bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3
Физические аспекты идеальности материи.


Лисин А.И.


«Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.10826, 19.11.2003.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001a/00160041.htm


I.

Тема моего доклада, на первый взгляд, представляется парадоксальной, поскольку само по себе понятие «идеального» пока не входит в общепринятую номенклатуру понятий физической теории. Идеальные феномены, отождествляемые прежде всего с феноменами жизни, сознания, психики, духа и другими невещественными сущностями, обычно зачисляют по ведомству гуманитарных наук.

Вы скажете, а как же такие понятия, как «идеальная жидкость», «идеальная плазма», «идеально-пластическое тело», «идеальный газ», «идеальный кристалл», наконец, «идеально чёрное тело»? Эти понятия, действительно, используются в физике, но относятся к разряду мнимых, вспомогательных сущностей, существующих лишь в сознании теоретика, благодаря абстрагированию от конкретной действительности, благодаря абсолютизации тех или иных свойств физического мира, т.е. благодаря тому, что называется идеализацией. Ни одна из перечисленных выше категорий не отражает реально существующие в природе явления и процессы. Различие между идеальностью как реальным свойством материи и идеализацией как способностью сознания к абстрагированию примерно такое же как различие, скажем, между падающим яблоком как таковым и попаданием в «яблочко». Если в первом случае мы имеем дело с яблоком как реальным физическим объектом, то во втором случае – с «яблоком» как синонимом понятия «цель», т.е. мысленной конструкцией, идеализацией.

Далее речь будет идти об «идеальном» в его реальном онтологическом смысле, т.е. о существовании действительных физических оснований у таких очевидных идеальных феноменов, как жизнь, сознание, психика и тому подобное.

Но возможно ли это? Не вторгаемся ли мы в запретную, таинственную область, доступную лишь для пресловутого духа, подвластную лишь рафинированной рефлексии философа? Насколько само это намерение - отыскать истоки идеального в физической картине мира - корректно для науки?

Чтобы отбросить сомнения на этот счёт, обратимся к конкретному факту. По свидетельству одного из создателей квантовой механики В.Гейзенберга (1901-1976), толчком к размышлениям А.Эйнштейна, приведшим его к созданию теории относительности, послужила неожиданная мысль о том, что так называемое абсолютное, ньютоновское, время (т.е. чистой воды идеализация, типа приведенной выше «идеальной жидкости») в действительности есть реальное физическое время, в котором только и протекают все материальные процессы [1].

Такого реализма и не хватает теории идеальности. Это тем более справедливо, что переосмысленное А.Эйнштейном время представляет собой не что иное, как одну из фундаментальных ипостасей идеальности материи.

Нет необходимости доказывать, что до тех пор, пока в физическую теорию не «впишутся» идеальные феномены, а следовательно, не будет получено научное объяснение таких нематериальных сущностей, как жизнь, психическая деятельность, сознание, дух, - само по себе гуманитарное знание будет оставаться полумистическим, божественным промыслом. В свою очередь, без идеальных феноменов никакая физическая теория не может быть полной.

Дело, конечно, вовсе не в том, чтобы, повторяя печальные ошибки физикалистов XIX столетия, на новом этапе развития физики ещё раз попытаться заменить понятия и конструкты гуманитарных наук понятиями и конструктами физической теории. Этот путь заведомо обречён. А дело в том, чтобы в физической теории найти место идеальным сущностям, т.е. в полной мере реализовать методологию А.Эйнштейна.

Но что значит – «найти место» в физической теории? Это значит найти предпосылки идеальных феноменов в самих основах мироустройства, в самой субстанции мира - материи.

Известно, что идеальность материи – это внечувственная, неметрическая, виртуальная реальность, которая не поддаётся изучению методами классической физики. Каким же образом возможно совместить идеальную реальность с физической реальностью? Cегодня предлагаются самые разные, подчас неприемлемые для материалистической доктрины методы решения указанной проблемы.

Так, недавно была опубликована программная статья сотрудников Института истории естествознания и техники РАН – доктора химических наук Владимира Ивановича Кузнецова и доктора физико-математических наук Григория Моисеевича Идлиса [2], в которой они попытались представить всё мироздание в виде иерархии «четырёх взаимосвязанных единообразных периодических систем» [3]. Казалось бы, что в этом необычного?

А вот что: по замыслу авторов, «ментальная система в качестве одного из своих элементов содержит божественно всемогущий Высший разум», как «необходимый божественно всемогущий исходный ментальный элемент (Высший Разум, Мыслящий Универсум) в двух его ипостасях – экстравертной и интровертной, упорно игнорируемый ортодоксальными психологами-атеистами», - жалуются авторы [4].

Концепция Идлиса и Кузнецова не требует особых комментариев. Как видим, проблема идеальности материи в ней решается довольно просто: к физике, химии и биологии примысливается всемирный Божественный Разум, который не подлежит даже определению. Это напоминает хитроумный приём, в своё время получивший широкое распространение в древнегреческом театре, где в момент кульминации, когда герои на сцене окончательно запутывались в своих отношениях, - с неба спускалась некая машинная конструкция и из неё выходил Бог всемогущий, который тут же, разумеется, благополучно разрешал все возникшие у людей проблемы.

В качестве адептов Божественного Разума Идлис и Кузнецов не одиноки. В современной литературе мы то и дело встречаемся как с сугубо религиозной (при этом нередко «онаученной») точкой зрения на мироздание (наследуемой традиции августинианства и томизма), так и с неопантеистической точкой зрения, хотя и отождествляющей мир с богом, но с богом, уже утратившим откровенно теистические черты (такова, например, позиция Спинозы, Джордано Бруно, а среди наших современников – французского философа и антрополога Тейяра де Шардена и русского мыслителя Дмитрия Михайловича Панина). В неопантеизме бог как таковой полностью растворён в природе; материя не отвергается, а дополняется неким Вселенским Разумом, или выполняющим ту же божественную роль Всеобщим Информационным Полем и т.п. Последнее мы видим и в концепции Идлиса и Кузнецова.

Подобные построения объективно отражают те трудности, с которыми сталкивается наука, пытаясь удовлетворительно решить проблему идеальности материи и прежде всего объяснить генезис таких идеальных феноменов, как живая материя, сознание, психика и т.п.

Некоторые учёные считают, что раз идеальные феномены не поддаются научной дискурсии, то от их понятий просто следует отказаться. Подобный логический трюк с проблемой идеальности материи предлагает совершить, например, психолог, член-корреспондент Российской академии естественных наук А.С.Маркон [5]. Суть его радикального предложения сводится к следующему. Цитирую:

«Правомерно не противопоставлять материю и сознание, а признать сознание одной из форм материи. Тогда понятие мозга как материального носителя мысли становится столь же беспредметным, как и понятие материальный носитель мозга …

Понять это, - продолжает Маркон, - быть может, трудно психологически тем, кто привык противопоставлять идеальное и материальное. Эта трудность легко преодолевается, если принять справедливость противопоставления идеального и конкретного, но и то, и другое признать материальным…»

В действительности это трудно понять вообще – и не только психологически, но и логически, и онтологически: как будто всё дело в словах. Как будто достаточно сказать, что сознание – материально, а мозг - просто существует, как существует и вещество мозга, - и всем сразу станет всё понятно и никакая проблема идеальности материи никому уже не будет досаждать.

Между тем, попытки решить проблему идеальности материи путём радикальной редукции – абсолютным сведением идеального к материальному – не новы в истории науки, о чём свидетельствует существовавшая несколько веков специальная психофизическая проблема. Идеальное как объективно существующую реальность не раз пытались из науки устранить. Но воз, как говорится, и ныне там.

Другие физические концепции идеальности материи (сознания, мышления, психического) менее экзотичны. Ряд физиков убеждён, что сознание не «вписывается» в физическую теорию потому, что пока не открыта материальная частица, «отвечающая» за появление идеального сознания. Так, ещё в 1966 году физико-химик, профессор Московского университета Николай Иванович Кобозев (1903-1974) опубликовал статью, в которой доказывал, что термодинамический анализ атомно-молекулярного уровня живой материи свидетельствует о невозможности объяснения психических функций без обращения к области элементарных частиц.

Причину существования идеальной психики, полагал он, следует искать на квантовом уровне. Её носителем является пока не найденная гипотетическая частица, названная им «психоном» [6]. В подобной роли Кобозев подозревал нейтрино. Но, хотя нейтрино позднее было и открыто и обнаружило свои довольно необычные свойства, концепция Кобозева так и не была подтверждена на опыте.

Ещё одну попытку создать квантовую теорию сознания в конце 70-х - начале 80-х годов предпринял украинский физик И.З.Цехмистро [7]. Недавно он опубликовал проницательную статью, из которой следует, что природу идеального сознания следует связывать с коллапсами волновых функций [7а]. Существует и ряд энергетических концепций сознания (Р.Хайда, К.Лоренца, М.Тимбергена и др.). Но все они не получили подтверждения и признания.

Неудачи заставили ряд авторов искать решение проблемы идеальности материи, так сказать, за рамками современной общенаучной парадигмы. В 1983 году в выступлении на коллоквиуме в марроканском городе Фесе французский физик и философ Жан Э.Шарон (из Центра исследования сознания в Париже) заявил, что «вся материя является носителем сознания», что «материя есть «проекция» сознания» [8].

Примерно в это же время (в начале 80-х годов) известный русский физик Д.И.Блохинцев (1907/08-1979) высказал неординарную мысль о том, что все известные нам сейчас частицы «могут быть продуктами некоторой эволюции, быть может, сходными с продуктами эволюции живых существ» [9].

«Мы знаем, - продолжал Д.И.Блохинцев, - что живые существа состоят из тех же компонентов материи, что и неживые. Поэтому, с точки зрения физики, они отличаются особым сочетанием химических элементов и, конечно, структурой. Может ли быть понята эта структура и характерные для жизни способы поддержания стойкости и размножения этой структуры на основе только физико-химических законов? Этот основной вопрос, - по мнению Блохинцева, - остаётся открытым». И далее он высказал догадку: «Можно подумать, что уже в самых примитивных формах жизни возникает нечто, что следует относить к психике, т.е. к области духа, возможности которого не могут быть выражены в терминах [современной. – А.Л.] физики и химии» [10].

И дальнейшие рассуждения физика (на которых я сейчас не буду специально останавливаться) заслуживают внимания – не только как откровенные и довольно красноречивые взгляды крупного учёного-естествоиспытателя на природу идеальности материи, но и как характерное свидетельство новейших попыток физической теории дать неортодоксальную интерпретацию одной из величайших проблем науки.

Вообще современных физиков, обратившихся к проблеме идеальности материи, можно разделить на две категории: одни из них мучительно стремятся интерпретировать идеальные феномены, оставаясь в строгих рамках физической теории, другие легко совершают метафизический грех, соблазняясь идеей придумать какую-то «новую» умозрительную физику.

В этой связи коснусь одной из наиболее остро дискутируемых сегодня физических теорий – концепции так называемых торсионных полей. Она основывается на феномене спина - собственном моменте количества движения, имеющем квантовую природу. Известно, что первым, кто чётко связал спинальные свойства с торсионными полями (полями кручения), был французский математик Эли Жозеф Картан (1869-1951). А к 2001 году библиография мировой периодики по торсионным полям насчитывала уже почти 10 тысяч статей, принадлежавших 100 авторам, более половины из которых работает в России. Среди наших соотечественников-«торсионщиков» следует прежде всего назвать имена А.Е.Акимова и Г.И.Шипова.

Их теория вкратце сводится к следующему. На фундаментальном уровне торсионные поля вводятся в рамках концепции физического вакуума. В современной интерпретации физический вакуум представляется, как известно, сложным квантовым динамическим объектом, который проявляет себя через флуктуации. Каким же образом спиновые свойства топологически могут быть совмещены со свойствами электронейтрального вакуума? По мнению А.Е.Акимова и Г.И.Шипова, физический вакуум может находиться в разных фазовых (точнее, поляризационных) состояниях, обозначаемых ими как EGS-состояния. В состоянии зарядовой поляризации среда проявляет себя как электромагнитное поле (E), в состоянии спиновой продольной поляризации – как гравитационное поле (G). Наконец, эта же среда (физический вакуум) в состоянии спиновой поперечной поляризации проявляет себя как спиновое (торсионное) поле (S) [11].

Торсионным полям приписывают целый ряд необычных, почти фантастических свойств – сверхсветовые скорости, всёпроницаемость, обладание памятью и т.п. Словом, возникает большой соблазн именно в торсионных полях увидеть причину существования идеальных феноменов – живой материи, сознания, психики… Однако ряд физиков считает проблему торсионных полей надуманной, слабо обоснованной. Некоторые же вообще называют её одной из крупнейших мистификаций века. Сравнительно недавно с очередной разоблачительной статьёй против сторонников этой концепции выступил небезызвестный академик Э.Кругляков, возглавляющий специально созданную президиумом РАН комиссию по борьбе с лженаучными воззрениями. Летом 2001 года вышла и его погромная (для «торсионщиков») книга с уничижительным названием: «Учёные» с большой дороги».

Наиболее характерным примером метафизической теории идеальности является концепция так называемой ментальной или мэонической физики, предложенная в 1996 году доктором физико-математических наук Леонидом Васильевичем Лесковым [12]. Мэон по-гречески означает отсутствие бытия, ничто. Согласно же Л.В.Лескову, «Мэон – это такая гипотетическая разновидность физического вакуума, которая связана с функционированием сознания… На планковских масштабах длины и времени (L  10^-33 см, t  10^-43 с) различие между всеми четырьмя фундаментальными взаимодействиями исчезает, и все они фактически сливаются в одно универсальное взаимодействие… На данном уровне Вселенная не обладает никакими свойствами, кроме геометрии, а единственной реальностью остаётся вакуум…», который, по мнению Л.В.Лескова, может «выполнять функции банка информации» (идеальности материи). Мэон, являясь квантовым объектом, способен, согласно этому автору, кодировать семантическую информацию[13].

Более того: «В памяти мэона хранится всё»; «мэон, не находясь нигде, одновременно весь целиком присутствует всюду, в каждой точке четырёхмерной геометрии нашей Вселенной. Наблюдатель, находящийся в этой Вселенной, - заявляет Л.В.Лесков, - будет воспринимать это свойство мэона как голографический принцип кодирования информации в его семантическом пространстве» [14].

Словом, этот вездесущий мэон всем хорош, одно плохо: непонятно, откуда следует, что он реально существует? Методолгически «мэоны» Лескова фактически ничем не отличаются от «эйдосов» Платона.

Гипотеза Л.В.Лескова относится к числу тех ставших модными в последнее время физикалистских концепций, которые в поисках причин порождения идеальных феноменов, (информации, сознания, психики) опираются на разного рода экзотические физические объекты (чем менее познанные, тем лучше). В данном случае речь идёт об удивительных и во многом ещё не прояснённых свойствах физического вакуума, который, возможно, действительно является хранителем и переносчиком информации (быть может, самой важной ипостаси идеальности материи). Вопрос только в том, насколько достоверны все эти спекулятивные суждения о физическом вакууме.

Наряду с «вакуумными» в последние годы широкое распространение получили чисто «информационные» трактовки природы идеальности материи.

Среди наиболее «продвинутых» современных теорий информации (теорий идеальности материи) следует отметить концепцию информационных отображений (ИО). Её автор – доктор технических наук Аскольд Александрович Силин (Национальный институт авиационных технологий) – одну из важнейших тенденций развития материи охарактеризовал девизом: «Ни шагу назад!» Смысл этого принципа, говорит Силин, «заключается в упорном стремлении природы сохранить достигнутый ею, пусть и случайно, уровень сложности. Каким-то образом очередной пик развития, возникнув единожды, затем не утрачивается на информационном уровне даже при гибели своего материального носителя. Более того, такой уникум становится нормой бытия, тиражируясь в массовой масштабе и с поразительной точностью вновь и вновь. Подобное явление равносильно тому, что информация как мера сложности диссипативных структур, раз возникнув, становится нетленной и может в дальнейшем, подобно энтропии, только расти в ногу с развивающейся материей» [15].

В концепции Силина нетрудно заметить многие уязвимые моменты. Во-первых, невозможно поверить, что в природе действительно существует некое «описание» всех телесных объектов и структур. Совершенно непонятно, почему ИО возникают вместе с телесным прототипом, а существуют раздельно? И где же именно существуют эти нетленные ИО? Скажем, некоторые некогда жившие виды организмов (например, мамонты и динозавры) вымерли, - означает ли это, что их ИО тем не менее продолжают оставаться нетленными. И чем же тогда они отличаются от многократно подвергавшихся критике платоновских «идей» или аристотелевских «форм»? Во-вторых, хотя и верно, что всё когда-нибудь возникает, однако научно строго доказано: процесс возникновения живой материи из косной сегодня не наблюдается; установленный в XVII веке итальянским естествоиспытателем Франческо Реди (1626-1698) принцип «Всё живое происходит от живого» остаётся неколебим. Это один из парадоксов современной теории биопоэза – генезиса живой материи. В-третьих, согласно Силину, ИО – это, как ни говорите, отображения, т.е. нечто, отличающееся от собственно информации. Каким образом ИО существуют в материальном мире, что является их носителем после того как они отделяются от прототипа? Подобные подрывающие концепцию вопросы можно продолжить.

Методологически понять ход рассуждений Силина нетрудно: ведь если нечто существует объективно, то оно, это нечто, должно иметь какой-то вид (какую-то структуру), выполнять какие-то функции – и т.д. и т.п., то есть всё то, что свойственно для любых чувственно воспринимаемых вещей (и что Силин пытается так или иначе приписать своим ИО). Но проблема как раз и заключается в том, что информация по своей природе нематериальна, т.е. в привычном смысле этого слова не может обладать своими собственными «органами» и «механизмами» - всё это (для реализации своей сущности) она заимствует у вещей, у материального мира. [Впрочем, и слово «заимствует» не вполне точно, ибо невольно наделяет идеальное, информацию какой-то разумной волей. В действительности информация существует как свойство материи, а используемые при этом разного рода материальные, чувственно воспринимаемые, «тела», «носители», «механизмы» – всего лишь способ её существования.]

Оригинальный информационный подход к трактовке идеальности материи связан с именем В.Н.Пушкина, под редакцией которого в 1980 году в Москве вышел сборник научных работ под, казалось бы, далёким от темы названием [16]. На самом деле в сборнике изложена новая концепция устройства природы, отличающаяся от общепринятой.

По мнению В.Н.Пушкина, одной из фундаментальных составляющих природы является форма, под которой понимается особого рода голограмма, соответствующая пространственному контуру предмета и несущая информацию о его свойствах. Форма-голограмма неживого вещества содержит информацию лишь о его физических и химических свойствах. Форма-голограмма живого существа – уже об организме в целом. Мыслящее существо образует ещё и мысленные образы – формы-голограммы, адекватно отражающие окружающий мир, включая и мысленные образы, генерируемые другими людьми.

Все эти формы-голограммы взаимодействуют между собой и образуют, по мнению В.Н.Пушкина, единое информационное поле Вселенной, подобно тому, как массы физических тел образуют её гравитационное поле. Главное отличие взаимодействия между формами-голограммами от взаимодействия между веществом состоит в том, что в первом случае отсутствует перенос энергии.

Из чего же состоит форма-голограмма? Из волн, не переносящих энергию и являющихся своего рода компонентой у электромагнитного поля. [Уж не о торсионных ли полях идёт речь?] Разумеется, подобные волны (компоненты?) пока не обнаружены (их открытие перевернуло бы современные представления о мироздании). Но автор гипотезы приводит квантово-механическое обоснование принципиальной возможности существования таких форм-голограмм.

Эта чисто умозрительная концепция странным образом пересекается с проблемной ситуацией, возникшей в физике в 1920 году вскоре после создания А.Эйнштейном фотонной теории. Связав идеи Бозе и де Бройля, трактуя фотоны подобно частицам газа, А.Эйнштейн указал на так называемые «призрачные поля, управляющие фотонами» [17]. При этом имелись в виду призраки оторвавшихся электромагнитных волн, которые оставались ещё реальными, поскольку отвечали за спектры и особенно интенсивности спектральных линий.

Интересно, что 70 лет спустя в Научно-исследовательском институте ядерной физики Томского политехнического университета доктором физико-математических наук А.Т.Протасевичем в 1990-1991 гг. были получены подобные же полевые «призраки» – электромагнитные солитоны. Многократно повторенная экспериментальная работа Протасевича долгое время отвергалась редакциями многих академических изданий как псевдонаучная и только в 1998 году была, наконец, опубликована в журнале «Радиофизика и электроника»[18].

Вполне понятно, что при желании в полевых «призраках» можно увидеть некую физическую основу сознания, хотя существующего материала ещё недостаточно ни для подтверждения, ни для опровержения данной гипотезы.

Cущественно, что такого рода исследовательские программы делают научное сообщество открытым для восприятия (и объективного анализа) не только идеального сознания, но и таких психофизических аномалий, как экстрасенсорное восприятие, бессознательное психическое, телепатия, телекинез, биолокация, полтергейст, ясновидение и т.п. [19].

До сих пор считается, что подобные казусные эффекты не вполне входят в круг современных научных представлений. Но сам по себе жгучий интерес к ним со стороны философов свидетельствует о неудовлетворительном научном решении проблем, характеризующих генезис жизни, сознания, сущность идеальных феноменов. Показательно, что поиски основ идеальности материи переместились на квантовый уровень; их цель сводится не только к обнаружению каких-либо материальных факторов (частиц, полей), но и структурных, то есть, по существу, афизических, нематериальных, предпосылок, на которые можно возложить ответственность за порождение феномена жизни, феномена сознания.



следующая страница >>