bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 11 12
Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

Факультет государственного управления

Кафедра политического анализа


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА


Тема: «Глобальный информационный порядок:

институты и технологии становления и развития».


Студентки 5 курса Шебановой Марии Андреевны

Научный руководитель:

Соловьев Александр Иванович, д.ф.н., прорфессор


Москва 2006 г.

Содержание:


Введение.

Глава 1. Современные информационные процессы.

§ 1. Новый информационный порядок: новый этап общественного развития.

§ 2. Новая парадигма.

2.1. Цивилизация "пост-".

2.2. Концепция информационного общества.

2.3. Понятие мирового информационного порядка.

2.4. Глобализация мирового информационного порядка.

§ 3. Новая экономика.

§ 4. Новые угрозы.

§ 5. Новая культура.

§ 6. Новый социум.

§ 7. Новое пространство – пятое измерение.

§ 8. Новое государственное управление – желаемое и действительное.

§ 9. Заключение.

Глава 2. Институты и технологии управления современными информационными процессами.

§ 1. Эволюция институционального становления глобального информационного порядка.

§ 2. Основные игроки глобальной информационной политической игры.

§ 3. Правила игры.

3.1. Политическое регулирование.

      1. Межправительственные институты.

      2. Технологии партнерства.

      3. Смешанные институты.

3.2. Правовое регулирование.

3.3. По чьим правилам играет Россия.

§ 4. Игра в демократию.

Заключение.

Источники:

Список использованной литературы.

Официальные документы.

Официальные сайты организаций.


3

4

4

10

10

14

17

25

28

36

40

43

48

51

54

55


57


72

81

81

81

83

85

93

98

102

106

110

110

116

118




Введение.


Глобальный информационный порядок:

институты и технологии становления и развития.


«Кто владеет информацией - владеет миром»

Ф. Бэкон, 17 в.

Глава 1. Современные информационные процессы.


§ 1. Новый информационный порядок: новый этап общественного развития.


С начала нашей эры для удвоения знаний потребовалось 1750 лет. Второе удвоение произошло в 1900 году – через 150 лет. Третье - к 1950 году – через 50 лет. Сегодня объем знаний на планете удваивается каждый год, и темп их прироста постоянно ускоряется. Информация становится стратегическим ресурсом современного общества, важнейшим фактором экономического развития и политической власти. А общество становится информационным.


Понятие «информационное общество» впервые появилось в 60-е годы ХХ века. Его автором принято считать профессора Токийского технологического института Ю. Хаяши1. Основные характеристики общества знания были определены в отчетах, представленных японскому правительству рядом организаций: Агентством экономического планирования, Институтом разработки использования компьютеров, Советом по структуре промышленности. Информационное общество определялось как общество, где «развитие компьютеризации предоставит людям доступ к надежным источникам информации и избавит их от рутинной работы, обеспечив высокий уровень автоматизации производства». Движущей силой развития общества будет производство не материального, а информационного продукта...


… С тех пор прошло 40 лет. Мир изменился до неузнаваемости. «Виртуальная экономика», «киберполитика», «кибервойна», «электронное правительство», «электронное гражданство» … - всё это уже не выдумки романтичных футурологов-утопистов. Теперь это реальность: реальность, в которую превращаются практически любые фантазии, где настоящее вот-вот догонит будущее, а перемены становятся признаком стабильности.


Развитие общества на протяжении всей истории было связано с эволюцией и революциями средств и каналов коммуникации. В мире людей обмен информацией всегда играл огромную роль. Одна из гипотез появления человека и общества предполагает, что человеческая речь – это главный источник выделения человека из мира природы, источник развития человечества, позволяющий аккумулировать, передавать и накапливать знания, в отличие от более примитивных знаковых систем (языков) животных. Человек постоянно развивает и совершенствует средства информационного обмена. Первой информационной революцией считается появление письменности, второй – книгопечатание.


Важными событиями в развитии средств коммуникации стали изобретение телеграфа и ротационной типографической машины (1847 г.), телефона (1870 г.), радио (1895 г.), беспроволочного телеграфа (1922 г.), телевидения (1930 г.). В 1946 году в Сент-Луисе (США) создана радиотелефонная система, которую принято считать родоначальницей мобильной связи. В 1971 году появилась первая микросхема, а в 1981 году компания IBM создает персональный компьютер. В 1984 стало впервые применяться спутниковое телевещание (США).


И, наконец, сенсация: в 1986 году появился на свет Интернет, звёздный потомок сети АРПАНЕТ (ARPANET), созданной в 1969 году в агентстве Минобороны США (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA). Тогда (в 1986-м) под руководством Стива Вулфа, который ставил перед собой задачи формирования глобальной сетевой инфраструктуры, научная компьютерная сеть NSFNet была объединена с ARPANET, и были разработаны основные принципы и правила, сформировавшие современный облик Интернет. Среди них помимо технических основ (использование TCP/IP протоколов) такие принципы как сотрудничество и координация деятельности национальных сетей, максимальная независимость от прямого федерального финансирования и др.2

Эту череду событий продолжают такие как создание, реализация в 1992 году концепции WWW (world wide web, всемирной паутины) Тима Бернса Ли (это обеспечило совместное использование разнородных ресурсов – текстовых данных, графики, мультимедиа), появление первого коммерческого браузера в 1994-м и др. Отметим, что в целом, логика развития Интернет основывалась на принципах коммерциализации и либерализации, быстро росло число сетей и пользователей. Кульминацией этих процессов становится 1995 год, когда сеть NSFNet, дожив до восьми с половиной лет, прекращает свое существование, тем самым, открывая возможность развития Интернет на основе многослойной децентрализованной архитектуры и открытых коммуникационных протоколов. Окончательно понятие Интернет определено в Резолюции Федерального сетевого совета (FNC Resolution: Definition of "Internet"3) 24 октября 1995 года.


Какую из этих дат – или, может быть, не из этих – считать точкой отсчета, началом становления информационного общества, формирования нового мирового информационного порядка? (Иными словами, что относится к сфере нашего исследования?)


Один из возможных и довольно часто используемых в науке подходов к проблеме периодизации – признавать начало нового этапа с введением «в научный оборот» соответствующего понятия. Однако в нашем случае этот подход вряд ли может быть использован, так как понятие «информационное общество» и другие смежные понятия появились в футурологических концепциях, для обозначения предположений относительно будущего.


На официальном сайте Международного союза электросвязи4 в качестве даты начала информационной эры указано 24 мая 1844 года, когда Самуэль Морз отправил первое сообщение по телеграфу, первым международным документом в информационной сфере признана Международная телеграфная конвенция (International Telegraph Convention) 1865г., а первым соответствующим институтом – Международный Телеграфный Союз (International Telegraph Union).5 Соглашаемся с тем, что истоки современных нам процессов можно найти и в самом далеком прошлом, но это лишь предпосылки современных преобразований. 1844 год – хорошее начало для истории Международного союза электросвязи, но не для нашей истории.


Некоторые связывают наступление информационной эры с переломным 1993 годом, когда впервые объем производства персональных компьютеров превзошел объем производства легковых автомобилей. Такой критерий для периодизации общественного развития представляется недостаточно аргументированным: почему объем производства компьютеров сравнивается с объемом производства легковых автомобилей, а не, например, самолетов? В любом случае, такая статистика является лишь следствием других управляемых и неуправляемых процессов.


Также можно считать точкой отсчета дату последней информационной революции – изобретения Интернет. Но, во-первых, изобретение глобальной сети – это не событие, а процесс, состоящий из множества взаимосвязанных событий, и логика их взаимосвязи может снова увлечь нас в минус-бесконечность.

Во-вторых, технологические инновации сами по себе не приводят к изменениям в обществе. Причиной таких изменений может стать только их внедрение и распространение.


Учитывая всё выше сказанное, приведем подход, предложенный Д.Г. Балуевым,6 согласно которому информационная революция и переход к информационному обществу проходил в 3 основных этапа:


«Информационная революция прошла три основные стадии. Первая стадия (с 1837 по 1963 год) была отмечена внедрением телеграфа и радио. В этот период крупные монополии контролировали использование информационных ресурсов. Вторая стадия (с 1964 по 1990 год) началась с внедрением компьютера IBM 360-й серии. В этот период происходит переход влияния от поставщиков информационных услуг к крупным корпоративным пользователям. Третья фаза началась в 1991 году и связана с приватизацией основной части сети Интернет.

Каждому периоду соответствовал и свой способ взаимодействия правительств с другими действующими в международных отношениях лицами. В первый период преобладали контролируемые государствами системы, исключавшие участие частного сектора в процессе принятия решений. Коммуникационный рынок регулировался правительствами для достижения их собственных целей. Во второй период возникла потребность в либерализации и включении в процесс принятия международных решений неправительственных акторов. На третьей стадии правительства пытаются адаптироваться к существующим международным институтам и режимам, при этом создавая новые режимы (например, в области электронной торговли)».7


Отметим, что данный подход не вполне корректен методологически, так как в основу выделения стадий положены совершенно разные критерии, кроме того, нет четких аргументов в пользу именно такого разделения на этапы.

Достоинство подхода в том, что он отражает взаимосвязь технологических, а также экономических и политических шагов разных игроков и общества в целом на пути к новому информационному порядку и представляет собой попытку интегрировать разнородные источники современных общественных трансформаций на основе ИКТ. Также важно, что автор подчеркивает ключевую роль частного сектора и развития телекоммуникационных рынков в процессе становления нового общества.


Переход к новому общественному порядку происходит в результате массового внедрения и распространения новых технологий, что стало возможным только с началом приватизации информационной сферы. Уже в 1979 г. из-за увеличения видов связи в США по решению Верховного суда были отменены некоторые положения традиционного федерального законодательства о средствах связи (Федеральный Акт о Средствах Связи 1934 года), что означало уход от государственной монополии в информационном секторе.8 Но основные события в этой истории приходятся на 90е годы 20 века. Это приватизация Интернет, появление новых законов, направленных на либерализацию телекоммуникационных рынков и стимулирование конкуренции: закон о телекоммуникациях (США, 1996), "Зеленая книга" о конвергенции, одобренная странами ЕС в декабре 1997 года,9 соответствующие международные соглашения и др. Эти меры дали толчок интенсивному развитию ИКТ, способствовали значительному расширению круга участников телекоммуникационных рынков, формированию массового потребления информационно-коммуникационных продуктов.

Современные технологии и медиа-системы отличаются небывалым динамизмом развития. Стихия рынка пробудила стихию технологий, которая изменила мир.


Вспомним также, что в 90е гг. произошло еще одно событие, которое изменило мир - окончание холодной войны.

Во-первых, это было изменение я-концепции и политической карты мира, новый виток в развитии международных отношений. Для государств и других акторов мировой политики различного национального происхождения открылись новые возможности взаимодействия во всех сферах, в том числе и в информационной. Лишь крушение старой биполярной системы позволило говорить о формировании мирового информационного порядка как глобального.

Во-вторых, была провозглашена победа демократии в политике и свободного рынка в экономике, что еще больше усилило акцент на рыночную составляющую отношений, которые складывались по поводу управления информационными процессами в мире.

В-третьих, столь значимые события конца 20 века не могли не повлиять на подсознание мирового организма, который итак затаил дыхание в ожидании перемен на рубеже тысячелетий.

§ 2. Новая парадигма


Рассмотрим основные концепции и понятия, описывающие новый этап общественного развития.


2.1. Цивилизация "пост-"


Префикс пост- получил широкое распространение в концепциях обществоведов в 60-е гг. К этому периоду сформировались методологические основы новых теорий общественного развития, подчеркивающих качественное изменение роли информации и технологического прогресса. В литературе появились такие определения западного общества как "постбуржуазное", "посткапиталистическое", "постпредпринимательское", "постэкономическое", "пострыночное", "посттрадиционное", "постисторическое", "постцивиллизационное".10 Само слово «постиндустриализм» прозвучало впервые в самом начале 20 века, но в значении, отличном от современного понимания. Новый смысл в жизни этого понятия появился благодаря Д.Беллу, который использовал его «для обозначения социума, в котором индустриальный сектор теряет ведущую роль вследствие возрастающей технологизации, а основной производительной силой становится наука»11 (1959 г.).

Впоследствии концепция постиндустриализма стала претендовать на роль общеметодологического основания для исследований современного общества. Так, если в 60-70е гг. исследователи делали акцент на повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдвигах, то 80е в рамках в центре внимания оказываются социальные последствия постиндустриализма, обсуждаются проблемы экологии. В 90е годы с позиций постиндустриальной теории рассматриваются экономические аспекты современного общества, корпоративные отношения, а также взаимодействия развитых стран с «третьим миром». Дж. Розенау заговорил о «постмеждународной политике».12


Отметим еще один важный для нас тезис концепции постиндустриализма, а точнее, ее социологического и полититологического прочтения (У. Ростоу, З. Бжезинский и др.): речь идет о формировании единого мирового пространства на основе технологической составляющей общественного прогресса, в том числе правового и административного. Дж. Пелтон (один из ведущих американских специалистов в области компьютерных технологий) выдвигает проект «глобальной электронной цивилизации».


Теория постиндустриального общества подчеркивает преемственность этапов общественного развития, предлагает анализ эволюции общества, что также позволяет ей претендовать на статус комплексной общесоциологической доктрины. На ее основе сформировались такие теоретические направления как постиндустриальный капитализм, постиндустриальный социализм, экологический постиндустриализм, конвенциональный постиндустриализм и др.


Существует ряд родственных «пост-» концепций, предлагающих модель современного и вырастающего из него будущего общества. Например, с целью преодолеть недостатки и использовать достоинства других теорий, в частности, постмодернизма, постиндустриализма и информационного общества, В.Л. Иноземцев обосновывает концепцию «постэкономического общества» 13 (он также использует понятие «постэкономического порядка» в качестве синонима). Общественные трансформации в рамках этой модели включают материальную составляющую (это современная технологическая революция, описанная теоретиками информационного общества и постиндустриализма) и нематериальную (сдвиг в мотивах деятельности человека, «становление творчества как наиболее распространенной формы производительной деятельности», о чем говорит теория постмодерна).


Как отмечает большинство исследователей, теория постиндусриального общества является наиболее комплексной и методологически проработанной научной доктриной в современной социологии.

В то же время, высказываются критические суждения в отношении теории постиндустриализма. Главным образом, критики отмечают ее излишний объективизм. Основным источником ее развития выступает эмпирический материал, конкретные факты и тенденции, а не общетеоретические конструкции.


Отдельно критики фокусируют внимание на проблеме преемственности фаз общественного развития.

Во-первых, замечания касаются того, насколько модель универсальна, так как процесс трансформации неодинаков в различных общественных системах…

Во-вторых, с точки зрения методологии, концепция предлагает взгляд на будущее с позиции индустриальной фазы, что означает «ограниченность всех построений теории рамками индустриализма».14

Исследователь привязан к мимолетному настоящему, которое все время оглядывается назад, в прошлое. Однако простая экстраполяция трендов, заложенных в индустриальной фазе, не позволяет, как отмечают теоретики,15 выявить источники общественного развития.


Отметим, что такая критика подрывает универсалистские притязания теории - одно из наиболее ценных качеств классического постиндустриализма. Противоречия, связанные с проблемой преемственности стадий, а также материалистический характер концепции современного постиндустриализма - это главные причины, которые заставляют сомневаться в пригодности постиндустриалистической парадигмы в качестве универсальной теории и основы моделирования общественного прогресса.


В адрес постиндустриализма звучали и обвинения в технологическом детерминизме. В первую очередь это связано с концепцией информационного общества, о которой речь пойдет ниже.

… И обвинения в экономическом детерминизме. Например, французские специалисты С. Нора и А. Минк говорили о том, что постиндустриальный подход «продуктивен в отношении информации, управляющей поведением производителей и покупателей», но «бесполезен при столкновении с проблемами, выходящими за сферу коммерческой деятельности и зависящими от культурной модели».16


Также критика связана с самим термином. Например, отмечают чересчур широкий семантический спектр понятия постиндустриального общества, что является оборотной стороной его комплексности.

Однако что касается многочисленных терминологических противоречий в этой сфере, с нашей точки зрения, они скорее исходят из характерного для всей системы гуманитарных знаний отсутствия четкости понятийного аппарата.


Приведем еще несколько терминов, которые борются за право на описание современного и будущего состояния общественного развития. Так, З. Бзежинский говорит о «технотронном обществе», черты которого описывает в книге «Между двух веков. Роль Америки в технотронную эру» (1970). Тоффлер в «Футурошоке» пророчит приход «супериндустриального общества»17 (этот термин также использует Г.Кан18). В 80-е годы в западной социологии получил распространение термин «общество знания»19 ("knowledge society", а также типичные для западного научно-популярного стиля грамматические и морфологические измышления, например, "knowledgeable society" и т.п.). Ч. Капхен (Капчан) говорит о переходе к новому циклу в истории, называя его «цифровой эрой».20

Однако лидирующие позиции в рейтинге популярности, как в теоретических моделях, так и в практическом применении, занимает сегодня термин «информационное общество».



следующая страница >>