bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 4 5


УДК 72.03(574+510) На правах рукописи


ГЛАУДИНОВА МЕХИРБАНУ БЕКРИМЖАНОВНА


Генезис культовой архитектуры тюркских каганатов


18.00.01 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора архитектуры


Алматы, 2010

Работа выполнена в Казахской головной архитектурно-строительной академии (КазГАСА)



Научный консультант:



доктор архитектуры К.И. Самойлов

Официальные оппоненты:

доктор архитектуры Р.М. Муксинов

доктор архитектуры И.М. Азимов

доктор архитектуры А.С. Уралов



Ведущая организация: Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева


Защита состоится 19 декабря 2010г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 14.50.04 при Казахской головной архитектурно-строительной академии по адресу: 050043, г.Алматы, ул. Рыскулбекова, 28, Зал Ученого Совета.

Тел. +(727)229-46-11, факс +(727)220-59-79, e-mail: kazgasa@itte.kz


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казахской головной архитектурно-строительной академии по адресу: 050043, г.Алматы, ул. Рыскулбекова, 28.


Автореферат разослан 17 ноября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор технических наук Д.М. Байтурсунов


ВВЕДЕНИЕ


Актуальность проблемы. В истории архитектуры Центральной Азии одним из важных и определяющих этапов развития был период раннего средневековья, время создания первых государственных объединений тюркоязычных народов. Древние тюрки сыграли исключительную роль в этнокультурной истории евразийских степей, поскольку им удалось объединить под своей властью практически все кочевые племена степного пояса Евразии, что повлекло за собой процесс тюркизации населения завоеванных территорий и соответственно вызвало широкое распространение тюркской культуры. В изучении культуры древних тюрков существует множество проблем, однако приоритетной задачей в проблеме возрождения идеи единства является выявление содержания термина «тюркская культура», что невозможно сделать без реконструкции генезиса тюркской государственности, идеологии и религии, а для решения этой задачи необходимо привлечение данных многих смежных дисциплин. Одним из важнейших составляющих является зодчество, в частности, культовая архитектура, поскольку в ней непосредственное отражение нашли духовные процессы, более того, именно в этот период храм становится своего рода материальным условием духовного развития.

Изучение истории древнетюркских государственных объединений ведется давно и плодотворно, но, несмотря на это некоторые аспекты идеологии и культуры являются неясными и спорными до сих пор. Исторические источники интерпретируются в самых разнообразных вариантах, вследствие чего выражаются полярные мнения, начиная от сомнений в существовании собственно тюркской культуры и заканчивая утверждениями ее доминирующего характера на Евразийском континенте. В данном исследовании мы придерживаемся точки зрения о характере тюркской культуры как целостного явления, основными составляющими которого являются ценностные ориентиры номадической культуры и достижения оседлой цивилизации в их неразрывном взаимодействии-взаимовлиянии.

Результаты данного взаимодействия нашли отражение в разнообразии композиционно-планировочного, объемно-пространственного, архитектурно-художественного решения культовых сооружений раннесредневекового тюркского мира. Несмотря на многообразие архитектурных форм, в основе их, как нам представляется, лежит некая общая модель сакрального для тюрков пространства. Выявление особенностей воплощения данного первообраза в храмах различных конфессий указывает на отражение в них модели тюркского мира и дает возможность определения специфики архитектуры тюркских народов. Это делает тему исследования актуальной в свете современных тенденций по консолидации тюркского мира и разработки составляющих понятия тюркской культуры.

Степень разработанности проблемы и теоретическая база исследования. Одним из фундаментальных вопросов в проблеме культового зодчества является определение возможности выявления самоценности архитектуры, что позволяет осознавать и понимать архитектуру в ее предметной или феноменологической определенности. Этому посвящены философские, культурологические, искусствоведческие, архитектуроведческие труды (Блох М., Ванеян С.С., Вебер М., Габричевский А.Г., Гачев Г., Гегель Г., Иконников А.В., Ожегов С.С., Савостина Е.А., Флоренский П., Шпенглер О. и др.). Одним из важнейших и перспективных направлений в изучении объекта культовой архитектуры – храма – как целостного феномена, сквозь призму которого рассматривается культура, является теменология или храмоведение, основные положения которой отражены в исследованиях Вагнера Г.К., Шукурова Ш.М., Ассмана Я., и др. Кроме этого, разрабатываются такие направления, как иеротопия - создание и исследование сакральных пространств (Лидов А.Д.), сакральная топология как «места памяти» (Генисаретский О.С.), сакральная архитектура (Матвеев С.А., Неаполитанский С.М.)

Отдельные аспекты генезиса культовой архитектуры рассматривалась в соответствии с основными разрабатываемыми научными проблемами, которые ставили перед собой исследователи архитектуры и градостроительства Центральной Азии (Абдрасилова Г.С., Абилов А.Ж., Ахмедова А.Т., Байтенов Э.М., Балыкбаев Б.Т., Басенов Т.К., Герасимов Г.Г., Глаудинов Б.А., Дуйсебаев У., Ибраев Б.А., Иманкулов Д., Исабаев Г.А., Кейум А., Козбагарова Н.Ж., Космериди С.Г., Куспангалиев Б.У., Мендикулов М.М., Муксинов Р.М., Мухамедимин А., Насирдинова А.С., Омуралиев Д.Д., Сабитов А.Р., Садыкова С.Ш., Самойлов К.И., Таттыгулов А.Ш., Турганбаева Л.Р., Туякбаева Б.Т. и др.). Непосредственное влияние на сложение культового зодчества тюркских народов оказала архитектура соседнего региона Средней Азии, которой посвящена обширная литература (Азимов И.М., Байматова Н.С., Бачинский Н.М., Веймарн Б.В., Захидов П.Ш., Мамаджанова С., Маньковская Л.Ю., Массон М.Е., Мукимов Р.С., Мукимова С.Р., Назилов Д.А., Пугаченкова Г.А., Ремпель Л.И., Ртвеладзе Э.В., Уралов А.С., Шваб Ю.З., Шкода В.Г., Юсупова М.А., Jettmar K., и др.).

Заметный вклад в изучение проблем материальной культуры и отдельных аспектов архитектуры древности и средневековья внесли работы по истории и археологии Монголии (Войтов В.Е., Киселев С.В., Ковалев А.А., Минерт Л.К., Новгородова Э.А., Худяков Ю.С., Цэвэндорж Д., Ядринцев Н.М. и др.); Тывы (Вайнштейн С.И., Грач А.Д., Грязнов М.П., Кызласов Л.Р., Чугунов К.В., Щетенко А.Я. и др.); Казахстана (Ажигали С.Е., Акишев К.А., Байпаков К.М., Григорьев Ф.П., Кадырбаев М.К., Курманкулов Ж., Маргулан А.Х., Самашев З., Смагулов Е. и др.); Южной, Западной Сибири и Алтая (Гаврилова А.А., Длужневская В.Г., Евтюхова Л.А., Кубарев В.Д., Кузьмин Н.Ю., Савинов Д.Г., Худяков Ю.С. и др.); Синьцзяна и Северного Китая (Варенов В.А., Комиссаров С.А., Хаврин С.В. и др.). Кочевые государства Центральной Азии исследовались в плане историко-культурного феномена в исследованиях Крадина Н.Н., Кычанова Е.И., Хазанова Г. и др.

Исторические реалии, данные о религии, строительстве городов тюркские народы оставили в собственных текстах каменных стел, которые изучены и интерпретированы, порой неоднозначно (Васильев Д.Д., Зуев Ю.А., Каржаубай С., Кляшторный С.Г., Кызласов И.Л., Малов С.Е., Радлов В.В. и др.). На основе данных письменных и археологических источников стала возможной реконструкция картины религиозной ситуации у кочевников Центральной Азии (Акатай С., Акишев А.К., Аюпов Н.Г., Бартольд В.В., Басилов В.Н., Безертинов Р., Бутанаев В.Я., Дашковский П.К., Зайцев И.В., Кызласов И.Л., Орынбеков М.С., Шайдуллина Л.Д. и др.). Кроме автохтонной религии у тюрков были в разное время распространены такие верования, как зороастризм (Лелеков Л.А., Мейтарчиян М.Б.), буддизм (Бонгард-Левин Г.М., Ольденбург С.Ф., Торчинов Е.А.), христианство (Бартольд В.В., Никитин А.Б., Ломанов А.В., Селезнев Н.), манихейство (Литвинский Б.А., Смагина Т.Н., Хосроев А., Klimkeit H-J.). При династии Караханидов утвердился ислам и получил развитие суфизм (Бартольд В.В., Шукуров Ш.М.).

Упоминания о городах на территории Центральной Азии содержатся в исторических записках европейских путешественников средневековья (Марко Поло, Гильом де Рубрук, Плано Карпини). Развитию градостроительного искусства у народов Центральной Азии посвящена обширная литература (Байпаков К.М., Байтанаев Б.А., Бартольд В.В., Беленицкий А.М., Бентович И.Г., Бернштам А.Н., Большаков О.Г., Вайнштейн С.И., Григорьев Ф.П., Данилов С.В., Кляшторный С.Г., Кызласов Л.Р., Майдар Д., Мендикулов М.М., Плетнева И.Е., Пюрвеев Д.Б., Савельева Т.В., Сенигова Т.Н., Тихонов Д.И., Шалекенов У.Х. и др.).

Искусство народов Центральной Азии (петроглифы, живопись, скульптура и т.д.) рассматривались в трудах Дьяконовой Н.В., Елихиной Ю.Е., Косолапова А.И., Маршака Б.И., Кореняко В.А., Кречетовой М.Н., Поповой И.Ф., Пчелина Н.Г., Рудовой М.Л., Самосюк К.Ф. и др.). Также привлечены работы по искусству, архитектуре и градостроительству Китая (Ащепков Е.А., Баринова Е.Б., Козлова М.А. и др.).

Данные о храмах огня и памятниках зороастризма мы находим у Байпакова К.М., Бойс М., Ворониной В.Л., Кызласова Л.Р., Мукимова Р.С., Рахимова С. Буддийской архитектуре Центральной и Средней Азии посвящены работы Горячевой В.Д., Грюнведеля А., Дудина С.М., Дьяконовой Н.В., Кияченко Н.В., Козловой М.А., Кумарасвами А., Лекока А., Литвинского Б.А., Мкртычева Т.К., Павлова Н.Л.,Перегудовой С.Я., Ольденбурга С.Ф., Ставиского Б.Я., Тумановой О.А., Хижняк О.С., Франца Х. Памятники христианского зодчества рассматриваемого периода выявлены в трудах Байпакова К.М., Кызласова Л.Р., Мерщиева М.С., Цой В.С. Архитектура манихейских культовых комплексов рассматривалась в исследованиях Байпакова К.М., Кызласова Л.Р., Литвинского Б.А.

В период господства Караханидов получает развитие архитектура мечетей, медресе и мемориально-культовых комплексов, сведения о которых представлены в многочисленных трудах, среди которых наибольшую важность для нашей темы имеют исследования Анарбаева А., Артемьева В., Аршавской З.А., Ахмедова М., Богодухова А.К., Бородиной И.Ф., Засыпкина Б.В., Корнева С.А., Кочнева Б.Д., Крюкова К.С., Кузьминой Н.Н., Ласовской Н.В., Немцевой Н.Б., Нильсен В.А., Ноткин И.И., Плетнева И.Е., Куракиной Н.М., Прибытковой А.М., Пулатова Х.Ш., Рахимова К.Дж., Салахуддинова Х.А., Сагдуллаева А.С., Ходжаевой С.Ш., Шваб Ю.З., Яхъяева А.Г.

Вопросы генезиса (происхождения и развития) культовой архитектуры, непосредственно отражающие состояние духовного развития общества тюркских народов до сих пор не являлись темой специального исследования. Поэтому в работе впервые предпринимается попытка выявления истоков культового зодчества тюркских каганатов, в связи с чем, целью исследования является создание целостной картины эволюции культовой архитектуры региона, выявление особенностей ее развития в период раннего средневековья и определение истоков и места зодчества тюркских народов в архитектуре Востока. В соответствии с целью были поставлены следующие задачи исследования:

- выявить принципы пространственной организации в культовой архитектуре тюрков различных конфессий;

- дать характеристику процессу взаимовлияний номадической и оседлой культур и их отражение в культовой архитектуре тюркских каганатов;

- провести иконографический анализ культовой архитектуры Центральной Азии;

- определить модуль сакрального пространства – первообраз культовых сооружений различных религий.

Предмет исследования: генезис (происхождение и развитие) культовой архитектуры тюркских народов периода первых государственных объединений.

Объектом исследования является архитектура храмов и комплексов распространенных в тюркских каганатах религиозно-культовых систем – тенгрианства (куруки, барки, храмы-жертвенники), зороастризма (храмы и святилища огня), буддизма (сангарама, вихара, чайтья, ступа), христианства (церкви, монастыри), манихейства (манистаны), ислама (мечети, медресе, мемориально-культовые комплексы).

Научная гипотеза.

В культовой архитектуре периода тюркских каганатов, важнейшем этапе формирования зодчества Центральной Азии, несмотря на разнообразие распространенных здесь религиозных систем, были воплощены мировоззренческие, космологические, пространственные идеи и принципы тюркских народов, являющихся составной частью универсальной для всей Евразии системы мировосприятия, вследствие чего имеется возможность определения общего модуля сакрального пространства – первообраза горы/пещеры (Отюкенской черни) – места рождения тюркского этноса.

Метод исследования построен на совокупности историко-религиоведческого, сравнительно-типологического, иконографического анализов, отражающих системный, междисциплинарный подход к изучению культового зодчества; сопоставлении данных исторических и литературных источников, композиционном графическом анализе планировки и объемно-пространственной организации рассматриваемых объектов, базой которых служит их источниковое и натурное обследование.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

- впервые обобщены данные по культовой архитектуре тюркских народов периода первых государственных объединений;

- впервые определены наиболее характерные приемы и принципы организации пространства архитектуры тюркских народов;

- впервые привлечен и проанализирован в рассматриваемом аспекте обширный материал по культовой архитектуре древности и средневековья Уйгурских каганатов в Монголии, Турфанском оазисе и Ганьсу (Ганьчжоу) в аспекте сложения архитектуры тюркских народов;

- впервые проведен иконографический анализ культовой архитектуры раннего средневековья;

- впервые составлена схема генезиса культовой архитектуры тюркских народов для исторических этапов и в целом для домонгольского периода.

Границы исследования:

- географические: ограничены регионом Центральной Азии, под которым подразумеваются исконная территория обитания тюркских народов – регионы Монголии, Южной и Западной Сибири, Алтая, Тывы, Казахстана, Кыргызстана и Восточного Туркестана (Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР). Именно здесь сложились и получили развитие градостроительство и культовая архитектура тюрков.

- хронологические: определены в соответствии с историческими датами создания первого Тюркского каганата (551-603 гг.) до последней даты существования Уйгурского княжества в Ганьсу (846-1335 гг.). В этих границах функционировали такие государственные образования, как Первый и Второй Тюркский, Восточнотюркский, Западнотюркский, первый и второй Уйгурский каганат, Турфанское идикутство, Ганьчжоуский, Тюргешский, Карлукский, Караханидский каганаты. В отдельных разделах исследования также привлечены данные по древнейшим памятникам региона, что неизбежно для определения генезиса культовой архитектуры.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Определение специфики архитектуры тюркских народов как отражения синтеза номадических принципов организации пространства и традиций оседлых городских культур; этот синтез нашел воплощение в создании продольно-осевой планировочной композиции поминальных мемориалов (храм предков как путь) и определенного предметного наполнения;

2. Исторический анализ развития архитектуры культовых сооружений до эпохи средневековья;

3. Определение особенностей сложения и развития в тюркском градостроительстве культового центра – города-храма, выявление специфики его структуры и семантической составляющей;

4. Анализ иконографии тюркских поминальных комплексов, храмов и культовых ансамблей распространенных в тюркских государствах религиозных конфессий.

Научная и практическая ценность работы заключается в возможности использования результатов и выводов исследования в составлении трудов по архитектуре Центральной Азии, в проектировании (разработка принципов регионального архитектурного стиля), в учебном процессе.

Апробация работы. Основные положения диссертации были использованы при составлении типовой и рабочей программ дисциплины «История архитектуры Казахстана» в КазГАСА, доложены на международных, республиканских и вузовских конференциях, вошли в материал коллективных монографий «История искусства Казахстана», «История казахского искусства», «Художественная культура Центральной Азии».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти разделов, заключения, списка использованных источников, графических таблиц и иллюстраций.



следующая страница >>