bigpo.ru
добавить свой файл
1 2

Историко-культурологические аспекты идеи открытости в отечественном образовании




гЛАВА 2




Историко-культурологические аспекты

идеи открытости в отечественном образовании



Полноценное рассмотрение и осмысление идеи открытости в современном российском образовании невозможно без анализа ее историко-культурных истоков.

Идея открытости по своей философской и педагогической сути близка идее диалога культур, а потому ее изучение вполне логично осуществлять в русле культурологического подхода.

В настоящее время в педагогике, как и во многих других науках, явно видна тенденция все увеличивающегося интереса к культурологии. Это объясняется тем, что культурологическое мышление и мироощущение сейчас весьма современны и что культурология как принципиально неидеологическая дисциплина, преодолевая упрощенное представление о культуре как отражении материальной действительности, частично взяла на себя функцию философии, то есть дает новое целостное видение.

В литературе встречается более 300 определений культуры (9, с.7), но ни одно из них не является универсальным. Все они обусловлены логикой той или иной науки, спецификой того или иного исследования (С.С.Аверинцев, Л.Н.Баткин, М.М.Бахтин, В.С.Библер, А.Я.Гу-ревич, А.Кобер, Ю.М.Лотман, М.Мид и др.). Постепенно акцент в такого рода исследованиях переносится на внутреннее разнообразие культуры, ее многоуровневость, иерархичность. Интересы ученых перемещаются в глубь культуры, тем самым выстраивается ее предметное поле и содержательное пространство.

В настоящее время оформились по крайней мере две ведущие тенденции в изучении этой проблемы. Первая из них тяготеет к осмыслению макроисторических характеристик культуры, вторая - опирается на эмпирические исследования и погружена в ее микродинамику. Между этими тенденциями нет демаркационной линии. Напротив, осуществляя разнообразные культурологические исследования, ученые стремятся к устранению связей между макро- и микродинамикой культурных процессов, между смыслами культур, ролью в развитии цивилизации и культурой как личным, настоящим, реализуемым в общественной практике и повседневной деятельности людей.

Анализ научной литературы позволяет выявить специфические культурологические методы, но не в качестве формальных операций, а как подходы к исследованиям.

Главным достоинством культурологического подхода является то, что он обладает сильным интегративным потенциалом и в своем содержательном, и в формальном смыслах. Содержательный интегративный смысл связан со способностью через категорию «культура» рассмотреть фактически всю проблематику человека, общества, познания и деятельности. Формальный интегративный смысл культурологического подхода заключается в возможности выполнять соответствующие функции в междисциплинарных синтезах, т.е. объединять вокруг себя значительное число конкретных дисциплин.

При рассмотрении историко-культурных детерминант идеи открытости в образовании России культурологический подход вполне органично интегрируется с признанным в наши дни большинством исследователей на Западе (Дж.Боуэн, У.Бойд, Э.Кабберли, П.Нэш, Е.Павер и др.) и фундаментально разработанным в последние годы в России (Г.Б.Корнетов) цивилизационным подходом, предполагающим изучение историко-педагогического процесса в первую очередь как культурообразующего фактора. В данном конкретном случае цивилизационный подход выступает как составная часть культурологического подхода и используется при рассмотрении интересующих нас макродинамических историко-культурных процессов в ходе поэтапной эволюции России и окружающих ее цивилизаций, с которыми она находилась в режиме постоянно меняющегося, но ни на миг не угасающего межкультурного диалога.

Использование культурологического подхода в научно-педагоги-ческом исследовании в каждом конкретном случае требует специального обращения к понятию «культура».

В контексте рассмотрения обозначенной историко-педагогической проблемы категория «культура» понимается как фундаментальная характеристика человека, проявляющаяся в трех главных сферах его жизнедеятельности: хозяйственно-экономической, социально-полити-ческой и духовной.

Такое понимание культуры дает возможность осуществить разноуровневые меж- и внутрикультурные диалоги при синхроническом и диахроническом сопоставлении в генетическом ряду, увидеть и понять специфику, взаимосвязь и взаимовлияние макро- и микродинамики различных историко-культурных процессов, показать особенности проявления и генезиса идеи открытости в образовании России через открытость миру, открытость социуму и открытость человеку.

Как и понятие «культура», понятие «открытость» не имеет универсального определения, а потому употребляется очень широко и экстраполируется на многие жизненные явления и процессы. Разнообразны и имеющиеся представления о сущности и путях реализации идеи открытости в образовании. Культурологический подход дает возможность сконцентрироваться на разнообразии. Он позволяет рассмотреть сквозь призму противоречий и показать во взаимосвязи как разнообразие проявлений идеи открытости во всех сферах жизнедеятельности человека, так и разнообразие подходов к пониманию и реализации идеи открытости в образовании.

Как уже отмечалось, наиболее наглядно эта идея проявляется через открытость миру, открытость социуму и открытость человеку.

Открытость миру означает толерантность культуры и образования той или иной страны к культурному и педагогическому наследию других народов мира, умение творчески аккумулировать их лучшие образцы, делясь при этом собственными достижениями в этой области.

Открытость социуму подразумевает органическое включение образования в социальный организм, своевременное реагирование на меняющиеся социально-экономические реалии, а также учет национальных и культурных особенностей и педагогических традиций народа, населяющего соответствующую территорию.

Открытость человеку предполагает возможность непрерывного получения образования в течение жизни, гуманистическую направленность педагогической теории и практики, общедоступность в получении знаний, адаптивность содержания и методов обучения к способностям и потребностям отдельных учеников.

Опираясь на вышеизложенные методологические положения, рассмотрим историко-культурологические аспекты идеи открытости в российском образовании от момента создания Древнерусского государства до начала ХХ века.

Россия - это уникальное геополитическое образование, со своей особой историей и культурой. Эта особенность обусловлена тем, что отечественная культура интегрировала в себе как культурные традиции славянских и других народов населявших страну, так и исторический и культурный опыт цивилизаций, с которыми ей приходилось вести всеобъемлющий синхронический и диахронический диалог на протяжении многих столетий.

Иными словами культура России и образование как ее составная часть всегда были открыты собственному народу, связанному с истоками национальной культуры и педагогики, а также общекультурному, идеологическому, научному и педагогическому влиянию других народов мира.

Уже сам процесс образования Древнерусского государства показывает его толерантность к специфике различных культурных традиций и общеевропейских тенденций. Так, в V-VIII вв. еще не объединившиеся славянские племена, обитавшие тогда на территории примерно от Вислы до среднего течения Днепра, вместе с другими народами Европы включились в процесс великого переселения народов. В результате этого на некоторых вновь заселенных славянами землях сложилась настоящая «этническая чересполосица». К примеру, в районе с естественным центром у озера Ильмень к моменту прихода славян (не позднее VIII в.) проживали племена балтов, эстов, вепсов, ижоры, чуди и др. Такое соседство в дальнейшем не могло не сказаться на особенностях культурных и народно-педагогических традиций, сложившихся на данной территории. Своеобразным подтверждением этому может служить послание новгородского архиепископа Макария в Москву в 1534 году, в котором он сетует на необычную жизненность и живучесть архаических языческих традиций полурусского населения земли Новгородской (12, с.78).

Подобные ситуации сложились и в некоторых других вновь заселенных славянами территориях. К этому следует добавить, что и сами славянские народы, проживавшие долгое время в разных племенах и племенных союзах, обладали отличными друг от друга, специфическими культурными особенностями. Поэтому, когда в IХ-Х вв. под властью князей наиболее сильного восточнославянского геополитического образования Русь, сложившегося вокруг Киева на основе племени полян, оказались территории славянских догосударственных общностей древлян, северян, дреговичей, кривичей, радимичей, словен, волынян, хорватов, уличей, тиверцев, вятичей вместе с проживающими по соседству с некоторыми из них неславянскими народами, пошел естественный процесс открытой интеграции различных языческих культурных традиций и остро встала необходимость поиска основы для их объединения в общерусскую культуру, без которой не могло существовать единое государство.

Идеологической основой для формирования общегосударственной культуры, охватывающей все сферы жизни человека, стало крещение Руси, начавшееся в 988 году и сопровождавшееся принятием христианской веры в ее православном византийском варианте. Принятие нового религиозного вероучения ввело Древнюю Русь в культурный мир европейских стран, принявших христианство несколькими веками раньше, и открыло дверь к достижениям мировой цивилизации, в том числе и в области образования.

Главным носителем этих достижений в те времена (Х-ХI вв.) была переживавшая свой расцвет Византия. Она являлась прямой наследницей античной культуры и связывала ее со средневековьем. Кроме того через Византию проходил своеобразный культурный мост, соединявший цивилизации Востока и Запада. Переплетение различных ветвей мировой культуры способствовало появлению византийского культурного феномена, характерными чертами которого были православная христианская религия, интерес к античной философии, высокая образованность, престижность книжных знаний, развитость светского образования и педагогической мысли, подчинение школы и церкви власти кесаря и др. (4, с.114-115).

Установление и укрепление тесных контактов с Византией положило начало активному усвоению Древнерусским государством византийского культурного опыта, которое происходило на основе сложившихся древнеславянских традиций с учетом социальной специфики того периода. Особо благотворно византийское влияние сказалось на образовании, дав толчок развитию и школьного дела, и религиозно-педагогической мысли.

Как и в Византии, первые школы на Руси подчинялись руководителю светской власти. Уже в год крещения (988) князь Владимир открыл в Киеве школу «учения книжного», после чего подобные учебные заведения появились в Великом Новгороде и некоторых других древнерусских городах. Главной отличительной особенностью этих школ стало то, что языком обучения в них был не греческий, как в Византии, и не латинский, как в Западной Европе, а славянский. Это связано прежде всего со сложившимися в веках народно-педаго-гическими традициями умственного воспитания и наличием собственной славянской письменности, созданной в IХ веке византийскими миссионерами Кириллом и Мефодием на основе греческого алфавита с учетом фонетической специфики славянских диалектов.

С появлением письменности и приходом христианства на Русь нахлынуло большое количество переводной религиозной литературы, имевшей дидактическую направленность и внесшей заметный вклад в развитие отечественной педагогической мысли и практики обучения и воспитания.

Широкое распространение в Древнерусском государстве получили различные иностранные сборники, такие как Изборник 1073 года, Изборник 1076 года, «Златоструй», «Пчела», «Златая цепь», «Измаград», «Пролог», «Физиолог», «Шестодневы» и др., в которых содержались сочинения и высказывания авторитетных византийских богословов (Василия Великого, Иоанна Богослова, Иоанна Златоуста, Григория Нисского, Иоанна Дамаскина и др.), фрагменты из работ по логике и математике Аристотеля, изречения Демокрита, Сократа, Пифагора, Плутарха, Эврипида, эпизоды из биографий Александра Македонского, спартанских царей Агесилая и Леонида, восточных правителей Дария, Кира, Креза и других великих людей. Эти произведения были популярны и имели большое хождение на Руси в течение нескольких веков, став своеобразной хрестоматией по истории зарубежной педагогики. Благодаря им русские мыслители отчасти приобщились к гуманистическим античным идеалам и миросозерцанию, познакомились с некоторыми педагогическими идеями Древнего Востока и в полной мере восприняли христианское православное учение о воспитании.

Понятие внутреннего мира было мало знакомо в период язычества. Крещение Руси стимулировало рост внимания к нему и, приоткрывая глубоко интимные стороны человеческой души, дало отечественной педагогике ясные нравственные ориентиры, основанные в сути своей на вечных ценностях христианской морали.

Однако сильное влияние византийской культуры на развитие педагогической мысли и образование в Древнерусском государстве не лишило их своих самобытных черт. Восходящие от язычества народно-педагогические воззрения постоянно переплетались с идеями христианской педагогики и, то противореча, то дополняя друг друга, совместно торили путь к пониманию смысла и накоплению опыта воспитания растущего человека.

Так, уже начиная с первых Изборников, отечественные книжники подвергали содержание переводных сочинений стилистической и языковой правке, вводили в текст слова и выражения, характеризующие русский быт, народно-педагогические традиции, открывая тем самым иностранные источники своему социуму, приближая их к особенностям мировосприятия и реалиям жизни русских людей. Не- случайно, что отдельные материалы переводной литературы использовались первыми русскими писателями в собственных произведениях, главной чертой которых была поучительность в духе христианской этики. Наглядным примером тому может служить признаваемое многими высшим достижением педагогической мысли Киевской Руси «Поучение Владимира Мономаха» (1117 г.), в котором автор опирается как на свой жизненный опыт и опыт своих предков, так и на известные сочинения византийских «отцов церкви», такие как «Шестоднев» Василия Великого, «Поучение детям» Ксенофонта, «Стословец» Геннадия и некоторые другие произведения (2).

Ярким примером критического осмысления византийско-христианских постулатов является «Вопрошание» (сер. ХII в.) Кирика Новгородца. В нем он пытается разобраться в тонкостях христианского богословия и найти разрешение противоречий, постоянно возникающих между требованиями новой веры и старыми языческими традициями, живущими в народной среде. Изложение текста осуществляется в характерной для эллинских времен вопросно-ответной форме, что подтверждает знакомство автора с античной литературой. Это видно и из того, что Кирик порой цитирует дохристианские и раннехристианские произведения, отвергаемые официальной церковью. В целом «Вопрошание» призвано помочь русским людям успокоить душу, примирить языческие привычки с требованиями христианской морали, наполнить ежедневную бытовую жизнь нравственным содержанием и показать образцы нравственного поведения (8).

Одна из наиболее интересных проблем, над которой размышлял Кирик Новгородец, касалась того, можно ли наступать на валяющиеся на мостовых берестяные грамоты или же это грех. С одной стороны, здесь мы имеем косвенное подтверждение того, что к середине ХII века грамотность на Руси, в частности, в Великом Новгороде, была вполне обыденным делом, а с другой - видим нравственные сомнения русского человека, навеянные пришедшим с Византии культом книжного знания и уважением к письменному слову.

Нужно отметить, что византийская социально-педагогическая идея престижности и важности образования была воспринята русским народом легче и быстрее, чем в странах западной цивилизации. Подтверждением тому служат ранние русские былины Х-ХI вв. об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче. Характерной чертой былинных богатырей была их грамотность, без которой, видимо, идеальный облик народного героя не мог быть полным. Это выгодно отличает русских исполинов от рыцарей средневековой Западной Европы, для которых умение читать и писать не входило в число необходимых рыцарских добродетелей. К тому же герои отечественных былин не принадлежали к привилегированному сословию, а были простыми людьми, по чему можно судить, что стремление к книжным знаниям являлось характерной чертой населения Киевской Руси.


следующая страница >>