bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 10 11
ЛЮДМИЛА КОЗЛОВА


Алтай - Алтарь


Мои читатели – Те, Кто Всегда в Пути. Я думаю - это люди молодые, независимо от возраста.

Автор.


г.Бийск

2009 г

ББК 84 (2 Рос-Рус) 6

К–875


К–875.Л.Козлова.- «Алтай-Алтарь». - Новеллы, легенды. -г. Бийск.-2010 г.- 248 с.


Людмила Козлова – член Союза писателей России, автор шестнадцати книг поэзии и прозы, лауреат Российской литературной премии им. Сергея Михалкова 2008 г (за рукопись сказок «Земля - мой дом»).

ББК 84 (2 Рос-Рус) 6-4

ISBN 978-5903042-47-0


Редактор и рецензент Николаев Н.М.


© Козлова Л.М.

© Оформление -Издательский Дом «Бия»


ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ


В этой, очень важной для меня, книге считаю нужным сказать несколько слов о моём подходе к писательству. Думаю, если человеку и нужно брать перо в руки, то лишь для того, чтобы рассказать, каков он, его собственный мир, что человек считает главным двигателем жизни.

Любое творчество субъективно, и поэтому нет преимуществ у одного литературного жанра перед другим, как это часто и ошибочно считают любители реалистической литературы.

В этой книге собрано многое, что написано мной о любимом Алтае, о родном селе Солоновке, о событиях последних лет, связанных с планами постройки здесь игорной зоны, и то, что касается одного из самых красивых народных преданий – легенды о Беловодье.

Поскольку я – неисправимый романтик, в книге присутствует именно этот стиль – большинство вещей, представленных в ней, есть ничто иное, как лирические новеллы или легенды в авторском исполнении.

Мои лирические новеллы – скорее, поэзия, чем проза. Всё, что показано в них – это мой мир, где внешние детали видятся через волшебную призму фантазии. Мои истоки и в литературе и в жизни – это блистающий мир Александра Грина. И этот мир так близок сказочной природе Алтая, что иногда кажется – вот сейчас на горной тропинке я встречу его – вечного странника и скитальца, великого сказочника и мечтателя.

Элементы фэнтэзи в моих новеллах – это не голая фантастика, но всегда – проекция реальных фактов и явлений в будущее.

Если и есть нечто ценное в художественных произведениях, то это именно авторское видение мира, а вовсе не степень адекватного отражения окружающей действительности. Индивидуальность, и только это, выделяет личность из общего потока жизни, и только это интересно в другом человеке. Вот в этом и том – мы похожи, а что же отличает нас друг от друга? Это отличие и есть самое интересное - та загадка рядом существующего микрокосма, которая и заставляет людей притягиваться друг к другу.

Авторская картина мира – это система опознавания Добра и Зла в себе самом и в ближнем, поэтому все новеллы в этой книге имеют мировоззренческий характер. Все они исходят из глубочайшего убеждения, что мир стоит на Нравственном Законе, а реализует его человек.

Это моё видение мира.

Мои читатели – Те, Кто Всегда в Пути. Я думаю - это люди молодые, независимо от возраста.

Людмила Козлова


Алтай - Алтарь

(новелла)

******************************


ПРОЛОГ

(раздумья автора и учёных)

Начать эту историю, я думаю, нужно издалека. Поэтому, дорогой читатель, заглянем вместе через века и тысячелетия. Попытаемся увидеть будущее Земли и её планетарного центра – мегаполиса “Алтай-Алтарь”, где будут обитать наши потомки. В том, что это случится именно так, я не сомневаюсь. И вот почему.

Ни для кого не секрет, что история цивилизации подошла к переломному моменту. Фактов, говорящих об этом, множество: глобальное потепление климата, изменение положения оси планеты (из-за смещения центра тяжести нашего голубого волчка), уменьшение толщины озонового слоя, загрязнение почвы, воды, воздуха, мутации живых организмов и человека в том числе. Биологи называют наше время эпохой исчезновения видов. Мы едим пищу, непригодную для питания. Пьём воду, непригодную для питья./Л.К./

По сути, мы подходим к эре промышленного использования подземных вод. Вот что пишет по этому поводу известный публицист и писатель Еремей Парнов:

«Когда-то подземные воды считались неисчерпаемыми. На них смотрели как на вечный дар, подобный дождю. И действительно, есть воды, которые пополняются за счёт тех же дождей и подземных потоков. Но, к сожалению, это скорее исключение, нежели правило. Как и в подлунном мире, в царстве Плутона тоже существует проблема воды. По каплям собирала природа запечатанные свои запасы. Медленно фильтруясь сквозь песчаные пласты, перетекая в понижения по нерукотворным глиняным ложам, скоплялись эти драгоценные капли в пустотах, которые Шекспир называл «пузырями Земли»». Запасы Плутона ограничены. Их легко растратить, но наполнить хранилища вновь способны лишь тысячелетия. И в этом подземные воды похожи на нефть. Мы можем рассчитывать лишь на однократное их использование» /альм. «Бригантина»-М.-1975/

По информации геологов равнинная часть Алтайского края в буквальном смысле плавает на поверхности подземного моря. Мы владеем несметным богатством – люди давно поняли, что чистая вода – это жизнь.

Центр большого континента, самого большого на планете, это точка, выгодная для жизни. С любой позиции – географически, климатически, по запасам полезных ископаемых, по растительным ресурсам и богатству фауны, по запасам подземных вод.

Срединное расположение по широте – между полюсом и экватором – это гарантия сохранения жизни, даже если произойдет поворот оси планеты на сто восемьдесят градусов. Получается, Алтай – это место, где при любых условиях может сохраниться и сохранялась жизнь на протяжении всей истории планеты. Это ворота в Будущее – место, отмеченное Богом./Л.К./

Подтверждением тому служит информация археологов о том, что в долине верхнего течения реки Ануй сосредоточено множество многослойных пещерных стоянок и стоянок открытого типа. Все эти памятники сформированы в результате длительного и непрерывного наслоения древних уровней обитания первобытных людей в период 300 тысяч лет до н. э. – 12-10 тысяч лет до н. э.

Самым уникальным памятником является Денисова пещера – древнейший «пещерный дом» на территории России. Она находится неподалёку от границы Солонешенского района Алтайского края и Усть-Канского района республики Алтай в живописной речной долине, замкнутой невысокими горными хребтами. Это классическая карстовая пещера, формировавшаяся в течение миллионов лет в процессе вымывания мягких известковых пород талыми и дождевыми водами и расположенная в подошвенной части скальника. Рядом проходит дорога, которая является одним из древнейших миграционных и торговых путей, соединявших Сибирь с районами Центральной Азии и впервые упоминаемая китайскими хрониками ещё трёхтысячелетней давности. /«Археологический справочник Алтая»/

По законам выживания в эпоху глобального потепления люди осознанно или неосознанно должны начать мигрировать к таким местам. Сколько их на планете, никто не знает. Но Алтай – точно одно из них. Поэтому, в общем-то, ничего удивительного нет в том, что неосознанная миграция начинается задолго до глобальных необратимых катастроф. И начинается с движения финансовых потоков и обживания местности хотя бы на правах туристических маршрутов. Игорный город, который собираются построить на Алтае в начале 3-го тысячелетия, с этих позиций – лишь звено в глобальной миграции людей, одно из многих / Л.К./

Это подтверждается и исследованиями учёных, занимающихся разработкой методологии экосоциопрогноза Сибири и нашей цивилизации в целом. Материалы широко публиковались в периодической печати и на официальном сайте научного центра «Экопрогноз».

Алтай по многим признакам можно назвать Первоистоком разумной жизни на планете. Как считает научный руководитель центра, академик РАЕН Владимир Понько, особая роль Алтая, ранее ничем, казалось бы, не примечательного, должна проявляться всё больше и больше. Рерихи в прошлом веке в иносказательной форме говорили об исключительной миссии алтайской земли. Сейчас есть научное обоснование этому.

В теории происхождения человечества, данные археологических раскопок в предгорьях Алтая представлены скромно. Между тем факты существования человека на территории Солонешенского района в Денисовой пещере датируются 300-тысячелетней давностью. В то время как 12 тысяч лет назад Северная Европа ещё была покрыта ледниками. Предгорья Алтая являются, по сути, единственной зоной на Евразийском континенте, отличающейся уникальной стабильностью климата, благоприятного для проживания человека. Люди из большого алтайского «гнезда» периодически уходили в Шумер (современный Ирак), Индию, Поволжье, Европу. Алтай общепризнанно считается прародиной и многих тюркских народов.

Природа зарождения разумной жизни в предгорьях Алтая научно объяснима. Эта территория находится вблизи золотопропорциональной широты 52 градуса. Близко к данной широте расположены также английский Стоунхендж и уральский Аркаим. Под углом в 52 градуса наклонены стороны в пирамиде Хеопса. Учёными установлено, что пространство в такой пирамиде имеет повышенную энергетическую активность (здесь быстрее зарастают раны, отсутствуют процессы разложения биологических тканей). Но только в предгорьях Алтая, единственном месте на Земле, периодически проявляется точка пересечения трёх золотопропорциональных широт в 52 градуса – от земного экватора и двух геомагнитных экваторов, которые рассчитываются от находящегося в движении северного и южного магнитных поясов. Пик геомагнитного и геокосмического резонанса от их очередного схождения падает на 2012 год и приходится на окрестности горы Синюхи, которая находится на границе Смоленского и Алтайского районов.

Этот резонанс и должен обозначить начало нового этапа – перехода на путь безопасного развития для всей планеты. Это мнение Владимира Понько.

Однако в данном контексте не рассматривается суть определения – что значит «безопасное развитие для планеты». Для планеты наиболее безопасным путём развития явилось бы возникновение некоего длительного периода, в течение которого планета могла бы восстановить нарушенный баланс природных экосистем. Это возможно лишь при минимальном потреблении природных ресурсов. Имеются в виду и возобновляемые, и невозобновляемые ресурсы планеты. «Невозобновляемые» условно, так как энергетические запасы в виде нефти и каменного угля могут пополняться природным путём, но при условии «одичания» планеты на весьма и весьма длительный период. / Л.К./

Интересно мнение учёного и по поводу перспектив развития Алтая. Как считает Владимир Понько, стратегию развития края необходимо планировать с учётом прогноза мирового развития. Исходя из его основных позиций, можно сказать, что на Алтае оправдает себя ставка на развитие отраслей, основанных на возобновляемых природных ресурсах. Это земледелие, животноводство, лесное хозяйство, гидро- и ветроэнергетика. Наибольшие перспективы для Алтая Владимир Понько видит в освоении запасов пресной воды. Острейшие проблемы с питьевой водой уже сейчас испытывают Китай, Саудовская Аравия и ещё ряд южных государств. Возобновляемые ледниковые и подземные воды Алтая способны напоить население всей планеты. Поэтому имеет смысл подумать о строительстве на Китай вместе с газопроводом и попутного водовода. Он решил бы проблему и собственного водоснабжения.

А вот мнение Владимира Понько по поводу новых веяний. Строительство игорной зоны на Алтае – это один из первых шагов к экономическому развитию края. Однако наряду с положительными перспективами этот проект несёт и определенный негативный подтекст, о котором сейчас умалчивается. Наряду с тем на очереди стоит реализация серии проектов «Алтайская Смоленщина» во главе с культурно-историческим комплексом Первоистока жизни. Эти проекты разрабатываются компанией «Сибирская экология» и уже совсем недалёк час начала их осуществления.

Самым главным для Алтая становится создание в его предгорьях исторических памятников, которые получат огромную привлекательность не только для познавательного туризма, но и духовного паломничества. Было много попыток найти на Земле природные алтари. Но Алтайский Первоисток жизни среди этих объектов затмевает всё, включая пирамиды Каира, Мексики и Китая. К алтайским предгорьям уже проявляется интерес со стороны современных центров мировых религий. Владимиру Понько довелось встречаться с представителями некоторых из них. Их удивляет нахождение в этих местах географических объектов с такими названиями, как Бабырган (небесная ступа), Сурья (Солнце), Синюха, деревня Колово и так далее. Сакральный смысл, стоящий за этими названиями, обозначает Алтай, как точку, в которой человечеству предстоит принять новые духовные импульсы, чтобы понять, куда двигаться дальше./Материалы центра «Экопрогноз»/

Вот из этого, уважаемый читатель, я и буду исходить в своём повествовании.

Часть 1. Через века

1. Земля в иллюминаторе

Он нажал кнопку ручного пульта. Бесшумно открылись светоотражающие жалюзи. Потянулся, повел плечами, зевнул. Сон все еще не желал уходить, хотя отчетливое ощущение “пересыпа” заставляло торопиться – жизнь на МКС была расписана по минутам.

В иллюминатор проникали скользящие лучи утреннего света. Желтая канарейка весело прыгала в клетке, довольно попискивая – она любила утро, солнечный свет и Космонавта. Он всегда разговаривал с ней. Птица слушала, поворачивая голову то вправо, то влево. Она понимала, что Космонавт – существо доброе, для нее опасности не представляет. Вернее, Космонавт – ее друг, которому можно полностью доверять.

– Привет, подружка! Как ты? – сказал Космонавт, проходя мимо клетки в бытовой отсек, где находилась дверь в столовую.

Начался рабочий день – нужно было подкрепиться. Он с удовольствием выпил чашку кофе с сырным бутербродом.

– Все-таки хорошо, что на МКС сейчас работает искусственное тяготение, по силе почти равное земному, – подумал Космонавт. - Страшно даже представить жизнь, которая годами протекает в невесомости. А ведь на заре космонавтики так и было.

После завтрака по расписанию следовал техосмотр станции – это был именно осмотр глазами человека. Электроника контролирует все жизненно важные узлы МКС, но нельзя же выставить датчики на каждый миллиметр технического пространства. Глаз человека будет необходим всегда.

Космонавт обследовал все отсеки, начиная от бытовых – душевая, комната психологической разгрузки, тренажерный отсек. Дальше последовали сельхозлаборатория, зоолаборатория, химфизлаборатория, отсек хранения продуктов, лаборатория механики, топливный отсек, система двигателей, лаборатория очистки воды.

Наконец, он вошел в пультовую. Внимательно изучил все показания контролирующих систем, выведенные на мониторы роботов-компьютеров. Он знал, что при малейших отклонениях параметров от нормы, последует световой, звуковой, вибросигнал, который будет передан на его личный контроллер. Но… все равно каждый день строго по инструкции изучал всю цифровую информацию лично – с мониторов.

Техосмотр продолжался в течение 4-х часов. Последним штрихом всегда было свидание с родной планетой. Конечно, космонавт любовался Землей и просто через иллюминатор, но внешний вид планеты на мониторе робота сопровождался полной информацией об изменениях очертаний материков и океанов, погодных изменениях. Прогноз завтрашнего дня и долговременные тенденции планетарного масштаба были обычным делом для роботов.

Космонавт вызвал программу слежения за изменениями на планете и открыл окно “состояние на сегодня”. Он увидел привычную в последние пять лет картину: водная поверхность морей и океанов, занимающая восемьдесят процентов всей площади планеты и четыре небольших материка.

Южная Америка, по форме напоминающая сердце, носила свое название по традиции, оставшейся с прежних времен, ибо Северной Америки на карте планеты давно уже не было. Северной Америкой называлось теперь подводное плато в Атлантике.

Африка своими очертаниями напоминала ухо человека – ее центральная часть, бывшая пустыня Сахара, была под водой уже два столетия.

Азиатский, самый крупный материк, потерял почти всю Европейскую территорию за исключением южных горных массивов, Кавказских гор и Уральского хребта. Размеры Азиатского материка, как и всех оставшихся, существенно уменьшились за счет затопления прибрежных зон.

Австралия с высоты орбиты казалась крошечным островком.

Антарктида перестала существовать так же, как и Северная Америка.

Прогнозы ученых о том, что если растают льды на полюсах, то уровень мирового океана поднимется лишь на один метр, не оправдались – многое в их расчетах было не учтено. Запасы льда оказались более существенными. Кроме того, при повышении среднего уровня температуры на планете резко возрос кругооборот воды. Океаны стали заливать сушу сверху – с небес, превращая верхний слой почвы в жидкие селевые потоки. Огромные почвенные массы были смыты в океан. Резко поднялся уровень подземных вод. Суша на глазах уходила под воду.

Ядро цивилизации переместилось в центр Азиатского материка. Столицей мира стал мегаполис «Алтай-Алтарь». Космодром Байконур – единственным действующим космическим центром планеты Земля.

Космонавт, переходя от общего планетарного плана к частным секторам, всегда выбирал именно Алтай – то, что больше всего радовало глаз.

Долины сияли травами, кустарниками, цветами, над ними летели легкие облака, пели птицы. Долины бежали до самого подножия гор, выгибая свою поверхность, словно края зонтика.

Дальше вздымались каменные громады, заросшие соснами, осинами, берёзами. Издалека горы казались синими, а вблизи – полыхала разными оттенками зелень, темнели террасы, на поверхности которых плескались белые, розовые, желтые разливы – это буйно цвели кустарники. Выступали неровными причудливыми громадами скалы, то покрытые мхом, то глянцевыми толстыми листьями бадана. Реки, совершенно живые, серебристо-голубыми мерцающими нитями, словно драгоценные украшения, расцвечивали и без того цветной мир,

Взгляд его перелетел через ленивую Бию и гудящую бесноватую Катунь, на юг – к Семинскому хребту. Величественный и фантастический, он, повторял путь реки, вытянулся широкой дугой с севера на юг. При взгляде сверху мощная горная громада являла почти точный образ многоногого дракона. Космонавт так и называл его – Семинский Дракон. Образ был настолько живым, что казалось, дракон бежит, торопясь, к намеченной цели – вечный охотник в погоне за вечной жертвой.

Космонавт даже явственно ощущал воспроизводимый роботом аромат багульника, папоротника, яркий особенный запах горных трав и кустарников.

Там, где Дракон почти касался лапами Катуни, слышался гул её зеленых вод. Скользя взглядом вниз с мохнатой хвойной спины вдоль каждой лапы чудовища, космонавт двинулся по Семинскому хребту на юг. Каменный Дракон уводил его вглубь Горного Алтая. Компьютерное устройство высвечивало на карте всё новые заросли сосен, кедров, елей, альпийские луга сияли всеми красками, кое-где высокие каменные скалы хранили жемчужные озерца родников. Вдоль Семинского перевала и днём и ночью двигались автомобили – там проходил знаменитый Чуйский тракт.

Космонавт довольно долго исследовал район больших Семинских пещер, прислушивался к голосу вод, что-то рассказывающих в каменных глубинах – там, в кромешной тьме, жили холодные ручьи, ровно шумели водопады.

Чергинский Дракон имел свой характер. Он всё ещё был дик и почти не тронут цивилизацией. Он охранял большое заповедное пространство. Космонавт вначале обследовал низкогорье на севере, основательно прошелся вдоль и поперёк всех степных и лесостепных участков. Здесь видны были следы человека – разгуливали стада коров и овец, лежали валки скошенных трав. Дракон, смирно преклонив тяжёлую голову, старался передними лапами как бы очертить границы своих владений.

Лесостепь живой душистой изумрудной чашей сияла в его мощных лапах. Березы, осины, цветущие травы плескались в волнах солнечного лета. Чергинский Дракон, вытянувшись вдоль меридиана, предавался долгой июльской дрёме.

Компьютерный глаз прошелся вдоль сосновых посадок. Разгоряченные солнцем молоденькие сосны благоухали так, что казалось - можно полежать на волнах живого аромата, искупаться в них как в озере.

Камера долгое время кружилась над обширным трогом. На южном его окончании, утопая в яблоневом саду, стояла избушка лесника.

Спускаясь на юг вдоль спины Чергинского Дракона, Космонавт обследовал всю территорию заповедника, полюбовался стадом маралов. Животные спокойно паслись на альпийском лугу – это были их владения, где они никого не боялись. Даже волки им не страшны - в дружном стаде всегда есть защита.

Камера пролетела над темными еловыми посадками, обследовала плантации каких-то редких кустарников, рассмотрела посёлок, где жили и работали сотрудники заповедника.

От головы Чергинского Дракона камера двинулась точно на запад – почти вдоль пятьдесят второй параллели.

Миллиметр за миллиметром обследовала камера северный выход хребта - голову Ануйского Дракона. Здесь, положив её на плато, сбегающее в долину реки Песчаной, Ануйский Дракон словно держал в лапах полукруглое блюдо. В его углублении и раскинулась часть мегаполиса Алтай-Алтарь.

Голова Ануйского Дракона - безлесая большая гора, переходившая в мощную шею на юге, держала на себе огороженную полукругом территорию маральника. Своим правым ухом Дракон слышал гул бешеных вод Песчаной, несущихся по валунам в ущелье. Левым ухом - шёпот притока Песчаной. Это была узенькая горная река Солоновка.

2. Столица Мира

Нажимая команду “Фрагмент. Алтай”, Космонавт всегда вспоминал книгу своей родственницы по линии матери – писательницу 20 века, которая нарисовала словами картину горных хребтов Алтая с высоты самолета, хотя сама никогда не имела возможности пролететь над горами. Описала силою воображения, красками любви и поэтому почти точно.

За три столетия, несмотря на климатические катаклизмы, горы почти не изменились, если не считать точечных высотных белых корпусов – двадцать санаториев, двадцать зданий, построенных из цельного пенобетона. Каждое из этих зданий, похожих на скипетр, занимало минимум места на поверхности земли, но имело огромную вместимость за счет высотной конструкции, имитирующей строение древесной кроны. Санаторные корпуса ничуть не потеснили природу – ни пространственно, ни экологически. Здания были снабжены биосистемами для переработки отходов – вовне уходили только водяные пары, углекислый газ и минеральный остаток, идентичный почве.

Мегаполис Алтай-Алтарь располагался на равнинной части. Это были городские кварталы, построенные по той же технологии, что и санаторные корпуса. Белые здания, напоминающие цветы или деревья, объединенные в “букеты”, украшали территорию и были разъединены участками нетронутой природы. Таких “букетов” насчитывалось сто пять. Связывала их сеть подземного скоростного метро.

Численность населения в каждом квартале – букете была равна примерно одному миллиону. Но новые технологии строительства и сосуществования людей в мегаполисах позволяли жить в комфортных условиях – в необходимый круг общения входило всего несколько десятков сограждан. Остальные люди жили, работали, отдыхали где-то в параллельных пространствах, не касающихся вашего личного.

С высоты птичьего полета – а именно так виден был средний план мегаполиса на мониторе робота-компьютера – Алтай-Алтарь казался клумбой белых хризантем.

Население столицы мира составляло одну десятую от всей численности людей на планете. Большая часть человечества за три последних столетия была потеряна – таковым оказался результат эпохи глобального потепления и непрекращающихся катаклизмов. Самым большим достижением в это время было то, что людям удалось сохранить и развить направление новых технологий во всех областях науки и практики. Этим целенаправленно занималась Россия, которая фактически оказалась спасителем человечества. Ее помощником во всех мировых проектах был Китай.

Космонавт задал программу близкого плана. Белые высотки-цветы стали глазастыми – засветились, заблистали стекла в овальных окнах. Космонавт любил эту картинку – домашние окна огромного города. Покоем, гармонией, детством веяло от этих уютных видов – где-то раму оплетал вьюн, украшенный розовыми цветами, где-то на полукруглых подоконниках торчали ребристые кактусы. На некоторых из них были видны огромные причудливые цветы – белые, малиновые, пестрые.

Вот в окне одного из секторов появилась женщина. Белые одежды, золотистые волосы, закрученные тяжелым узлом, улыбка… Она остановилась у окна и задумчиво смотрела куда-то вдаль – в направлении гор. О чем думала эта красивая женщина? О любимом человеке, о своих детях или о том, что будет завтра? А, может быть, она мысленно читала стихи, например, вот эти:

Мне долго мнилось –

Я среди людей.

И я искала

Божие посланье.

Но вдруг пришло прозренье

Или знанье,

Что тёмен Дух,

Мертво ещё сознанье –

Нет Человека,

Сколько ни радей.


Гудит земля и дикий океан,

И зреют гроздья

Зависти животной.

И каждый

Этой ягодою пьян.

Горит закат,

Злой кровью осиян,

Но и восход

потребует кого-то.


Идёт война

глобальнейших идей,

природных сил –

до страшного итога.

И вот в обманном облике людей

Кровавый Зверь

Воюет против Бога.


Безбрежен он,

Поток напрасных жертв,

Погибших за металл

Во имя Зверя.

Угрюмый мир –

Безумец, интроверт,

Уходит в Бездну,

Сам себе не веря.

Это было одно из самых любимых стихотворений Космонавта. Автор его – все та же родственница – писательница из 20 века. В те времена, когда она жила, глобальное потепление только началось. Человечество еще не прочувствовало всей угрозы, исходящей от лишнего тепла. Люди с упоением занимались тем, что всеми доступными и недоступными методами делали деньги. Каждый за себя – этот лозунг разъединял людей. А нужно было во имя общего спасения объединить усилия. Поэтому потери человеческие в эпоху глобального потепления оказались так велики.

Женщина в белых одеждах все ещё стояла у окна на 212 этаже. И Космонавт подумал, что эта красивая, молодая, задумчивая, скорее всего, читает другие стихи.

В квартире моей

Навылет -

Мелодия тишины,

Да след метеорной пыли

Оставили утром сны.


В квартире моей

Навылет -

Минут шелестящий рой

Да облако водной пыли,

Да ветер,

Да день сырой.

Да тюлевых занавесок

Из окон полётный взмах,

Да запах

Цветов из леса…


Ну, что там ещё

В домах

Разгуливает без спроса

Весною,

Вступившей в срок?

Остаточный звон мороза

Да счастья ручной зверёк.


Женщина повернулась и ушла вглубь пространства за окном, растворилась в сумраке жилых комнат, словно и не было ее. А по наружному наличнику сбоку примостился гулять шмель. Он деловито добрался до верха, легко прицепился лапками за кромку окна и пошел уже лапками вверх, спиной вниз, словно никакого земного тяготения не существовало.

– Эх, друг, да ты похож на меня – гуляешь снаружи и вниз головой, – рассмеялся космонавт. – Интересно, как ты попал на такую высоту? Похоже, тебя там поселили, для компании.

Все эти картинки – и крупный план мегаполиса, и его фрагменты, и женщина в окне, и шмель, гуляющий сам по себе – промелькнули быстро – в течение пяти минут. Больше времени на лирические отступления не было. Дальше по расписанию следовал обед, часовой отдых в тренажерном зале и работа в лабораториях.

3. Тысячу лет спустя

В конце эпохи глобального потепления климат стал заметно холоднее. Даже летом постоянно гуляли северные ветры. Это в северном полушарии. В южном – тоже господствовали холодные ветры с полюса. Постепенно, с течением времени лето становилось короче, а зима – длиннее. Шапки льда на полюсах занимали все большую площадь. Затем льды стали надвигаться на сушу и упорно отвоевывали для себя новые пространства. Зимы с температурой до минус шестидесяти градусов стали обычными.

Люди мигрировали в сторону экватора. Это происходило в обоих полушариях. Наконец, пространство жизни превратилось в узкую полоску вдоль экватора. В эту полосу жизни попали лишь два материка – Африка и Южная Америка.

И если в эпоху глобального потепления человечеству удалось сохранить и развить новые технологии, удалось на небольших площадях с помощью новой архитектуры создать условия для проживания многих людей, то есть выстроить компактные города-государства, то в эпоху оледенения все это было потеряно. Люди в буквальном смысле оказались в пещерах. Хотя в начале холодного периода еще сохранялись города, расположенные вблизи от экватора.

Но эти поселения, оказавшись без источников энергии, быстро деградировали. В конце концов, от былой архитектуры остались лишь живописные руины. Люди объединялись в племена.

Бывшая столица Мира (мегаполис “Алтай-Алтарь”) оказалась погребенной в толще льдов.

Кроме экваториальной полосы, жизнь сохранилась и продолжалась на МКС. Космический город давно имел автономный режим существования. Население МКС – семеро мужчин и семеро женщин – обеспечивало себя питанием, водой, биопрепаратами для лечения. Источником энергии давно стало излучение Солнца. Эффективные солнечные батареи справлялись с нуждами всех “потребителей” на МКС.

Уже несколько веков жизнь на МКС протекала независимо от планеты. Продолжение рода осуществлялось одним способом – клонированием. Режим продолжения рода обеспечивал лишь замену ушедшего навсегда. Количество людей на МКС должно было оставаться постоянным. Эти правила соблюдались свято, ибо они являлись залогом нормального функционирования станции.

Жители МКС вели пристальные наблюдения за состоянием планеты. Земля в эпоху оледенения напоминала замерзшую каплю воды. С высоты орбиты хорошо была видна и узкая экваториальная полоса жизни. Эта полоса по климатическим условиям повторяла зону тундры. Единственным отличием, от прежней тундры было лишь то, что здесь день и ночь имели обычную длительность, а сутки продолжались двадцать четыре часа. Смена времен года шла своим чередом – сохранились все четыре фазы: лето, осень, зима и весна.

Но общие условия жизни в экваториальной тундре были весьма суровыми. Человеческие сообщества – племена, довольно быстро вернулись к первобытному образу жизни. Первые переселенцы еще помнили о благах бывшей цивилизации, а новые поколения, родившиеся и возмужавшие в пещерах, уже знали только жизнь в племени.

Постепенно возродился культ многобожия. У каждого племени были свои обычаи и свои боги. Люди, выжившие в эту эпоху, сохранили лишь странные смутные предания, которые поведали им далекие предки. В преданиях говорилось о том, что есть где-то, то ли на Земле, то ли на небе место, которое называется Раем. Люди не знали, что их предки были недалеки от истины – космическая станция, настоящий Рай в сравнении с пещерой. И этот Рай продолжал исполнять свою миссию – сохранение и передачу знаний о мире и Земле следующим поколениям землян. Сотрудники МКС должны были вернуться на планету при наступлении эпохи благоприятного климата и обучить людей (жрецов) основам астрономии, физики, химии, механики, архитектуры.


4. Возвращение Богов

Ия плела корзину из ивовых прутьев. Красно-коричневые глянцевые гибкие прутья пахли терпко и ярко. Ия любила плетение из лозы, придумывая каждый раз что-то новое.

Её корзинками пользовался весь посёлок. Терпеливо гнула она тонкими пальцами живые прутики, выводя новый узор. Пока ещё не холодно, можно сидеть возле хижины и любоваться не только плетением, но и высоким небом. На нём раскиданы, словно крылья жемчужной птицы, перистые облака. Небо уже по-зимнему холодное, далёкое. Кажется, что оно говорит: « Скоро, скоро ты не увидишь моей бирюзы – повалят снега, побелеет всё вокруг и синий купол исчезнет за метельным пологом».

Ия не торопится – куда ей торопиться? Она перебирает прутики, находя самый тонкий, чтобы вплести его в центр узора. Ей нравится, как задуманное проявляется, рождаясь как бы ниоткуда, и становится видимым всем.

Прибежал и лёг рядом пёс Смелое Сердце. Ия любит его - это её первый друг и помощник во всех делах. Плетёт она корзинки, идёт в саванну проверить силки или летом собрать травы и ягоды - везде Смелое Сердце вместе с ней. Они не расстаются даже ночью – пёс спит, устроившись в ногах, на выходе из хижины.

-Привет, Смелое Сердце! – улыбается Ия. – Видишь, какой узор я придумала сегодня. Смотри, корзинка - это птица, перепёлка. Она говорила летом: “Спать пора! Помнишь перепёлку?”

Смелое Сердце внимательно слушает Ию, и на её вопросы отвечает, потянувшись от передних лап до задних: «А-у!»

Потом Ия входит в свою хижину - там устроен настоящий музей. Покатые стены увешаны гроздьями корзинок – корзинки листья, корзинки-ягоды, грибы, птицы…

Весь мир Ия помещает в корзинки и развешивает в своей хижине, чтобы мир всегда был рядом.

***

Ия проснулась рано. Сегодня она задумала новую корзинку, и ей не терпелось начать работу. Корзинка – бизон – об этом Ия давно мечтала, но долго не могла придумать, как это сделать. С чего начать, какую изготовить основу, как вывести рисунок. И только сегодня ночью поняла, что и как нужно делать.

Ия покормила своего друга, поела сама, и принялась за работу.

-Ты понимаешь, - говорила она псу, - я вижу это. Долго-долго не знала, как делать, и вдруг – всё стало ясно. Ты сам увидишь, когда я сплету корзинку. Это будет настоящий бизон.

Смелое Сердце зарычал негромко, он понял слово «бизон». Эти животные огромными стадами обитали в саванне, в случае опасности срывались с места и неслись несокрушимой лавиной, сметая всё на пути. Лучше не попадаться им под ноги в такую минуту. Смелое Сердце знал это, поэтому и зарычал.

-Не рычи, друг мой! - сказала Ия. - Это будет красивый и смирный бизон, это будет наш бизон. Он будет охранять нас с тобой.

***

Ия закончила свою работу, полюбовалась новенькой корзинкой - живой бизон, наклонив лобастую голову, стоял, готовый достойно встретить любого врага.

-Смотри, Смелое Сердце – какая красота! Наконец-то я смогла! Он как живой! Видишь?

-А-у! - ответил пёс. Он всей собачьей душой сочувствовал своей хозяйке, поняв, что она довольна работой. Он тоже хотел показать, что ему хорошо вместе с ней смотреть на эту корзинку.

-Теперь я сделаю их много, чтобы каждый в посёлке имел своего бизона. Правильно, я говорю? Правильно. Давай-ка сходим с тобой - заготовим новых прутьев для корзинок. Вот сейчас я возьму свой нож, и мы отправимся к реке - там такие заросли! Мы быстро нарежем прутьев. Пойдёшь со мной?

Смелое Сердце запрыгал, виляя хвостом и улыбаясь, сообщая хозяйке: «Конечно, я пойду с тобой! Я рад идти с тобой хоть на край света!»

***

Ия шла, легко ступая мягкими мокасинами в проталинки – их было много, ведь настоящий снег ещё не лёг на землю. А тот, который выпал, медленно таял, образуя проталины. Смелое Сердце бежал рядом, постоянно отвлекаясь на что-то, только ему известное, ныряя то в кусты, то в ямы, то останавливаясь возле пней. Ия быстро нарезала охапку тонких зеленовато - красных прутиков, перевязала их кожаной ниткой, стянув потуже, чтобы не рассыпались. Смелое Сердце носился вокруг, находя что-то важное для своих собачьих интересов.

Назад возвращались тем же путём. Когда удалились от реки и вышли в бескрайнюю саванну, Смелое Сердце вдруг беспокойно уставился в пустынные просторы, насторожил уши, закрутился на месте и завыл.

-Ты что? – спросила Ия. – Что такое?

Пёс подошёл к хозяйке, упёрся передними лапами в её кожаную безрукавку. Ия погладила его по голове.

-Что ты, дурашка! Никого там нет, разве не видишь?

Они двинулись дальше, но пёс всё жался к своей хозяйке, уже не убегая далеко. Вдруг он снова завыл.

Ия остановилась, прислушалась и ясно уловила приближающийся гул. Звук двигался так быстро, что она не успела даже сообразить, что это. Из-за пригорка выкатилось огромное стадо бизонов. Чем-то напуганные, они неслись с бешеной скоростью прямо на Ию.

Она только успела взгромоздить охапку прутьев на голову, и присела, защищаясь этими жалкими прутиками от взбесившихся животных.

Стадо пронеслось в мгновение ока, оставив на затоптанных травах растерзанный труп молодой индианки. Рядом сидел пёс Смелое Сердце и выл, бросая тоску в безбрежные просторы саванны.

***

Девочка Ия так и не узнала, что заставило взбеситься бизонов, почему стадо неслось в ужасе по саванне, не замечая ничего вокруг, сметая все и всех на своем пути.

В этот день в Южной Америке и в экваториальной Африке одновременно с неба опустились две капсулы с космонавтами МКС на борту. Спускаемые аппараты имели реактивные двигатели, которые служили, в том числе, и торможению в атмосфере. Световая и звуковая картина опускающегося небесного тела, рев двигателей и привели в ужас огромное стадо животных. Они ринулись прочь от летучего чудовища.

Космонавты не смогли узнать об этой невольной жертве планеты Земля. Индейцы же восприняли весть о гибели девочки как хороший знак – они считали, что она была отмечена Богами, имела талант, и поэтому её забрали на небо.

* * *

Жизнь “Богов” среди индейских племен началась с постройки функциональных зданий, где должны были разместиться все коммуникации для процесса обучения.

Роботы проанализировали климатические условия и выдали модель будущих сооружений – четырехгранную пирамиду. Такому зданию не страшны ливневые потоки, жесткое излучение Солнца, землетрясения и прочие возможные катаклизмы.

Людям объявили, что Боги хотят построить храм, чтобы он мог стать их обиталищем на Земле. Поэтому никто не удивился, когда роботы-строители принялись за дело. Индейцы считали, что шустрые работяги – это слуги Богов, их рабы. Храм строился методом заливки-формования. Робот измельчал в тонкий порошок каменную породу, обрабатывал скрепляющим составом, заливал в формы для получения блоков. Формы укладывались ряд за рядом в виде ступенек. Такая технология не нуждалась в промышленном обслуживании – не нужны были заводы для выработки сырья, как, например, при строительстве зданий из легкого пенобетона.

Внутри каждой пирамиды (всего их планировалось около десяти) предусматривалось множество помещений для процесса обучения, так и бытовых. В центре здания – культовое место, где индейские жрецы могли бы заниматься служением своим Богам.

Так были построены на планете центры новой цивилизации – сначала в Африке и Южной Америке, а потом – повсеместно на суше, освободившейся ото льдов и воды. В течение некоторого времени действовали своеобразные космодромы, куда высаживались управляемые аппараты с МКС. Но… миссия МКС фактически была выполнена – дальнейшего существования людей в космосе уже не требовалось. Нужно было выстраивать жизнь новой цивилизации – на Земле вновь наступила эра климата, благоприятного для развития человечества.

Город-Рай в сознании коренного населения планеты так и остался на небесах, где могли обитать только всемогущие Боги.

* * *

В помещение для обучения будущих жрецов вошел Учитель. Это был один из сотрудников МКС. С собой он принес ноутбук, работавший от энергии солнечного аккумулятора. С помощью ноутбука, вернее той информации, что была заложена в комплекс его программ, шло обучение юных жрецов. Дети, не видевшие раньше ничего, кроме хижин и дикой природы, тут же дали имя невиданному плоскому ящику. Они называли его “говорящее зеркало” или “самовидящее блюдо”. Ноутбук, имевший программу самообучения языкам, быстро выстроил словарь индейских наречий. И обучение шло уже на понятном детям языке. То же - и с письменностью.

Знания, полученные первыми учениками, с течением времени были адаптированы людьми к уровню их сознания. Поэтому часть информации трансформировалась в мифы, другая - была утеряна. Этим и объясняется загадка древних знаний, которыми владели кланы жрецов.

* * *

Так цивилизация человечества завершила свой пятый виток стремительного бега во времени и пространстве – на спирали галактик.

Город-Рай, зародившись в образе идеи в голове человека, то есть в его виртуальном мире, ненадолго (по историческим меркам) материализовался в виде мегаполиса Алтай-Алтарь на планете Земля. Затем снова ушел в виртуальный мир – на небеса, ибо все на этом свете возвращается на круги своя.

***

А теперь, дорогой мой читатель, переместимся в начало этой истории – в первое десятилетие двадцать первого века. Именно в это время возникла идея создания в предгорьях Алтая города Игрушки - маленького зёрнышка, из которого когда-то должна была родиться столица мира Алтай-Алтарь. Мы поймём, что “главного глазами не увидишь” – так сказал когда-то мудрый сказочник Антуан де Сент Экзюпери.




следующая страница >>