bigpo.ru
добавить свой файл
1
УДК 327.56

миростроительство еидп на южном Кавказе: нагорно-карабахский конфликт


Горюшина Е.М.

ИСЭГИ ЮНЦ РАН


Евросоюз играет роль глобального игрока на геополитической карте мира и, следовательно, расширяет пространственную зону интересов далеко за пределы своих границ. С момента вступления в ЕС Румынии и Болгарии (ЕС получил прямой выход к Черному морю) официальный Брюссель стал координировать программы регионального сотрудничества уже исходя из осознания факторов угрозы в связи с сохраняющейся нестабильностью на Южном Кавказе.

Целью данной работой является рассмотрение комплекса действий в области миростроительства как одной из приоритетных сфер Инструмента Европейского добрососедства и партнерства (ЕИДП) в Кавказском регионе. В связи с этим следует отметить, что в целом процесс реализации миростроительства должен включать в себя следующие действия:

  • содействие разрешению конфликта и дальнейшее поддержание стабильности,

  • осуществление технической помощи в развитии демократических институтов (зачастую напрямую связано с транзитом демократии),

  • интегративные программы по включению конфликтующих сторон в гражданское общество,

  • повышение ценности и роли юридического права (особенно прав человека),

  • изменения в секторе безопасности некогда бывших конфликтующих сторон.

В рамках ЕИДП комплексное миростроительство основывается на следующих четырех ключевых позициях:

  1. Соглашения о партнерстве (в т.ч. стратегическом) – должны быть определены или заключены соглашения, необходимые для активизации сотрудничества со странами-партнерами;

  2. Укрепление гражданского общества и его роли в контексте «Восточного партнерства»;

  3. Урегулирование затяжных конфликтов в странах «Восточного партнерства» (в частности – Нагорно-Карабахского конфликта), предполагающее использование всего инструментария ЕС;

  4. Развитие и укрепление регионального сотрудничества.

По нашему мнению, наиболее эффективными являются пункты 3 и 4 – шаги, имеющее прямое отношение к урегулированию конфликтной ситуации, ее стабилизации и восстановления баланса сил; а также сфера регионального сотрудничества, представляющая индикативный фактор сотрудничества различных сторон, вовлеченных в сам конфликт или в его ареал.

Рассмотрим более подробно пункты 3 и 4 в контексте ЕИДП.

В области миростроительства ЕС обладает арсеналом, состоящим из двух главных политических инструментов, в том числе, предназначенных и для решения Нагорно-Карабахского конфликта: ЕИДП, а также региональный представитель ЕС на Южном Кавказе.

В отношении политики миростроительства ЕИДП многие аналитики сходятся во мнении, что миростроительство в контексте ЕИДП имеет достаточно ограниченный характер действий по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта и не является эффективной программой для данного региона с его спецификой.

Во-первых, приверженность ЕС к системе консенсуса предполагает, что в случае возможного урегулирования конфликтной ситуации он всегда будет апеллировать к согласию других стран-партнеров (в данном случае стран, входящих в «Восточное партнерство»). Это означает, что если урегулирование конфликта находится не в интересах какого-либо актора (будь то государство-партнер или сам ЕС, который может видеть план урегулирования в совершенно другом ключе), то программа, направленная на установление мира, скорее всего, останется лишь программой на бумаге и не будет применима к ситуации на практике.

Во-вторых, непосредственный план действий по урегулированию конфликта в рамках ЕИДП, адаптированный к Армении (2006 г.), имеет сравнительно малое количество действительных шагов по установлению мира в регионе. В большей степени план содержит общие фразы и ограничивается следующим: «…продолжает твердую приверженность к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта» в «тесном сотрудничестве с ОБСЕ».

ЕИДП фокусируется на декларативном характере своей помощи, предоставляя информацию лишь о ее финансовой стороне, исчисляемой более чем в 100 млн евро. При этом решение Нагорно-Карабахского конфликта остается одним из приоритетов всей Европейской политики добрососедства на Южном Кавказе. ЕС активно заявляет о своей готовности всячески поддерживать усилия специального представителя ЕС в регионе в кооперации с ОБСЕ и Минской группой. Особо следует отметить, что ЕИДП и план для Армении предполагает также и постконфликтную (в ключе миростроительства) помощь при условии, что все инициативы ЕИДП на Южном Кавказе окажутся успешными.

В отношении плана действий ЕИДП для Азербайджана (2006 г.) необходимо подчеркнуть, что здесь ЕС обязуется урегулировать конфликт в кооперации с ОБСЕ. Существенное различие заключается в том, что непосредственное урегулирование конфликта со стороны Азербайджана для ЕС – приоритет номер один, в то время как в плане действий для Армении урегулирование конфликта ЕС ставит на седьмое место приоритетности.

В результате сравнительного анализа конкретных мер по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта (в контексте ЕИДП) можно сделать вывод, что ЕС ориентирован на поиск выхода из конфликтной ситуации в связке с Азербайджаном. Официальный Брюссель выражает в своем плане действий для этой республики решимость «усилить дипломатические действия», «форсировать поддержку Минской группы ОБСЕ», «ускорить диалог ЕС со всеми акторами, участвующими в конфликте». В отношении Армении, ее позиции в конфликте ЕИДП предполагает миростроительство, основанное на развитии гражданского общества, его инициатив и пр.

В Национальной индикативной программе ЕИДП для Азербайджана (2011-2013) открыто подчеркивается урегулирование конфликта (приоритетная задача), готовность выделения для этого необходимых финансовых средств и даже возможное увеличение ассигнований, а так же постконфликтную помощь.

По существу, ЕС способен лишь косвенно повлиять на урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта, невзирая на его связь с Минской группой ОБСЕ, в которой сопредседательствует Франция (наряду с Россией и США). И даже учитывая возможность передачи монополии председательства в пользу ЕС, слабое взаимодействие между Еврокомиссией и Советом Европы только усложнит процесс урегулирования конфликта. Это доказывает и Штефан Вольф, специалист по международному кризисному менеджменту и разрешению конфликтов в университете Ноттингэма, в своем докладе, подготовленном для парламентской ассамблеи Совета Европы в 2007 г.

Стратегия ЕИДП для Армении в области урегулирования конфликта и миростроительства предполагает работу в сфере миграционных процессов, борьбы с терроризмом и организованной преступностью (в том числе с торговлей людьми и наркотрафиком, незаконным оборотом оружия, отмыванием денег).

В это же время для Азербайджана ЕИДП замыкается на четырех направлениях – миграция, межграничное сотрудничество и обеспечение безопасности границ (введение биометрических паспортов и пр.), борьба с организованной преступностью и терроризмом, а также развитие судебной системы и верховенства закона. То есть, все классические направления работы ЕС без учета реальных условий ситуации на Южном Кавказе с ее активными геополитическими трансформациями и влиянием извне.

Из этого следует, что стратегия ЕИДП для Нагорного-Карабахского конфликта, скорее, ориентирована на миростроительство и решение существующих проблем исключительно с европейской точки зрения – права человека, демократизация, безопасное пересечение границ, регулирование миграционных потоков. Стратегия развития ЕИДП для обеих республик не включает конкретных мер, адаптированных для региона и урегулирования конфликта. Тем более, ЕИДП практически не затрагивает необходимость развития трансграничного сотрудничества, едва касаясь этого вопроса только в Национальной индикативной программе для Азербайджана.

В связи с этим важно учитывать, что Армения остается чрезвычайно зависимой от России. Нагорно-Карабахский конфликт помогает России поддерживать крайне важную роль в регионе.

Эффективное урегулирование рассматриваемого нами конфликта и миростроительство обязано учитывать двусторонний диалог с внешними партнерами и игроками региона, главным среди которых является Россия.  В соответствии с рекомендациями от 2006 года специалисты Crisis group в своем докладе по Южному Кавказу отметили, что ЕС должен стремиться к расширению своего общего пространства сотрудничества в сфере внешней безопасности с Россией. По мнению специалистов Crisis Group, ЕС должен призвать Россию и Грузию к диалогу и содействовать, а не препятствовать торговле и инвестиционным потокам в регионе. Поддержка ЕС программы по укреплению доверия на Северном Кавказе могли бы помочь России в стабилизации обстановки и на Южном Кавказе.

Многие эксперты сходятся во мнении, что как комплексное миростроительство в рассматриваем конфликтном регионе должно основываться на эффективном трансграничном взаимодействии с Россией на всем Южном Кавказе, и в итоге может предотвратить «перетекание» нестабильности с Северного Кавказа на Южный. Поэтому важно реализовать программу укрепления регионального сотрудничества и рассматривать ее с точки зрения одного из ключевых элементов миростроительства на Кавказе.


Список литературы:

1. Analysis of European Neighbourhood Policy (ENP Action Plans for South Caucasus: Armenia, Azerbaijan and Georgia) URL: http://www.partnership.am/res/General%20Publications_Eng/Analysis%20of%20ENP%20Action%20Plans%20Dec%2006.doc (дата обращения: 25.03.2012)

2. Armenia-ENP. Action Plan Final. URL: http://www.mfa.am/old/perspectives/061114_armenia_enp_ap_final_en.pdf (дата обращения: 28.03.2012)

3. Azerbaijan: National Indicative Programme (2011-2013) URL: http://www.enpi-info.eu/library/sites/default/files/attachments/2011_enpi_nip_azerbaijan_en.pdf

4. Azerbaijan-ENP. Action Plan Final. URL: http://ec.europa.eu/environment/enlarg/pdf/enp_action_plan_azerbaijan.pdf (дата обращения: 28.03.2012)New EU Special Representative for the South Caucasus and the crisis in Georgia. URL: http://eeas.europa.eu/delegations/georgia/documents/news/20110826_01_en.pdf (дата обращения: 27.03.2012)

5. Stefan Wolff. The European Union and the Conflict over the Nagorno-Karabakh Territory. Report prepared for the Committee on Member States’ Obligations. Parliamentary Assembly of the Council of Europe. Berlin 4-5 November 2007. p. 3.

6. The Nagorno-Karabakh Conflict: Recent development and background policy briefing. 2011. p.5.