bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 10 11


Российская академия наук

Уральское отделение

Коми научный центр

Институт социально-экономических

и энергетических проблем Севера


Социальные режимы


постсоветского производства


Ответственный редактор

кандидат исторических наук В.И.Кабалина


Сыктывкар 2008

УДК 330.567.28: 331.5 (470.13) 055 (02) 7



СОЦИАЛЬНЫЕ РЕЖИМЫ ПОСТСОВЕТСКОГО ПРОИЗВОДСТВА / Коллектив авторов. – Сыктывкар, 2008. – 144 с. (Коми научный центр УрО Российской АН).


Определены основные теоретические подходы к анализу, объяснению и описанию процесса трансформации трудовых отношений.

Разработаны методологические и методические основы их исследования на примере успешных предприятий. В аналитических целях определен тип «капиталистического» предприятия и предложены критерии его сравнения по отношению к «традиционным» предприятиям.

Выделены основные тенденции: минимизация государственного влияния на трансформацию социальных практик на производстве; усиление управленческого контроля; снижение социального статуса рабочих.

Основу исследования составили данные официальной статистики, развернутого монографического исследования, состоящего из серии «кейс-стади» на успешных промышленных предприятиях, проведенных в 2002-2005 гг.

Книга предназначена для ученых и специалистов, а также широкого круга читателей, интересующихся вопросами трудовых отношений.


Коллектив авторов

С.С. Ярошенко (введение, гл. 3,5, заключение), Т.С. Лыткина (введение, гл. 1,2,4, заключение), К.Н. Колегов (гл. 2), В.Г. Вячеславов (гл. 1),

Е.Л. Омельченко (гл. 5).

Рецензенты


доктор экономических наук Л.А. Попова,

кандидат экономических наук В.А.Сидорова


ISBN 978-5-89606-363-6


 С.С. Ярошенко, Т.С. Лыткина,

К.Н. Колегов и др., 2008

 Коми научный центр УрО

Российской АН, 2008


ВВЕДЕНИЕ

Реализация капиталистического проекта в России в начале 1990-х гг. обозначила несколько социальных проблем, которые проявились в скрытой безработице, задержках выплаты заработной платы и резком ее снижении в доле реальных доходов населения, росте бедности и распространении на занятое население и т.д. В качестве одной из основных причин негативных последствий отмечают низкую степень реструктуризации советской экономики.

В связи с изложенным появилась потребность в аналитическом осмыслении социальной ситуации на производстве, изучении механизма воспроизводства советских практик и осознании необходимости формирования иных «правил игры», способствующих выстраиванию рыночных отношений на производстве.

Изучение социальных факторов создания эффективного постсоветского производства и его влияния на формирование уровня жизни различных внутриорганизационных групп оправданно и актуально.

Несмотря на практический исследовательский интерес, направленный на изучение социальной ситуации на производстве, значительно меньше внимания уделяется интерпретации ее роли в процессах классообразования и дальнейшего экономического развития общества. Прежде всего это связано с тем, что в настоящее время специалисты, как правило, концентрируют свое внимание на субъективных факторах формирования новых структурных позиций и практически полностью пренебрегают системными (объективными) характеристиками, влияющими на социальное положение тех или иных социальных групп в обществе и одновременно − на выбор экономического поведения в структурах жизнеобеспечения. С одной стороны, это объясняется снижением интереса ученых гуманитарного профиля к марксистской методологии и, соответственно, традициям советской индустриальной социологии, в целом, и классового анализа, в частности. С другой – трансформационными процессами, происходящими в обществе, когда прежние социальные структуры (в основном институты) потеряли свою значимость, а «новые» еще не созданы, и здесь возрастает значимость сильноресурсных слоев населения, формирующих «новые правила игры».

Участие в совместных исследовательских проектах с зарубежными специалистами в определенной степени способствовало преодолению незнания в этой области. Например, известность получили концепции торгового капитала (Буравой, Кротов, 1994), индустриальной инволюции (Буравой, 1996), формирования компрадорского капиталистического класса (Кларк, 1997) и др. Следует признать, что при этом не уделялось должного внимания причинам, согласно которым социальная инновация на производстве противоречила логике рыночного развития.

Представленная коллективная монография является составной частью исследовательского проекта «Менеджмент и трудовые отношения в современной России»1, инициированного профессором социологии Уорвикского университета (Великобритания) С. Кларком и реализованного на успешных промышленных предприятиях в 2001-2004 гг. сотрудниками Института сравнительных исследований трудовых отношений (ИСИТО) при непосредственном участии социологов Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми научного центра УрО РАН.

Основная цель проекта заключалась в определении характера изменений в системе управления и трудовых отношениях советского производства. Что отличает социальную структуру современного успешного предприятия и становится залогом его эффективности? Это результат формирования рыночных рычагов управления и развития производства? В ка-


кой мере традиционные советские отношения по поводу производства интегрированы в успешную практику?

В процессе реализации цели исследования предусматривалось выделение основополагающих характеристик (базовых признаков) трудовых отношений традиционного «советского» и гипотетического «капиталистического» предприятия, на основе чего осуществлялось сравнение происходящих изменений в социальной структуре предприятий.

Традиционное «советское» предприятие отличалось доминированием производства над финансами и маркетингом, опорой на инициативу производственных рабочих в поддержании производства, неформальным контролем над рабочей силой со стороны начальников цехов, высокой степенью автономности управленцев среднего звена и оплатой труда по усмотрению линейных руководителей.

В свою очередь, гипотетическое «капиталистическое» предприятие характеризуется подчинением производства финансам и маркетингу, централизованным контролем управленческих структур за процессом производства на основе реализации централизованной политики управления и / или финансовых показателей, интеграцией среднего менеджмента в управленческую иерархию, формализацией системы оплаты труда, основанной на систематической оценке.

Исследованием были охвачены успешные крупные и средние предприятия, в первую очередь принадлежащие иностранным владельцам, и предприятия, которые являются частью крупных корпоративных структур.

Учитывался критерий определения «успешности» предприятия по формальным признакам (новые практики в управлении и процессе трудовых отношений, инновационная активность и пр.). Исследователями было принято решение идти от обратного: предприятие не должно быть депрессивным и распадающимся. При этом в выборку предполагалось включить несколько «традиционных» предприятий без заметных изменений в сфере внешне - и внутрипроизводственного управления или в области трудовых отношений в целом. Они рассматривались в качестве «контрольной группы». Значительное внимание было уделено новым частным предприятиям, достигшим сравнительно крупных размеров, среди которых выделялись предприятия промышленности и строительства. При выборе предприятий было рекомендовано руковод-ствоваться следующими критериями: а) предприятие должно быть достаточно большим с наличием управленческой иерархии, включая средний уровень менеджмента; б) для исследования оптимальным является предприятие с численностью персонала около 500 чел. Форма собственности при отборе предприятия не имела принципиального значения, но предполагалось включить как можно больше предприятий с иностранными собственниками и предприятий в составе корпораций (холдингов).

В качестве методов «изучения случая» (case-study) были полуструктурированные интервью с генеральным директором, главным инженером, руководителями (директорами) отделов: маркетинга, финансового, персонала, труда и заработной платы, председателем профсоюзной организации, начальниками цехов, мастерами/бригадирами (в одном основном и одном вспомогательном цехе). Были проведены опрос по короткой анкете на основе стратифицированной выборки из 16 работников и групповое интервью (фокус-группа). Одновременно составлялся паспорт предприятия с некоторыми формальными признаками (отрасль, численность персонала, форма собственности и т.п.) и показателями, предложенными исследователями (основная цель предприятия, оценка позиции подразделений в управленческой иерархии и т.п.).

Реализуя поставленные перед собой задачи, социологи в ходе полевых исследований и последующего анализа стремились выявить и понять механизмы воспроизводства традиционных правил взаимодействия в пространстве постсоветского производства, обеспечивающего его эффективность. Исследовательский проект был ориентирован на анализ существующих социальных режимов на постсоветских предприятиях.


Под социальным режимом понимаются сформированные правила взаимодействия участников трудовых отношений, направленные на реализацию той или иной цели. В частности, они включают методы управления, практики оппозиционирования рабочих по отношению к управленческому звену и, наконец, результаты социального взаимодействия внутрипроизводственных трудовых групп.

Понятие «режим производства» для характеристики трудовых отношений на промышленном предприятии авторы позаимствовали из работ М. Буравого. «Социальный режим производства» – это структуры социальных взаимоотношений, выстраивающихся в ходе взаимодействия различных его участников (государства, собственников, управленцев, наемных работников). Буравой рассматривает социальный режим производства через три особенности: (1) работа организована как игра; (2) на производстве действует внутренний рынок труда, который конструирует рабочих как индивидов с правами на трудовую мобильность внутри предприятия, основанную на старшинстве и опыте; (3) отношения между управленцами и рабочими регулируются внутренним положением, т.е. нахождением в определенной позиции внутри конкретного предприятия. С одной стороны, коллективные «торги» (споры) формируют общий интерес между управлением и трудовым коллективом (профсоюзом), выраженный в коллективном договоре. С другой – рабочие имеют определенную автономность для выражения своих претензий и защиты своих прав через сопротивление официальной политике предприятия.

Исходя их этого, основной интерес был направлен на изучение «правил игры», т.е. устойчивые социальные практики взаимодействия на внутреннем рынке труда конкретного производства (предприятия). В каждом случае особое внимание уделялось набору социальных позиций, которые его формируют. Но, что более важно – правилам, определяющим как успех (устойчивость и благополучие) предприятия в целом, так и условия внутрипроизводственной вертикальной мобильности работников.


Предполагалось, что на каждом предприятии существует свой «режим» в силу специфики локальных и внутренних особенностей организации производства. Тем не менее, при всем возможном многообразии случаев они (т.е. режимы) яв-

ляются частным проявлением общих особенностей постсоветского способа производства.

Сравнение изучаемой социальной ситуации на производстве с «идеальными типами» традиционного «советского» и «капиталистического» предприятий было лишь стимулом к вдумчивому и внимательному отношению к деталям, обнаруженным в ходе исследования. Споры чаще всего возникали относительно доминирования в трудовых отношениях «инновации» или «традиции». Удастся ли выявить общий вектор производственных изменений или каждое предприятие демонстрирует свой вариант «капитализации» и включения в рыночные отношения? Теоретические схемы не носили отвлеченный характер, а органично вытекали из действительности за счет интеракции (взаимодействия) с изучаемым объектом.

В целях реализации общей стратегии и методологии было решено сконцентрироваться на «кейс-стади» тех предприятий, которые отражают специфику регионального контекста и одновременно демонстрируют влияние на нее рыночных преобразований. Отрасль и форма собственности были важными основаниями для отбора. Были выбраны два лесоперерабатывающих предприятия, одно строительное, одно пищевое и одно, относящееся к легкой промышленности. Оба лесоперерабатывающих предприятия были частными, одно из них создано с нуля в годы экономических реформ, а другое существовало с советских времен, но было приватизировано и продано иностранному собственнику. Экономическое благополучие в обоих случаях сильно детерминировано сырьевой направленностью (доступом к дешевому «сырью»). Строительное предприятие – новое частное в составе холдинга, успешность которого определяется государственными заказами. Пищевое производство остается государственным и представляет особый интерес как для частных предпринимателей, так и государства. Эффективность работы предприятия во многом связана со спецификой выпускаемого продукта. Предприятие легкой промышленности, в отличие от предыдущего, было приватизировано, и залогом его экономической стабильности является качество выпускаемого товара.

Следует подчеркнуть, что индекс благополучия предприятия может выстраиваться по разным критериям. По мнению руководителей предприятий, наиболее яркий показатель их благополучия – это балансовая прибыль, растущая из года в год. В качестве признаков благополучия предприятия рассматривались не только прибыль, но и размер заработной платы, а также стабильность занятости. В процессе исследования стало понятно, что оптимальным будет следование лишь социальным критериям оценки успешности предприятия: репутация благополучного предприятия, привлекательность в качестве места трудоустройства, уровень заработной платы, превышающий средние показатели по региону. В своей совокупности они отражают как чисто экономические, так и социальные показатели успеха.

В первой главе коллективной монографии рассмотрены основные теоретические подходы, объясняющие особенности трудовых отношений на производстве в России. Особое внимание уделено вкладу отечественных ученых в исследование данной проблематики, отмечена необходимость изучения процесса институционализации трудовых отношений, представляющего собой практики, основанные на интересах различных социальных групп занятых в процессе производства, а также характере их трансформации.

Во второй главе особое внимание уделено социальному контексту функционирования предприятий с привлечением статических данных.

В третьей главе рассмотрены формы государственного регулирования ситуации на производстве. Отмечено, что взаимодействие с государственными структурами успешных промышленных предприятий определяется не усилением их давления, а отсутствием сформулированной или цельной государственной политики в отношении предприятий.


В четвертой главе представлен анализ процесса реорганизации управления на российском предприятии с иностранной формой собственности. Рассмотрены возможности внедрения «капиталистических» отношений за счет экспорта

западных моделей управления и интеграции советских традиций в рыночную организацию производства.

И, наконец, в пятой главе излагаются основные интересы участников процесса производства (собственников, управленцев, рабочих), реализующих в современной социально-экономической ситуации общую стратегию повышения эффективности производства.

В заключение выражаем благодарность лично Саймону Кларку и Майклу Буравому и нашим коллегам из Института сравнительных исследований трудовых отношений (ИСИТО). Работа с ними всегда была плодотворной и интересной, а свободная творческая и дружеская атмосфера научного общения стимулировала авторов в процессе работы над данной коллективной монографией.

Особую признательность хотелось бы выразить к.и.н. В.И.Кабалиной, сделавшей неоценимые замечания, акцентировавшие наше внимание на некоторых критических моментах излагаемого материала.

Авторы также искренне благодарны каждому соавтору настоящей коллективной монографии, рецензентам д.э.н. Л.А.Поповой, к.э.н. В.А.Сидоровой, а также нашим коллегам, в особенности чл.-корр. РАН В.Н.Лаженцеву, д.э.н. В.В.Фау-зеру, к.г.н. Т.Е. Дмитриевой.




следующая страница >>