bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 71 72


Министерство природных ресурсов Российской Федерации


ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО “БАШКИРГЕОЛОГИЯ”

(ОАО "БАШКИРГЕОЛОГИЯ")


ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Масштаб 1:1 000 000 (новая серия)


Объяснительная записка


Лист N – 40 (41)  Уфа


Рукопись научно отредактирована


Ответственный редактор В.И. Козлов


Уфа, 2001


УДК - 55 (0.84.3 М 1000):528.94.065 [470.(11+41+55+56+57)+574]

Геологическая карта Российской Федерации. Масштаб 1:1 000 000 (новая серия).

Лист N-40 (41) - Уфа. Объяснительная записка.


На основе обобщения и анализа результатов геологических съемок и геофизических исследований разных масштабов, буровых работ, а также тематических исследований дана систематизированная характеристика осадочных, вулканогенно-осадочных и интрузивных образований Приуралья, Урала и Зауралья. Рассмотрены основные вопросы тектоники, глубинного строения, геоморфологии, гидрогеологии, истории геологического развития.

Приведено описание месторождений и проявлений полезных ископаемых, известных в пределах территории, отмечены закономерности их размещения.

Книга рассчитана на широкий круг специалистов, интересующихся региональной геологией и металлогенией РФ.

Стр. 568, илл. 6, список лит. 234 назв.


Материалы по листу N – 40 (41) - Уфа рассмотрены и одобрены к печати 22 февраля 2001 г. Главной редакцией Госгеолкарты РФ в составе: К.Б. Ильин, С.В. Егоров, В.В. Соловьев, Г.Н. Шапошников (председатель)


Содержание




Введение. В.И.Козлов, В.В. Шалагинов, Н.Д. Зубков, А.А. Макушин 6



Стратиграфия . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17




Архей. В.И. Козлов, В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21




Протерозой. В.И. Козлов, В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22




Рифей. В.И. Козлов, В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 26




Венд. В.И. Козлов .. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 61




Вендская - кембрийская системы. В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . 71




Кембрийская система. В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71




Кембрийская – ордовикская системы. В.В. Шалагинов, В.И. Козлов 72




Ордовикская система. В.А. Маслов, Е.В. Чибрикова,

В.В. Шалагинов, А.А. Макушин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 73




Ордовикская  силурийская системы. В.А. Маслов, Т.М. Мавринская,

В.И. Козлов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 77




Силурийская система. В.А. Маслов, Е.В. Чибрикова, В.В. Шалагинов,

С.В. Автонеев, Т.М. Мавринская . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 81




Силурийская  девонская системы. В.А. Маслов, Е.В. Чибрикова . . 85




Девонская система. В.А. Маслов, Е.В. Чибрикова, О.В. Артюшкова,

А.Н. Абрамова, С.В. Автонеев, В.В. Шалагинов . . . . . . . . . . . . . . . . 86




Каменноугольная система. В.Н.Пазухин, Е.И.Кулагина,

В.В. Шалагинов, В.И.Козлов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 109




Пермская система. В.И. Козлов, А.А. Макушин . . . . . . . . . . . . . . . . . 141




Триасовая система. Р.М.Сатаев, Г.А.Данукалова, В.В.Шалагинов 157




Юрская система. Р.М. Сатаев . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 162




Меловая система. Р.М. Сатаев, Г.А. Данукалова, В.В. Шалагинов 164




Палеогеновая система. Г.А. Данукалова, В.В. Шалагинов . . . . . . . 168




Неогеновая система. Г.А. Данукалова, В.В. Шалагинов . . . . . . . . . 173




Четвертичная система. В.В. Стефановский, А.Г. Яковлев . . . . . . . 178




Интрузивные образования. А.А. Алексеев, В.В. Шалагинов,

Д.Н. Сали хов, С.В. Автонеев, А.А. Макушин .. . . . . . . . . . . . . . . . . 199




Тектоника. К.П. Плюснин, В.И. Козлов, А.А. Макушин . . . . . . . . . . . . 260




Геоморфология. В.В. Стефановский . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 302




Гидрогеология. В.Ф. Ткачев . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 311




История геологического развития. В.В. Шалагинов, К.П. Плюснин 335



Полезные ископаемые . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 345




Горючие ископаемые. Е.В. Лозин, Р.Х. Масагутов, А.В. Астахов 346




Металлические ископаемые . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 363




Черные металлы. А.В.Астахов, Т.А.Пестрецова, А.А.Макушин 363




Цветные металлы. А.В. Астахов, Т.А. Пестрецова,

В.Ц. Дзапарова, И.Б. Серавкин, А.М. Косарев . . . . . . . . . . . . . 383




Редкие металлы. Т.А. Пестрецова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 396




Благородные металлы. А.В. Астахов, А.А. Макушин. . . . . . . . . 398




Неметаллические ископаемые . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 408




Оптические материалы. А.В. Астахов, Т.А. Пестрецова,

А.А.Макушин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 408




Химическое сырье. А.В. Астахов, А.В. Бурдаков,

Т.А. Пестрецова, А.А. Макушин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 411




Минеральные удобрения. А.В. Астахов, Т.А. Пестрецова . . . . 415




Керамическое и огнеупорное сырье. Т.А. Пестрецова,

А.В. Астахов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 416




Абразивные материалы. Т.А. Пестрецова . . . . . . . . . . . . . . . . . . 419




Горнотехническое сырье. А.В. Астахов, Т.А. Пестрецова,

А.А. Макушин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 420




Драгоценные и поделочные камни. Т.А. Пестрецова,

А.В. Астахов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 426




Строительные материалы. А.В. Астахов, Т.А. Пестрецова . . . 429




Прочие ископаемые. Т.А. Пестрецова, А.В. Астахов . . . . . . . . . . . 442




Соли. В.Ц. Дзапарова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 445




Минеральные источники и лечебные грязи. А.В. Астахов,

Т.А. Пестрецова . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 446




Минерагеническое районирование и закономерности

размещения полезных ископаемых. А.А. Макушин, А.В. Астахов,

Т.А. Пестрецова, И.Б. Серавкин, А.М. Косарев, Е.В. Лозин . . . . . . . 450




Геолого-экологическая характеристика. А.В. Астахов . . . . . . . . . 476




Основные выводы. В.И. Козлов, А.В. Астахов, А.А. Макушин . . . . 488



Указатель к карте полезных ископаемых . . . . . . . . . . . . . . . . . 494



Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 547






Введение


Территория листа N-40 (41) – Уфа охватывает почти полностью Республику Башкортостан и частично Республики Казахстан и Татарстан, Челябинскую, Оренбургскую и Курганскую области. Подробные сведения о физико-географических и экономических особенностях региона приведены в ряде работ [20, 26].

Центральную часть занимает низкогорный Южный Урал шириной в среднем от 100 - 150 до 210 км на широте городов Аша и Миасс, который состоит из многочисленных хребтов и отдельно стоящих гор с максимальными отметками 800-1400 м до 1640 м (гора Ямантау) и 1582 м (гора Иремель). К западу и к востоку от горного сооружения рельеф постепенно выравнивается. С запада на Русской равнине выделяются: Юрюзано-Айская холмисто-увалистая поверхность с абсолютными отметками 400–450 м, Уфимское плато с абсолютными отметками 450-500 м, Бугульминско- Белебеевская возвышенность с абсолютными отметками 400-450 м, Прибельская холмисто-увалистая равнина с абсолютными отметками 150-270 м, а в днище долины р. Белой вблизи устья – 60 м, и Общий Сырт - абсолютная отметка достигает 382 м. К востоку горный кряж через увалистые и увалисто-хребтовые предгорья довольно резко сменяется Зауральским пенепленом с абсолютными отметками 300–500 м, который далее к востоку постепенно переходит в Западно-Сибирскую низменность (абсолютная отметка 100–200 м). На крайнем юго-востоке располагается Тургайское плато (абсолютная отметка 300–390 м). Основные реки региона: Белая, Урал, Тобол и их притоки Уфа, Сакмара, Уй, Миасс, истоки которых, кроме Тобола, находятся здесь же. В Зауралье расположены многочисленные озера (пресные, соленые и горько-соленые) достигающие размера 50–70 км2 (Иртяш, Увельды, Айдыкуль, Чебаркуль и др.). На предуральской части Русской равнины имеются лишь два озера: Аслыкуль и Кандрыкуль.

Географическое положение Южного Урала и примыкающих областей обусловливает резко континентальный климат с длительным периодом отрицательных температур, суровой зимой и большими суточными колебаниями температур. В прямой связи с рельефом и внутриконтинентальным положением территории находится количество выпадаемых атмосферных осадков. Западный склон Южного Урала получает от преобладающих западных ветров осадков на 200–250 мм больше, чем восточный; максимальное количество осадков приходится на центральную возвышенную часть (650–750 мм). К особенностям климата следует отнести частые засухи и суховеи, особенно в Зауралье.

Обнаженность территории в целом слабая. Фрагментарно обнажены водораздельные части возвышений, особенно в гольцовой зоне, денудационные уступы на склонах хребтов и уступы цокольных террас. Обнаженность равнинного рельефа очень слабая. В ландшафтном отношении на Русской равнине выделяются (с севера на юг): таежная, лесостепная и степная провинции; в горной части – гольцово-горно-таежная, горно-лес-ная, горно-лесостепная и горно-степная области, а в Зауралье – лесостепная и степная зоны.

Экономика региона хорошо развита. Ведущее место занимают нефте- и горнодобывающие, нефтехимическая и металлургическая отрасли промышленности, развиты машиностроение и металлообработка, химическая, легкая и пищевая, лесная и деревообрабатывающая отрасли, производство строительных материалов. Интенсивно развиваются зерновое, овощное и мясомолочные отрасли сельского хозяйства, транспортное, энергетическое и трубопроводное хозяйства.

В геологическом отношении регион с давних пор привлекал к себе внимание. Железо, золото, медь, драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни – вот далеко не полный перечень полезных ископаемых, которыми интересовались как Российское государство, так и отдельные промышленники.

Начало геологического изучения района связано с развитием в 30-х годах XVIII века горного дела в России, когда происходит промышленное освоение минерально-сырьевых ресурсов Урала. С этого времени и до середины XIX столетия геологические наблюдения ведутся учеными-акаде-миками попутно с естественно-историческими экспедициями и маршрутными исследованиями. Первые сведения по геологии Южного Урала можно найти в работах П.А.Рычкова, И.И.Лепехина, П.С.Палласа, И.П. Фалька, Г.П. Гельмерсена и др. К середине и большей части второй половины XIX века относятся работы Р.И. Мурчисона, А. Кайзерлинга, Н.Г. Меглицкого, А.И. Антипина, Э.И. Гофмана, И.В. Мушкетова, А.П. Карпинского и др. Однако все эти работы имеют лишь исторический интерес.

80-е годы XIX века – 50-е годы XX века явились периодом накопления фактического материала по геологии докембрийских и фанерозойских отложений рассматриваемого региона и первых его обобщений. Особенно интенсивное изучение геологии здесь началось с первых пятилеток, когда развернулось планомерное геологическое картирование и поиски полезных ископаемых (и особенно на Южном Урале) в масштабе 1:200 000, а с 1932 г. – 1:50 000, реже 1:100 000. Работами Д.С. Белянкина, А.А. Блохина, А.Н. Заварицкого, Л.С. Либровича, Д.В. Наливкина, Д.Ф. Мурашова, Г.Н. Фредерикса, Ф.Н. Шахова, а несколько позднее Э.Х. Алкснэ, Г.Ф. Вахрушева, М.И. Гараня, О.П. Горяиновой, Н.Н. Дингельштедта, Н.В. Дорофеева, А.И. Иванова, К.А. Львова, Д.Г. Ожиганова, А.И. Олли, Б.М. Келлера, И.И. и З.А. Синицыных, Э.А. Фальковой, А.В. Хабакова, Н.С. Шатского и др. было положено начало систематического изучения геологического строения рассматриваемой территории. В результате этих работ был получен огромный фактический материал, являющийся основой наших современных знаний по геологии и полезным ископаемым описываемого реги-она. Основные итоги работ перечисленных авторов детально освещены в монографиях О.П. Горяиновой с соавторами (1940), А.И. Олли (1948), Б.М. Келлера (1952), а также в объяснительных записках к изданным Государственным геологическим картам масштаба 1:200 000.

К началу 40-х годов накопилось значительное количество сведений по стратиграфии и магматизму территории. Установлено, что в геологическом строении принимают участие не только фанерозойские, но и протерозойские образования. Сложились представления, что Урал сформировался в результате нескольких циклов и фаз орогенических движений. К этому времени были установлены общие закономерности распределения на площади ряда полезных ископаемых, определилась приуроченность их к тем или иным комплексам пород. К середине 40-х годов съемками круп-ного и среднего масштабов, была покрыта большая часть территории листа ''Уфа''. Большое распространение в эти годы получили специализированные палеонтолого-стратиграфические работы. Стратиграфией силура и девона занимались С.М. Домрачев, А.А. Рождественская, А.П. Тяжева, Д.В. Хмелевская; расчленением отложений карбона и перми – А.Я. Виссарионова, З.А. Синицына, Л.П. Гроздилова, Н.М. Кочеткова; мезозойскими отложениями восточного склона – Н.И. Архангельский; четвертичных отложений – Э.И. Раевский, В.Л. Яхимович. В 1946 г. Е.Б. Бельтеневой были выполнены первые магнитометрические наблюдения с целью геокартирования масштаба 1:500 000 и 1:1 000 000. Главнейшими геологическими результатами работ этого периода следует считать открытие нефти в платформенной Башкирии и разработку стратиграфии древних немых свит Южного Урала.

Благодаря творческим исследованиям крупнейших геологов нашей страны И.М. Губкина, А.Д. Архангельского, А.А. Блохина, К.Р. Чепилова, А.А. Трофимука и некоторых других и геологов-нефтяников самой Башкирии (Г.П. Ованесов, Х.П. Сыров, К.Р. Тимергазин, Н.И. Мешалкин, Ф.С. Куликов, А.Я. Виссарионова, Ф.Н. Шахов, Л.Н. Розанов и др.) в платформенной части Башкирии в мае 1932 г. было открыто первое в республике месторождение нефти – Ишимбайское, приуроченное к карбонатным породам сакмаро-артинского ярусов перми. В мае 1937 г. был получен нефтяной фонтан из угленосной свиты нижнего карбона, а в сентябре 1944 г. были открыты мощные высокопродуктивные залежи нефти в терригенной толще девона. Это открытие сразу же выдвинуло Башкирию на первое место в Союзе по добыче нефти, что позволило в самый разгар войны значительно увеличить добычу нефти и обеспечить горючим боевые действия Советской Армии. В послевоенное десятилетие были открыты большие по запасам месторождения: Арланское, Шкаповское, Туймазинское, Серафимовское, Манчаровское и др. В 1955 г. уровень годовой добычи нефти в Башкирии составил 47,8 млн. тонн и почти двадцать лет удерживался на уровне 40 млн. тонн в год (К.К. Тимергазин, А.К. Тимергазина, 1991).

За рассматриваемый период разрез древних немых свит Южного Урала был изучен так полно и основательно, что исследования последующих лет (до настоящего времени) не внесли в него принципиальных изменений. Было установлено закономерное, цикличное строение разрезов этих свит, что было принято за основу расчленения докембрийских толщ на серии. Каждая серия рассматривалась как крупное стратиграфическое подразделение, представленное комплексом осадков законченного цикла седиментации, обладающего вполне закономерной сменой пород по вертикали: от грубозернистых в основании к более тонкозернистым в средней части и карбонатным – в верхней. На всем протяжении Башкирского мегантиклинория от широты р. Юрюзань на севере до широтного течения р. Белой на юге выделялись одноименные свиты (снизу): айская, саткинская, бакальская (нижняя железорудная = бурзянская серия); зигальгинская, зигазино-комаровская, авзянская (верхняя железорудная = юрматинская серия), зильмердакская, катавская, инзерская, миньярская (пестрая = каратауская серия); в ашинскую серию включались отложения одноименной свиты. А.И. Иванов (1937) под зигальгинской свитой выделял машакскую, а в верховьях рек Б. и М. Инзер – большеинзерскую, суранскую и юшинскую свиты, рассматриваемые им как одновозрастные бурзянской серии.

Теоретическими работами Н.С. Шатского (1945), А.И. Олли (1948), М.И. Гараня (1946), Б.М. Келлера (1952) закладываются новые представления о стратиграфии докембрия, создаются методические и научно-гео-логические основы для успешного изучения докембрийской геологии нашей страны. Н.С. Шатский (1945), основываясь на общих историко-геоло-гических данных и анализе последовательности осадочных формаций, слагающих древние немые свиты Южного Урала, показал своеобразие последних и установил, что составляющий их формационный ряд отвечает законченному мегациклу осадконакопления, соответствующему эре или группе, которую он назвал рифейской (по греческому названию Уральского хребта). Под рифеем он понимал все древние свиты от айской до ашинской включительно. В качестве стратотипа рифейской группы им был предложен типовой разрез древних немых свит горной Башкирии.

60-70-е годы текущего столетия можно охарактеризовать как период целенаправленных и высокоэффективных исследований территории листа «Уфа». Это определяется широким внедрением в практику геологических работ палеонтологических и радиологических методов, горных и буровых работ, совершенствованием аналитической базы.

В этот период завершено составление и издание Государственных геологических карт масштаба 1:200 000. Авторами листов N-40 являются: А.Э. Алкснэ, С.С. Горохов, П.П. Дудинов, А.И. Иванов, А.В. Клочихин, В.Н. Краснова, И.В. Ленных, О.А. Нестоянова, П.И. Ноздрин, К.П. Плюснин, И.И. и З.А. Синицыны, И.М. Синицын, Г.А. Смирнов, В.П. Сухов, Г.Б. Яковлев, а листов N-41 – А.А. Алексеев, З.А. Андреева, Ю.П. Бердюгин, Г.А. Глушкова, Л.Н. Дугнистая, И.В. Евлентьев, В.С. Зонов, П.А. Литвин, В.Г.Макарычев, Н.Ф.Мамаев, В.Ф.Турбанов, Р.И. Шагина, Е.П. Шулькин. В результате этих работ были составлены стратиграфические схемы отдельных регионов, установлены общие закономерности в строении допалеозойских и фанерозойских отложений и условий локализации полезных ископаемых. Издание полистных геологических карт явилось важным этапом в изучении геологии региона, оно подводило итог многолетних исследований большого коллектива геологов-съемщиков. При этом были намечены основные нерешенные проблемы, требующие последующего изучения.

В этот период были изданы: Геологическая карта листа N-40 под редакцией Г.И. Водорезова (1961); Геология СССР, т. XIII (1964), т. XII (1969); Гидрогеология СССР, т. XIV (1972), т. XV (1972) под редакцией А.В. Сидоренко; Металлогеническая карта эндогенных месторождений Урала масштаба 1:500 000 под редакцией А.В. Пуркина, П.В. Нечаева (1974); Морфоструктурная карта Урала масштаба 1:1 000 000 под редакцией Н.Г. Чижова; Тектоническая карта Урала масштаба 1:1 000 000 под редакцией И.Д. Соболева (1971).

Именно на решение проблем, выявленных при издании двухсоттысячных листов, и были направлены последующие со второй половины 70-х и до начала 90-х годов крупномасштабные геологические съемки и геологическое доизучение в масштабе 1:50 000. Геологическое картирование и научно-исследовательские работы этого периода были подчинены расширению минерально-сырьевой базы. В геологическое изучение были вовлечены новые территории и в том числе районы, где продуктивные толщи докембрия и палеозоя перекрыты мощным чехлом мезозойских и кайнозойских отложений. При картировании широко использовались геофизические, геохимические, аэрогеологические, горные и буровые работы. Главной задачей геологических съемок являлась подготовка геологической основы для проведения поисков месторождений железа, меди, никеля, бокситов, золота, магнезита, барита, редких металлов, каменных и бурых углей и других полезных ископаемых. Новую и чрезвычайно ценную информацию для стратиграфии дало глубокое бурение, проводившееся в Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, что способствовало открытию ряда новых месторождений углеводородов. В кратком обзоре нет необходимости в хронологическом порядке перечислять основные результаты всех исследователей, проводивших крупномасштабное картирование на различных площадях листа ’’Уфа’’. Геологосъемочные работы и геологическое доизучение масштаба 1:50 000 здесь выполняли З.А. Андреев, И.С. Анисимов, Е.В. Антохина, А.М. Ануфриев, Ю.Н. Афанасьев, В.В. Бабкин, С.А. Беляков, М.Ш. Биков, Г.И. Богатырева, Е.А. Белгородская, В.Л. Волошин, А.Г. Галимов, М.И. Гарань, Ю.С. Глызин, С.С. Горохов, А.Г. Гумеров, В.Г. Денисов, Ю.С. Емельянов, И.В. Жилин, Ю.Н. Замита, А.А. Захаров, А.Н. Захаревич, С.А. Зорин, В.Ф. Иванов, Р.С. Казаков, Ш.Н. Кац, Г.А. Кейльман, Т.В. Клименко, А.В. Клочихин, В.И. Козлов, А.И. Коклин. В.П. Костарев, Д.Д. Криницкий, М.С. Короткин, В.Н. Краснова, В.М. Кривоносов, Ю.Л. Куваевский, А.В. Кузнецов, П.М. Курбежков, Н.Н. Ларионов, А.И. Левит, Б.Д. Магадеев, А.С. Молчанов, В.М. Мосейчук, В.П. Мур-кин, В.В. Павлов, Ю.А. Пестов, В.Н. Петров, Ю.М. Петров, Ф.А. Пискунов, К.П. Плюснин, В.В. Радченко, Н.Ф. Решетников, Л.Н. Ромашова, А.Ф. Ро-тару, П.И.Рыцк, Г.Ф.Селиверстов, В.К.Солецкая, В.А.Сусликов, Б.Г. Стре-лок, В.Ф. Турбанов, Д.Э. Цабадзе, Г.И. Чайко, А.А. Чистяков, Р.Н. Шагина, В.С. Шарфман, Э.В. Шалагинов, П.Н. Швецов, Н.П. Шевчун, Д.Д. Шендерович, В.К. Шихмуратов, А.Д. Штейнберг, Е.П. Шулькин, В.Н. Юрецкий, Б.А. Янкелевич.

На базе геологосъемочных работ, а часто и одновременно с ними проводились научные (тематические) исследования стратиграфии, тектоники, магматизма, метаморфизма и металлогении всего комплекса отложений листа ’’Уфа’’. Наиболее интересные данные изложены в публикациях Г.Н. Акимовой, А.А. Алексеева, Ю.Р. Беккера, Ю.В. и Т.Т. Казанцевых, М.А. Камалетдинова, Б.М. Келлера, Г.А. Кейльмана, В.И. Козлова, В.И. Ленных, В.А. Маслова, В.М. Нечеухина, К.П. Плюснина, В.А. Прокина, М.С. Рапопорта, Д.Н. Салихова, И.Б. Серавкина, З.А. Синицыной, Е.В. Чибриковой, В.Л. Яхимович и других. Материалы этих исследований обсуждаются в последующих разделах работы.

Большое значение имели обобщающие картографические материалы по Уралу: Карта геологических формаций Урала масштаба 1:1 000 000 под редакцией О.А. Кондиайна (1983), Тектоническая карта Урала масштаба 1:1 000 000 под редакцией И.Д. Соболева (1983), Металлогеническая карта Урала масштаба 1:1 000 000 под редакцией А.М. Мареичева и И.А. Петровой (1988), Структурно-формационная карта Урала масштаба 1:500 000 под редакцией С.В. Автонеева и К.П. Плюснина (1991).

Общие итоги изучения докембрийских и фанерозойских отложений региона подводились на межведомственных стратиграфических совещаниях по Уралу (1956, 1963, 1967, 1977, 1990 гг.) и Восточно-Европейской платформе (1956, 1963, 1974, 1988 гг.). Детальное рассмотрение результатов этих совещаний заняло бы слишком много места, поэтому мы отметили только следующее.

Рифей, первоначально выделенный на основе историко-геологичес-ких данных, в эти годы получил четкую биостратиграфическую и радиологическую характеристику. Последовательность выделенных в рифее стратиграфических подразделений подтверждена геологическим картированием, геофизическими исследованиями и буровыми работами, а также многочисленными находками микрофоссилий, строматолитов, микрофитолитов, бесскелетных животных и следов их жизнедеятельности, радиологическими датами по циркону, глаукониту и породам (Rb-Sr, U-Pb, K-Ar и Pb-Рb методы). В Общей стратиграфической шкале докембрия России [81] рифей является типом верхнего протерозоя; он распознается практически на всех материках (Б.М. Келлер, М.А. Семихатов, 1968; М.А. Семихатов, 1974 и др.) и может служить моделью для уточнения международной шкалы дофанерозойских отложений.

Разрез отложений башкирского яруса по правому берегу р. Аскын в 0,5 км выше д. Солонцы принят в качестве эталона Международной стратиграфической шкалы среднего карбона, что закреплено в решениях VIII Международного конгресса по стратиграфии и геологии карбона в 1975 г. (г. Уфа) и XXVII сессии Международного геологического конгресса в 1984 г. (г. Москва).

Досконально изученные уникальные рифогенные образования ранней перми (Стерлитамакские Шиханы) посещались участниками XVII и XXVII сессий Международного геологического конгресса в 1937 и 1984 гг., Международного карбонового конгресса в 1975 г., Международного пермского конгресса в 1991 г. С Шиханами знакомились ученые США, Канады, Австралии, Германии, Франции, Японии, Испании, Норвегии, Англии, Китая и других стран.

В данной работе учтены результаты всех законченных геологосъемо-чных работ по состоянию на 1996 г., а также все перечисленные выше обобщения; сведения о полезных ископаемых приведены по состоянию на начало 1997 г. Рассматриваемая работа выполнена в соответствии с «Требованиями по составлению и подготовке к изданию материалов Государ- ственной геологической карты масштаба 1:1000000 (новая серия)» издания 1982 г., «Типовыми условными обозначениями ...» издания 1986 г. и дополнениями к ним, разработанными Главной редакцией Госгеолкарты ма-сштаба 1:1 000 000. В основу стратиграфического расчленения отложений положены существующие региональные унифицированные и корреляционные стратиграфические схемы [110]. Имеющиеся среди исследователей региона расхождения в расчленении и корреляции отдельных стратиграфических подразделений отражены в тексте Объяснительной записки.

При характеристике состава стратиграфических подразделений первыми показаны наиболее распространенные породы, а затем – по степени убывания. При корреляции свит одновозрастных отложений различных зон региона первой приводится характеристика свиты (подсвиты, толщи) в стратотипическом разрезе, а затем дается название подзоны (района) и описание литологии свиты (подсвиты, толщи) в этой подзоне (районе). В тех случаях, когда из-за малой мощности на карте невозможно показать раздельно фактически расчлененные отложения, в тексте написано «объединенные», а в индексах стоит знак + (плюс); когда те или иные стратиграфические подразделения из-за отсутствия достаточных данных не расчленяются, в тексте написано «нерасчлененные», а в индексах стоит знак –(минус). Карты данного комплекта с аналогичными картами смежных листов в основном увязаны.

В составлении комплекта Геологической карты листа «Уфа» и текста Объяснительной записки приняли участие сотрудники ОАО «Башкиргеология», Института геологии УНЦ РАН, Уралгеолкома и БашНИПИнефть. Однако эта коллективная работа из-за отсутствия четкой организации затянулась. Состав авторского коллектива отражен в оглавлении Объяснительной записки. В подготовке графических материалов принимали участие А.П. Костицына, М.Л. Зайцева, А.А. Цветкова, И.В. Цветкова, Н.В. Чуйко, Н.И. Федосова. Картографические работы по составлению авторских экземпляров комплекта карт выполнены Л.В. Тереня, компьютерная обработка карт - А.М. Микрюковым, верстка текста - И.Н. Бикмухаметовой, техническая редакция текста - Н.Н.Кочетовой.

Редактором листа числился А.А. Макушин. В 1999 г. к редактированию материалов Геологической карты листа «Уфа» был привлечен В.И. Козлов. А.А. Макушин в окончательном редактировании карты участия не принимал. Учитывая фактическое состояние дел по подготовке к изданию листа этой карты, с 14.06.2000 редактором назначен В.И. Козлов (приказ № 052 от 14.06.2000 Управления по геологии и использованию недр при Кабинете Министров Республики Башкортостан), который и завершил эту работу. В последние два года по объективным причинам (отсутствие средств и исполнителей) оказались недостаточно отраженными новые геологические материалы по Арамильско-Сухетлинской и Алапаевско-Теченской зонам Восточно-Уральской мегазоны, частично по Зауральской мегазоне и Республике Казахстан. Здесь использованы сведения за 1992-1996 годы. Для преобладающей части территории Российской Федерации в пределах листа «Уфа» материалы по стратиграфии, тектонике, магматизму и полезным ископаемым учитывают опубликованные данные на 31.12.2000 г.

Редактор благодарит А.А. Захарова за научно-организационную помощь на завершающем этапе работы и за предоставленные материалы по Магнитогорскому мегасинклинорию.
Стратиграфия

Территория геологической карты листа «Уфа» характеризуется довольно четкой линейной преимущественно близмеридиональной тектонической зональностью и расположена на стыке южной части Уральской складчатой области и восточного края Восточно-Европейской платформы. Здесь с запада на восток выделяются следующие структуры в ранге мегазон (рис. 1): I – Волго-Уральская антеклиза, II – Предуральский краевой прогиб, III – Уральская складчатая система: III1 – Западно-Уральская мегазона внешней складчатости, III2 – Центрально-Уральская мегазона (поднятие), III3 – Магнитогорская мегазона (мегасинклинорий), III4 – Восточно-Уральская мегазона (поднятие), III5 – Зауральская мегазона, Д-И – западный край Западно-Сибирской плиты.

В геологическом строении региона принимают участие метаморфические образования архея – нижнего протерозоя, различно измененные карбонатно-терригенные отложения верхнего протерозоя, осадочные и вулканогенно-осадочные образования палеозоя, осадочные отложения мезозоя и кайнозоя. В его западной части под отложениями мезозоя и кайнозоя бурением вскрыты нефтегазоносные комплексы девона, карбона и перми, местами подстилающиеся силурийскими и ордовикскими осадочными отложениями. Под 1,5 – 2,2 км толщей осадочного чехла здесь глубоким бурением вскрыты позднедокембрийские (местами архей - раннепротерозойские) образования.

Расчленение фанерозойских отложений платформы и Предуральского прогиба проведено в соответствии с Решениями межведомственных регио-нальных стратиграфических совещаний по Русской платформе (1988), а протерозоя Центрально- и Восточно-Уральской мегазон – согласно Унифицированным региональным стратиграфическим схемам Урала (УРСС Урала [110]). При стратификации верхнедокембрийских отложений западной Башкирии за основу взята Стратиграфическая схема рифея и венда Волго-Уральской области (авторы В.И.Козлов, Е.М.Аксенов, Н.Д.Сергеева, Т.В.Иванова, Ю.В.Андреев, Р.Х.Масагутов, П.Н.Михайлов), утвержденная МСК в январе 2000 г. (В.И. Козлов и др., 2000 г). Принятая стратиграфическая схема была составлена с учетом материалов многолетних исследований К.Р. Тимергазина, С.Г. Морозова, И.Е. Постниковой, Л.Ф. Солонцова, Е.М. Аксенова, А.А. Клевцовой, В.В. Кирсанова и многих других.

Центральная горная часть Южного Урала представляет собой область почти непрерывных выходов докембрийских образований, которые до середины пятидесятых годов текущего столетия обычно именовались «древними немыми свитами». Эта область соответствует Центрально-Уральской мегазоне (поднятию), расположенной восточнее Западно-Уральской мегазоны внешней складчатости. Восточной границей поднятия является Главный Уральский глубинный разлом. Центрально-Уральская мегазона включает Башкирский и Уфалейско-Уралтауский мегантиклинории и Зилаирский синклинорий. По составу верхнедокембрийских образований, последовательности их напластования, изменению в них интенсивности и характера проявлений складчатости и разрывных дислокаций, магматизма и метаморфизма в Башкирском мегантиклинории выделяются западная и восточная подзоны. Граница между этими подзонами на севере проходит по зоне Зюраткульского глубинного разлома, а южнее пос. Узян – по серии разломов на его продолжении (Ирлинский, Акташский и др.).

В западную подзону входят Тараташский, Каратауский, Ямантауский и Алатауский антиклинории и Инзерский синклинорий (западное крыло и осевая часть Башкирского мегантиклинория – Ямантау-Нугушский район); восточная подзона включает Таганайский, Иремельский и Маярдакский антиклинории и Верхнебельский синклинорий, здесь выделены Тирляно-Криволукский, Маярдакский и Златоустовский районы [110]. Верхнедокембрийские отложения этих районов несколько различаются между собой вещественным составом, полнотой разреза и степенью метаморфизма. По сравнению с Западной подзоной здесь несколько уменьшается роль карбонатных отложений, существенно увеличиваются проявления магматизма и метаморфизма. Большинство перечисленных структур Башкирского мегантиклинория соприкасаются между собой по плоскостям надвигов [18].

Уфалейско-Уралтауская зона совпадает с Уралтауским и Уфалейским антиклинориями. Западная граница этой формационной зоны на севере проходит по зоне Западно-Уралтауского надвига, южнее г. Белорецк она фиксируется контуром распространения палеозойских отложений Зилаирского синклинория; восточная граница ее соответствует зоне Главного Уральского глубинного разлома (рис.1), отделяющего Центрально-Ураль-ское поднятие (III2) от Магнитогорского мегасинклинория (III3). Верхнедокембрийские толщи этой зоны характеризуются сравнительно высоким региональным метаморфизмом пород, незначительным присутствием вулканогенных образований и почти полным отсутствием карбонатных отложений. Сказанное в какой-то мере предопределило слабую палеонтологическую и радиологическую характеристики развитых здесь метаморфических образований и вытекающую из этого дискуссионность расчленения и корреляции выделенных стратиграфических подразделений. Метаморфические образования антиклинория впервые были расчленены Д.Г. Ожигановым [84] на максютовский (нижний) и суванякский (верхний) комплексы, что прочно вошло в геологическую литературу. Геологосъемочными работами, выполненными в разные годы в Уралтауском антиклинории под руководством А.В. Клочихина, В.И. Козлова, Д.Д. Криницкого, В.Л. Волошина, А.Ф. Ротару, и тематическими исследованиями (А.И. Демчук, В.И. Ленных, А.А. Алексеев, В.И. Козлов и др.) было установлено, что по вещественному составу, полноте разреза, степени метаморфизма, проявлению магматизма и характеру дислокаций верхнедокембрийские образования Уралтауского антиклинория неоднородны и здесь можно выделить три типа разреза: северный, центральный и южный. Соответственно этому выделено три района: Кирябинско-Узянбашский, Суванякско-Сакмарский и Поимско-Каялинский (за пределами листа «Уфа»), что было принято на III и IV Уральских совещаниях и нашло отражение в утвержденных стратиграфических схемах [110]. Известно, что в южной половине Уралтауского антиклинория среди метаморфических образований суванякского и максютовского комплексов местами обнаружена палеозойская фауна, что позволило ряду исследователей (Д.Д. Криницкий, К.С. Иванов, В.Н. Пучков, В.В. Радченко, В.Ю. Родионов, О.А. Захаров и др.) часть максютовского комплекса, акбиикскую и белекейскую свиты суванякского комплекса отнести к палеозою [51, 52, 95 и др.]. Однако эта точка зрения не является общепризнанной. В УРСС Урала [110] образования максютовского комплекса были скоррелированы с юрматинской, а суванякского – с каратауской сериями типового разреза рифея Башкирского мегантиклинория и с вендскими отложениями этой же структуры. Геологические карты по доизучению южной половины Уралтауского антиклинория, где должны быть учтены новые находки фауны и предложена новая схема стратиграфии метаморфических образований, до сих пор не утверждены и отчеты по этим работам не сданы в фонды. Поэтому на представленной геологической карте и в объяснительной записке к ней метаморфические образования Уралтауского антиклинория расчленены и скоррелированы в соответствии с УРСС Урала [110].

В Общей стратиграфической шкале докембрия России (бывшего СССР) обособлены архейская и протерозойская акротемы (возрастной рубеж между ними 2500±50 млн. лет), в каждой из которых выделены нижняя и верхняя эонотемы с рубежами 3150±50 и 1650±50 млн. лет (соответ-ственно для архея и протерозоя). В составе верхнего протерозоя выделены рифей и венд с рубежом 650±50 млн. лет [81].

Итак, в сводном стратиграфическом разрезе представленной карты выделяются архейские, раннепротерозойские, рифейские, вендские, палеозойские, мезозойские и кайнозойские отложения.


следующая страница >>