискурса ненависти всегда
    социален. Следовательно, на дискурсивном уровне происходит не только
    «отображение», но и конструирование отношений между субъектами
    социального мира.

  4. Основной функцией институционального дискурса ненависти
    является консолидация МЫ-группы, поддержание и укрепление её
    доминирующего положения и авторитета.

  5. Основными свойствами дискурса ненависти являются агрессивность,
    иррациональность и манипулятивность.

  6. Персональный дискурс, в первую очередь, характеризуется
    установкой на выражение ненависти и диффамацию объекта, в то время как
    в институциональном дискурсе главной коммуникативной задачей является
    оправдание ненависти.

Основные положения и результаты исследования были

следующая страница >>