bigpo.ru
добавить свой файл
1
МЕНЕДЖМЕНТ В РОССИИ НЕ ЗАЩИЩАЕТ ИНТЕРЕСЫ АКЦИОНЕРОВ
Несовершенство системы корпоративного управления - одна из главных причин кризисного состояния отечественного производства
Леонид Волков, Николай Сафронов
Об авторе: Леонид Валерьевич Волков - аспирант Финансовой академии при правительстве РФ. Николай Александрович Сафронов - доктор экономических наук, профессор Финансовой академии при правительстве РФ.

ИСТОРИЧЕСКИ первой формой предпринимательской деятельности было капиталистическое частное предприятие. Капиталист-собственник, которому принадлежала "триада" правомочий - владения, пользования и распоряжения, - единолично управлял принадлежащими ему активами. Как любой рациональный собственник, желающий добиться наибольших выгод от принадлежащих активов, он стремился к максимизации прибыли управляемого предприятия. Именно такой капиталист описан в классических работах Адама Смита, Карла Маркса. Дальнейшее развитие и усложнение экономических отношений привело к появлению особых субъектов экономических отношений - корпораций, капитал которых принадлежал не одному, а группе собственников. Во-первых, в условиях ускоренного промышленного роста для дальнейшего развития бизнеса средств единоличного собственника было недостаточно, и появилась необходимость привлечения ресурсов других лиц. Поэтому процесс корпоратизации экономики развитых стран Запада привел к распределению прав собственности на предприятия среди большого количества акционеров. Во-вторых, существенным признаком любой корпорации является разделение полномочий собственника и функций управления и осуществление их разными лицами.

В связи с этим в любой корпорации возникает конфликт интересов: с одной стороны - собственников, целью которых является максимизация дохода на вложенный капитал, с другой - менеджеров, преследующих множество локальных целей, среди которых максимизация прибыли управляемой ими корпорации находится отнюдь не на первом месте. К локальным целям менеджеров, отличных от максимизации прибыли управляемой корпорации, можно отнести:

- получение высоких личных доходов;

- обеспечение спокойной комфортной жизни ("теплого места");

- выживание корпорации в долгосрочном плане, что обеспечивает также сохранение рабочего места менеджера и его стабильный доход в будущем;

- карьера или удержание собственного положения в рамках данной корпорации.

Информационная асимметрия (неравномерное распределение информации) между собственниками и менеджерами еще больше усугубляет конфликт интересов.

В связи с этим перед экономической теорией и практикой встала проблема как в рыночной экономике создать механизм, который заставил бы менеджеров руководить компанией в интересах акционеров.

Об этой проблеме, появляющейся в корпорациях из-за разделения функций собственника и управления, упомянул еще В.И. Ленин в своей известной работе "Империализм как высшая стадия капитализма". В 30-е годы была написана классическая работа западных экономистов А.Берли и Г.Минза, посвященная проблеме внедрения форм корпоративного контроля за действиями менеджеров. В своей работе Берли и Минз писали, что в 1929 году 88 из 200 крупнейших американских корпораций находились под "контролем управляющих". В экономических исследованиях появилась мысль о том, что произошла "революция менеджеров", которая привела к завершению эры собственников и наступлению эры управляющих. Огромное значение на осмысление этой проблемы оказали работы известного американского экономиста и социолога Дж. Гэлбрейта, написанные в 60-70-е годы. По мере развития корпоративных отношений в экономике отдельные предприниматели, являющиеся собственниками своих предприятий, теряют единоличный контроль над своей собственностью, и власть в корпорации переходит к специальной группе людей (менеджеров), которую Дж. Гэлбрейт предлагает назвать техноструктурой. В западной экономической теории нового институционализма даже выделилось отдельное направление, посвященное этой проблеме, - теория агентских соглашений (agency theory). К ведущим представителям теории агентских отношений относятся У.Мекиинг, М.Дженсен, Ю.Фама. И в настоящее время зарубежные исследователи экономики очень много внимания уделяют проблеме осуществления корпоративного управления. Если вначале под ними понималась просто натянутость отношений между распыленными собственниками компании и ее менеджерами, то в настоящее время исследователи делают упор на проблему создания эффективного механизма, гарантирующего добросовестность и правомерность действий менеджеров корпорации "с точки зрения потребностей ее работников, поставщиков, клиентов и собственников при одновременном удовлетворении общественных интересов".

В настоящее время в целях минимизации потерь акционеров-собственников от оппортунистического (не соответствующего интересам акционеров) поведения менеджеров зарубежная теория и практика выработала достаточно эффективную систему корпоративного управления, состоящую из механизмов внутреннего и внешнего контроля. Имеется несколько способов, направленных либо на стимулирование поведения менеджера, соответствующего интересам акционеров (метод "пряника"), либо на применение к нему санкций (в основном экономического характера) в случае несоответствия его поведения интересам акционеров (метод "кнута").

К внутренним механизмам контроля за действиями менеджеров за рубежом относятся:

- участие менеджеров в акционерном капитале своих корпораций;

- деловая репутация менеджера. В случае убыточной работы управляемого им предприятия всегда существует риск увольнения менеджера, что непосредственным образом может сказаться на его деловой репутации и снизит его конкурентные преимущества на рынке труда;

- денежные поощрения менеджеров в форме: денежной премии за достижение определенной цели, которая предоставляется либо в абсолютном размере, либо в процентах к достигнутому результату (рост прибыли, увеличение объемов продаж, экономия затрат, увеличение доли на рынке) и/или предоставление менеджеру возможности приобретения пакета акций управляемого им предприятия по льготной цене, то есть предоставление шанса стать совладельцем;

- создание специального органа, являющегося посредническим звеном между менеджерами и акционерами, - наблюдательного совета (совета директоров);

- появление крупных акционеров, являющихся стратегическими инвесторами и имеющих возможность непосредственно контролировать менеджеров корпорации.

Возможность оппортунистического поведения управляющих корпораций ограничена еще факторами, находящимися во внешней экономической среде.

Существование в странах с развитой рыночной экономикой эффективно действующего фондового рынка, чуткого к положению дел в корпорации, четко проявляет некомпетентность руководства и является одним из основных внешних механизмов контроля, ориентирующих менеджеров либо на максимизацию прибыли, либо на поддержание ее на уровне, удовлетворяющем требованиям фондового рынка.

Можно следующим образом представить модель прямой и обратной связи фондового рынка и корпорации, заставляющей менеджеров обращать внимание на прибыль предприятия. В основе несостоятельности любого бизнеса в нормальной рыночной экономике лежит падение его прибыльности ниже стоимости вовлеченного капитала - как собственного, так и заемного. Снижение прибыльности бизнеса ниже процентной ставки за привлеченный кредит либо ожидаемых дивидендов акционеров корпорации делает вложение средств в данный бизнес невыгодным. Уменьшение доходности акций ведет к падению спроса на фондовом рынке на акции предприятия, что, в свою очередь, приводит к падению рыночного курса акций. Снижение рыночной стоимости акций является сигналом для кредиторов об увеличении риска вложения средств в данный бизнес. Тогда кредиторы вынуждены либо увеличить процентную ставку в целях компенсации возросшего риска за предоставленный кредит, либо потребовать досрочного возврата выданного кредита, либо отказаться от пролонгации кредитного договора. Все три случая ведут к негативным последствиям для корпорации. Снижение рыночной стоимости акций корпорации также увеличивает вероятность ее поглощения более сильными конкурентами и смены руководства, приводит к падению деловой репутации менеджеров. Таким образом, если менеджеры и не стремятся к максимизации прибыли корпорации, то существование эффективного рынка ценных бумаг заставляет работать их с прибыльностью не меньшей, чем требования фондового рынка.

Поэтому большинство зарубежных исследователей считают, что, хотя осуществление полного контроля за целесообразностью и обоснованностью управленческих действий менеджеров и невозможно, но совокупное влияние дисциплинирующих внешних и внутренних факторов позволяет высшему руководству в целом действовать в интересах корпорации и ее акционеров.

В условиях российской экономики как со стороны государства (являющегося одновременно и акционером, и публичным регулирующим институтом), так и со стороны акционеров-собственников отсутствует контроль за руководителями приватизированных предприятий. При этом нет контроля как за экономической эффективностью управленческих решений, так и за целевым использованием активов предприятия.

Государство от осуществления контроля за руководителями российских предприятий отошло еще в конце 80-х годов. "Спонтанная приватизация" началась с Закона СССР "О государственных предприятиях" 1987 года, который право назначения и увольнения руководителей предприятий предоставил трудовым коллективам. На практике оказалось, что директора государственных предприятий получили почти полную независимость от государства. Экономически собственниками предприятий стали директора, хотя ответственность за результаты деятельности государственных предприятий продолжало нести государство. В результате этого сложилась парадоксальная ситуация, "когда директора предприятий практически освободились от контроля со стороны государственной бюрократии (в определенной мере выполнявшей по отношению к ним функции собственника), но не попали под контроль ни реального собственника, ни рынка". Принятый через год после этого Закон "О кооперации" 1988 года предоставил возможность частным лицам, в том числе и директорам государственных предприятий, заниматься предпринимательской деятельностью путем создания кооперативов. Тогда же начали создаваться торгово-посреднические структуры, принадлежащие руководителям предприятий, которые получили монопольное право на поставку ресурсов и сбыт продукции предприятия. Более 80% кооперативов было образовано при государственных предприятиях, а число занятых в таких кооперативах превышало 90% занятых в кооперативном секторе. Они стали выступать каналом сбыта продукции государственных предприятий по более высоким кооперативным ценам.

Сформированный еще в период плановой экономики принцип единоначалия руководства предприятия после либерализации экономических отношений и проведения акционирования деформировался в сторону еще большей концентрации властных полномочий в руках директората.

Осуществив приватизацию и акционирование государственных предприятий, мы не сформировали эффективной системы корпоративного управления. В России в отличие от стран с развитой рыночной экономикой не действуют ни внутренние, ни внешние механизмы корпоративного контроля за управленческими действиями руководителей приватизированных предприятий. Именно в этом заключается основная причина несостоятельности российских предприятий.

НЕЭФФЕКТИВНОСТЬ ВНУТРЕННИХ МЕХАНИЗМОВ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ

Прямой контроль со стороны акционеров затруднителен по ряду причин.

Во-первых, в результате неэффективно проведенной приватизации по второму варианту произошло размывание прав собственности на российские предприятия.

Задача создания класса собственников не была достигнута. Бесплатная приватизация хотя и сформировала определенный класс так называемых собственников (трудовой коллектив), но не пробудила у них присущего настоящему собственнику чувства ответственности за эффективность использования принадлежащих им предприятий. Основная часть населения стала лишь формальными акционерами, так как более 40% всех ваучеров было вложено в искусственно созданные чековые инвестиционные фонды. Государство после приватизации хотя и осталось одним из крупных акционеров многих предприятий, но не смогло сформировать эффективную систему управления своими инвестициями. Многие чиновники представляют государство в нескольких АО, находящихся в различных регионах и часто относящихся к разным отраслям. Естественно, в силу ограниченности способностей любого человека это отражается на результатах их работы. Недостаток квалификации государственных чиновников и легальных материальных стимулов препятствует осуществлению эффективного контроля за действиями менеджеров приватизированных предприятий. Отсутствие противовеса в системе "менеджмент-собственник" из-за номинальной роли государства и трудового коллектива в качестве акционеров позволило руководству российских предприятий после приватизации еще больше увеличить свое влияние на предприятие.

Во-вторых, руководство предприятий обладает определенными способами защиты от приобретения акций внешними инвесторами (передача акций акционеров в добровольно-принудительном порядке в уставный капитал вновь создаваемого общества с ограниченной ответственностью, преобразование открытого акционерного общества в закрытое, угроза увольнения работников при продаже принадлежащих им акций сторонним покупателям).

В-третьих, в России в отличие от зарубежных стран с развитой рыночной экономикой отсутствуют внешние институциональные ограничения в виде ликвидного фондового рынка, специального законодательства, устанавливающего экономическую ответственность за качество управленческих действий менеджеров, зависимости доходов директората от финансового результата управляемого предприятия.

Слабая ликвидность фондового рынка (за исключением акций 100-150 эмитентов), экономическая неграмотность большинства населения привели к тому, что основная часть акционеров (трудовой коллектив) осталась за рамками фондового рынка. С одной стороны, акции большинства приватизированных предприятий нельзя продать на чувствительном к спросу и предложению фондовом рынке (отсутствует возможность голосования "ногами"), с другой стороны, невозможно и эффективное управление предприятием через принадлежащие им акции (нет возможности голосования "руками"). Поэтому в России экономическая роль акционеров является чисто номинальной.

В зарубежной практике корпоративного управления хотя и не применяется такое институциональное ограничение деятельности высших менеджеров компаний, как специальное законодательство, но в российских условиях и оно отсутствует.

Не действует в России и широко распространенная в западных странах система привязки доходов менеджера к финансовым результатам деятельности предприятия в виде опционных контрактов на акции предприятия, отчислений от прибыли. Если в странах с рыночной экономикой основная часть доходов менеджера формируется как отчисление от прибыли управляемого им предприятия (тантьема), то в России их доходы практически не зависят от финансовых результатов деятельности предприятия. В частности, в США переменная часть дохода менеджера, зависящая от финансовых результатов управляемой корпорации, может в десятки раз (а в ряде примеров и в сотни) превышать официально установленный оклад. Источником формирования доходов руководителей российских предприятий являются непомерно высоко установленные фиксированные оклады (почти на уровне западного менеджера, хотя среднедушевые доходы в России в 10-20 раз меньше западных), не зависящие от финансовых результатов деятельности предприятия. Так, годовой доход 46 директоров предприятий Тульской области превысил 1 млн. долл., что в 5 раз превышает оклад президента США и почти в 1000 раз - среднюю зарплату в Тульской области. В то же время в Японии средний доход высшего менеджмента превышает оплату труда рядовых работников в 10 раз, в Германии - 11, во Франции - 15, а в США - в 24 раза.

Если в нормальной рыночной экономике основную часть доходов получают собственники, то в России - лица, осуществляющие бесконтрольное оперативное управление товарными и финансовыми потоками предприятий.

В-четвертых, у руководства российских предприятий имеются значительные полномочия по ограничению реализации акционерами своих прав. Это связано с тем, что трудовой коллектив, один из основных акционеров, в вопросах оплаты труда, найма и увольнения полностью зависит от высшего менеджмента предприятия. Следующий крупный акционер - государство, и конкретные его чиновники также находятся в финансовой зависимости от руководителей предприятий. Налоговые платежи нескольких крупных предприятий формируют значительную часть региональных и местных бюджетов, что является следствием советской плановой экономики. Государственные представители в акционерном обществе получают зарплату от государства, которая не зависит от результатов деятельности предприятия. Поэтому в условиях многократного разрыва между доходами государственных представителей и руководителей естественным является предположение о появлении материальной зависимости государственных чиновников от последних и голосовании на общем собрании акционеров и в совете директоров в их интересах.

В-пятых, высший менеджмент большинства предприятий обладает немалой частью акций управляемого ими предприятия. Причем доля менеджеров в акционерном капитале предприятий имеет тенденцию к увеличению. Менеджмент скупал акции управляемого им предприятия либо при первичной продаже (на ваучерных аукционах), либо у трудового коллектива. В качестве основного источника для скупки акций использовались либо средства предприятия, либо ресурсы учрежденных менеджментом торгово-посреднических структур.

В частности, директором Новосибирского оловокомбината часть валютной выручки была использована для закупки товаров повышенного спроса и последующей их реализации среди работников комбината. При этом половину цены предлагалось оплачивать акциями по номиналу.

ОТСУТСТВИЕ ВНЕШНИХ МЕХАНИЗМОВ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ

В России также не действует внешний механизм корпоративного контроля - эффективный фондовый рынок. При отсутствии информационной прозрачности, ограниченном обращении акций нескольких десятков крупнейших эмитентов, преимущественно отраслей ТЭК и связи, участники фондового рынка в основном преследуют одну цель: заработать не на выплачиваемых эмитентом дивидендах как части чистой прибыли, а на резких колебаниях курсовой стоимости акций. Причем рыночный курс акций определяется не величиной выплачиваемых дивидендов, а изменениями текущей политической и экономической конъюнктуры.

В отсутствие внутренних и внешних механизмов корпоративного контроля директора приватизированных предприятий в своих действиях оказались более свободными, чем менеджеры корпораций в рыночной экономике и руководители в плановой экономике. В условиях бесконтрольности менеджеров для них на первое место вышли не интересы управляемого ими предприятия, а интересы личной наживы. В настоящее время в России нет лиц, которые представляли и защищали бы интересы предприятия как хозяйствующего субъекта.

Корыстные интересы руководителей проявляются в присвоении ими основной добавочной стоимости предприятия путем создания непосредственно ими или их родственниками и ближайшими лицами торгово-посреднических структур, зарегистрированных во внутренних или внешних офшорных зонах, через которые на диспаритетной основе осуществляется сбыт изготовленной продукции предприятия или закупка сырья для производства. Доходы от реализации продукции предприятия поступают на счета посредников, а обязательства остаются на предприятии. Например, потребители производственного объединения "Уренгойгазпром" заплатили в 1997 году за его продукцию 7356 млн. руб., но на расчетный счет объединения поступило только 75 млн. руб., или 1,1% стоимости продукции.

Общий механизм вымывания активов предприятий и сокрытие реальной прибыли выглядит достаточно просто.

Менеджмент предприятия учреждает несколько торгово-посреднических структур (обычно во внешних и внутренних офшорных зонах), которые получают исключительное право на реализацию готовой продукции предприятия. Если в 1993 году в России было зарегистрировано около 30 тыс. участников внешнеэкономической деятельности, то в настоящее время их более 700 тыс. При этом предприятий, производящих экспортируемую продукцию, в стране чуть больше 2 тыс. Более чем по три сотни посредников на одного производителя - многовато даже с учетом извечной российской гигантомании.

Торгово-посреднические структуры, аффилированные с высшим менеджментом, приобретают готовую продукцию предприятия по минимальной цене, позволяющей компенсировать их производственную (а в некоторых случаях и полную) себестоимость, а дальнейшую реализацию осуществляют по рыночным ценам. Еще одним способом переноса прибыли предприятия в карман менеджмента является покупка этими торгово-посредническими структурами сырья и материалов по рыночным ценам и дальнейшая перепродажа предприятию по завышенным ценам. При этом торгово-посреднические структуры извлекают значительную прибыль, а высокая себестоимость продукции ведет к подрыву конкурентоспособности и снижению налогооблагаемой прибыли предприятия. Таким образом, почти вся добавочная стоимость предприятия остается в торгово-посреднических структурах, учредителями которых являются руководители предприятия, и используется ими не в качестве источника капитальных вложений для модернизации и повышения эффективности производства, а в основном для личных потребительских нужд: для приобретения недвижимости за рубежом, до недавнего времени для спекулятивной игры на рынке ГКО-ОФЗ. Такая практика переноса прибыли в офшорные структуры является одной из главных причин низких налоговых поступлений в бюджет и одним из основных каналов утечки капиталов за рубеж.

Кроме торгово-посреднических структур, расположенных в офшорных зонах, через которые осуществляется основная часть вывоза капитала за границу, имеется еще большое количество внутренних торгово-посреднических структур. Из-за того что множится число посредников, торговые накидки становятся чрезмерными. Так, в 1995 году они составили по сахару 60,2, по муке - 100, маслу растительному - 130%. К началу 1999 года количество посредников по продаже энергии расплодилось до 1252. По утверждению Анатолия Чубайса, в их карманах оседает сегодня до 40% денежных поступлений от потребителей. Цепочка посредников иногда доходит до 10 и более звеньев. Все это ведет к переносу прибыли из сферы производства в сферу обращения.

Наряду с рассмотренным ранее объективным механизмом возникновения неплатежеспособности, несвоевременное погашение торгово-посредническими структурами, аффилированными с высшим менеджментом, своей кредиторской задолженности перед предприятием за реализацию продукции является одной из причин современного кризиса неплатежей.

Нецелевое использование фонда амортизационных отчислений также вызвано отсутствием контроля за действиями менеджеров российских предприятий. Ничто не мешает недобросовестным менеджерам превращать амортизационные отчисления в источник выплаты сверхзарплаты и сверхльгот директорскому корпусу и управленческому персоналу. Отсутствие источника обновления основных фондов ведет к устареванию материально-технической базы предприятий, уменьшению фондоотдачи, а в конечном итоге и к снижению конкурентоспособности выпускаемой продукции.

Директора, чьи доходы не зависят от финансовых результатов управляемого предприятия, не заинтересованы в проведении процедур внутренней реструктуризации, минимизации издержек за счет достижения эффективной структуры управления предприятием, обеспечении информационной прозрачности предприятия, оптимизации внутренних товарных, финансовых и информационных потоков.

Отсутствие инвестиций в реальный сектор экономики также объясняется бесконтрольностью руководителей предприятий. Любой здравомыслящий инвестор только тогда будет вкладывать свои средства в отечественные предприятия, когда не только он один, но и высший менеджмент, осуществляющий текущее руководство и единолично распоряжающийся активами предприятия, будет нести экономическую ответственность за результаты деятельности предприятия.

Громадная торговая наценка, приходящаяся на посреднические структуры, ведет к искусственному завышению цен на конечную продукцию, негативными последствиями которого являются низкая конкурентоспособность отечественной продукции, появление нескольких видов цен: "денежной", "бартерной", превышение рентабельности торгового сектора над рентабельностью производственного сектора, ориентация процентных ставок в экономике не на рентабельность производства, а на рентабельность торгово-посреднических структур.

Поэтому закупка ресурсов и реализация продукции по диспаритетным ценам через торгово-посреднические структуры, принадлежащие высшему менеджменту российских предприятий, также является одной из основных причин несостоятельности отечественных предприятий. Это подтверждается и тем, что для улучшения положения на Качканарском ГОКе новому управленцу потребовалось лишь изменить порочную систему реализации продукции комбината через посреднические структуры, принадлежащие прежнему руководству.

Таким образом, необходимым условием преодоления почти всех негативных явлений российской экономики: отсутствие внешних инвестиций, сокрытие налогов, утечка капиталов за границу, кризис неплатежей, нецелевое использование фонда амортизационных отчислений, отсталость материально-технической базы предприятий, отсутствие полного воспроизводства основных фондов, массовые невыплаты заработной платы, попадание предприятий в зависимость от торгово-посреднических структур, перенос прибыли из сферы производства в сферу обращения, затягивание с проведением внутренней реструктуризации, отсутствие информационной прозрачности, искусственное завышение цен на конечную продукцию - является исправление дефектов в системе корпоративного управления.

С учетом изложенного причиной несостоятельности российских предприятий является не столько отсталость их технологической и производственной базы, сколько отсутствие эффективного контроля за действиями руководителей. Нередко элементарное воровство директората становится причиной банкротства предприятия (Ликинский автобусный завод).

За рубежом ядро экономического статуса акционера составляет инвестирование в деятельность предприятия, направленное на приращение вложенного капитала (получение дивидендов или рост курсовой стоимости акций на фондовом рынке). Как основные инвесторы и собственники предприятий они наделены значительными правами. Но в России акционеры-собственники обладают только номинальной экономической властью, а высшему менеджменту принадлежит власть, сопоставимая с экономической властью реального собственника. Отсутствует также четкая спецификация прав собственности на приватизированные российские предприятия. Чем яснее определены и надежнее защищены права собственности на любой объект, в том числе и на предприятие, тем сильнее у экономических агентов (в данном случае у акционеров) интерес к эффективному использованию собственности. Номинальное значение собственности на приватизированные отечественные предприятия ведет к тому, что в российской экономике отсутствует своеобразный дух экономического интереса настоящего собственника. Как известно, двигателем общественного и экономического развития являются интересы собственников, направленные на максимизацию выгоды от принадлежащих им активов.

О каком экономическом подъеме российской экономики может идти речь, если не задействован основной двигатель общественно-экономического развития - экономические интересы собственника?

Именно этим объясняется парадоксальная с точки зрения экономической теории ситуация: экономическое положение оставшихся в собственности государства предприятий оказалось лучше, чем у приватизированных предприятий, перешедших в частную собственность.

Вышеприведенные данные подтверждают общепринятый тезис, что частная фирма ("новые частные" предприятия) эффективнее государственной. Меньшую степень экономической эффективности приватизированных (по сравнению с государственными и "новыми частными") предприятий, перешедших в частную собственность, можно объяснить только отсутствием контроля за руководителями предприятий. Даже при не особо надлежащем управлении государственными предприятиями их эффективность оказалась выше, чем у частных приватизированных предприятий, находящихся во власти бесконтрольных менеджеров с психологией временщиков. Только этим можно объяснить сей парадокс. Таким образом, тезис о преимуществе частной собственности в условиях корпоратизации экономики подтверждается только при наличии эффективных механизмов контроля за управленческими действиями менеджеров. В условиях современной рыночной экономики наемным менеджерам безразлично: чьей собственностью они управляют за определенное вознаграждение (частной индивидуальной, частной коллективной, муниципальной или государственной). Значительно большее значение, чем форма собственности, имеют механизмы контроля за управленческими действиями менеджеров, а также совпадение их личных интересов с интересами корпорации. Поэтому сам по себе акт приватизации не мог увеличить эффективность деятельности отечественных предприятий. До создания эффективной системы контроля за действиями руководителей отечественных предприятий пока еще рано вести разговоры о создании полноценной рыночной экономики.

Одним только изменением титула собственности на предприятие в результате приватизации или применения процедур банкротства без создания институтов, гарантирующих и защищающих интересы реального собственника, невозможно запустить механизм роста национальной экономики.

материалы: Независимая Газета © 1999-2000
разработка: НЕГА-Сеть - ФЭП © 2000

Опубликовано в Независимой газете от 03.04.2001
Оригинал: http://politeconomy.ng.ru/research/2001-04-03/7_management.html