bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3


В.С. Чесноков

СТРАНИЦЫ БИОГРАФИИ.

ПОБИСК* ГЕОРГИЕВИЧ КУЗНЕЦОВ (1924 – 2000).

К 85-летию со дня рождения.


Родословная

О биографии П.Г. Кузнецова сохранились скудные, очень отрывочные и часто противоречивые сведения, но еще живы его ученики и соратники, свидетели его жизни и творчества. Обратимся к их воспоминаниям.

П.Г. Кузнецов родился в семье Георгия Федоровича Кузнецова (1903 – 1963) в Красноярском крае. Его отец родился в Иркутской области в г. Киренске на Лене. Член партии с 1918 г., работал в железнодорожных мастерских в Красноярске, был комсомольским работником. Отец окончил в Ленинграде аграрное отделение Института Красной профессуры и партийную школу (Комвуз). Был секретарем райкома в г. Алейске (Алтайский край), начальником политотдела под г. Сталинском (с 1961 г. г. Новокузнецк), работал в крайкоме партии. Философию отец изучал самостоятельно. «Я видел, - вспоминал Побиск Георгиевич, - как отец уходил на ночь «посоветоваться с Гегелем», видел свет от лампы. На меня это повлияло: надо отдыхать – ан нет»; почти как по М.А. Волошину в «Доме поэта» (1926):

Мой кров убог. И времена суровы.

Но полки книг возносятся стеной.

Тут по ночам беседуют со мной.

Историки, поэты, богословы.

Дед по отцу – Федор Дмитриевич Кузнецов был первым заместителем председателя Томского губкома, депутатом от солдат. Одно время был комендантом Таврического дворца. Дед по матери – Савелий Петрович Скурихин родился на Стрелке – место, где Ангара впадает в Енисей.

Мать П.Г. (так мы его называли между собой) родилась в селе Маганское недалеко от Красноярска в 1901 г., скончалась в 1966г., работала преподавателем физики.

Сестра отца П.Г. – мать Влаиля Петровича Казначеева (Лельки), он двоюродный брат П.Г., они одногодки. Лелька «вырос» в академика АНМ СССР, был личным лечащим врачом академика А.Л. Яншина.

Отца П.Г. часто переводили с одного места работы на другое. После его перевода начальником политотдела МТС П.Г. учился в школе Новокузнецка; после перевода отца секретарем райкома в Алейск, П.Г. учился в школе Алейска; после перевода отца в Новосибирск П.Г. учился в школах № 10 и № 12 этого города. Из школьных воспоминаний П.Г.: «Нравились все предметы кроме пенья …На досуге играл в шахматы, прилично ходил на коньках … про окончании 9-го класса совершали поход по следам партизанского отряда Петра Сухова на Алтае. Шли до Тюнгура (населенный пункт на Катуни), а потом спускались вниз по Катуни, прошли Маралиху, все эти золотые места. Комсомольский поход большой – 30 человек комсомольцев. В деревне мужики кидали учебную гранату. Лелька двухпудовую гирю украл в селе Абай, тащил в рюкзаке для утренних занятий. А геологическую коллекцию тащил я в своем рюкзаке. В одном селе мы устроили военно-спортивный праздник. Главным соревнованием этого военно-спортивного праздника было метание гранаты. Все мужики не могли докинуть до тридцати метров, а мы с Лелькой кидали за пятьдесят. Потом на фронте я оценивал расстояние от наших окопов до немецких – пятьдесят. Но учебная граната пятьсот граммов, а боевая потяжелее – семьсот – можно и не докинуть. Килограмм – противотанковая».

Ленинград. Военно-морская спецшкола, танковое училище в Сызрани, служба в армии.

После окончания 9 класса П.Г. отправился в Ленинград поступать в военно-морскую спецшколу. Для поступления необходимо было иметь только 4 и 5, причем 4 должно быть не более 2 – 3. В спецшколе поступил в 10 класс. Я слышал от П.Г., что он учился в Школе юнг на Соловках вместе с В.С. Пикулем (1928 – 2000), дружба с которым продолжалась всю жизнь.

П.Г. вспоминал, что преподаватели были из старых гардемаринов, «это была элита». В газете «Красный флот» (1940, № ) сообщалось, что в военно-морской спецшколе есть свои младшие командиры, среди них – Побиск Кузнецов. Окончил 10 класс в июле 1941 г. и получил документы об окончании Ленинградской военно-морской спецшколы. Учебу продолжил в танковом училище в Сызрани, учился легко, помогли навыки, полученные в военно-морской спецшколе. После учебы П.Г. попал в 30 армию, сначала в 238, а потом в 10 гвардейскую танковую бригаду, где командовал взводом разведки (декабрь 1942 г.), отец П.Г. перевелся туда же, чтобы, если что случится, то знать сразу.

После ранения П.Г. оказался в эвакогоспитале 5016 (теперь Институт нейрохирургии имени Бурденко). По одной из версий, после госпиталя с идеей об организации студенческого научного общества (для изучения вопросов о тепловой смерти Вселенной и происхождения жизни) он пошел посоветоваться к секретарю комсомольской организации Московского авиационного института, а тот 24 апреля 1943 г. «нарисовал телегу», в которой говорилось, что «пытаются создать организацию против комсомола». Но арестовать П.Г. удалось только 11 сентября 1943 г. в Новосибирске, оттуда привезли в Москву на Лубянку, в «сердце советской разведки».

Здесь его сокамерником, коллегой по «номеру» оказался В.В. Добровольский, который, по словам П.Г., засыпал и просыпался с именем В.И. Вернадского. О «постояльцах» бывшей гостиницы страхового общества «Россия» ходили такие стихи:

«Здесь моему все поклонялись блеску –

Писатель, агроном, искусствовед …

Фон Паулюс и маршал Антонеску

Меня носили на руках … в клозет.

В своем углу покоюсь величаво

И память обо мне войдет в века –

Ведь каждый день венчает новой славой

Мои незаржавевшие бока».

На вопрос «Чьи это стихи?» профессор В.В. Добровольский подумав, мне ответил: «автором стихов является или Борис Генрихович Пузис (Володин) или Яша Хромченко (его племянник – тенор Соломон Хромченко).

При аресте наибольшее удовольствие испытывали, вспоминал П.Г., когда «с мясом» выдирали орден из гимнастерки. Приходит арестованный, думает, что орден его защищает, а он берет и рванет. Следствие шло полгода, присудили 58 статью, трибунал дал 10 лет. «Я думаю, - вспоминал П.Г., - мы потеряли очень многих из нестандартных. Эвальд Ильенков случайно ушел от расправы».

В Бутырской тюрьме, по словам П.Г., с ним произошло странное явление: «Приснился сон, будто я попадаю в какое-то ярко освещенное помещение, какой-то коридор и какие-то слова. В общем, это трудно передать, но было ясно, что дело, которым я занимаюсь, проблема эта научная – надо доводить до конца. Получил такое наставление, а от кого – не знаю. Был голос, возникла какая-то поддержка замысла – поручение разобраться с этими вопросами, сделать это светлое дело. Возникло ощущение чего-то светлого, скрытого за этими проблемами, того, что меня волновало внутренне».


Отбывание заключения (1944 – 1954)


С 1944 по 1949 гг. отбывание срока проходило в Новосибирских лагерях, с 1949 по 1953 гг. – в Норильских лагерях, 1953 – 1954 гг. – Озерлаг (Тайшет и нынешний БАМ). В Новосибирских лагерях впервые возникла идея о роли митогенетического излучения. П.Г. работал в бюро изобретателей, получил квалификацию инженера-химика. «За все десять лет пребывания в лагерях, - вспоминал П.Г., - я не пропустил ни одного специалиста. Я многое узнал от этих людей, но многое придумал и сам. Они создавали мне в лагере психологический фон, так что я мог не чувствовать себя круглым идиотом».

По ночам П.Г. занимался математикой, чтобы выдерживать такую нагрузку ему посоветовали принимать кофеин. Не желая стать наркоманом, П.Г. справился с фармакопеей. Статья «кофеин» гласила: «Привычка к кофеину, к кофе и крепкому чаю должна рассматриваться как положительная, в противоположность привычке к наркотическим веществам. Эта группа веществ прямо противоположна наркотикам по действию. Наркотические вещества «отрезают» восприятие внешнего мира через органы чувств, и человек начинает жить внутренним миром, фантазиями. А кофеин, наоборот, обостряет внешнее восприятие и улучшает запоминание».

Теперь он мог спокойно после приема кофеина успешно изучать математику, заниматься самообразованием, по совместительству он работал фельдшером.

П.Г. интересовала связь явлений жизни и второго закона термодинамики. Он знал, что митогенетическое излучение А.Г. Гурвича стимулирует не только клеточное деление, но и сопровождает все виды обмена веществ. Митогенетическое излучение Гурвича – это химическое действие ультрафиолетового излучения. Если на одно и то же химическое вещество действовать светом в 2200 и светом 2500 ангстрем, то получаются разные конечные продукты. П.Г. активно поддерживал Н.М. Федоровский, сказав, что такой же точки зрения придерживались В.И. Вернадский и А.Е. Ферсман. Учитель А.Е. Ферсмана Б.П. Вейнберг считал, что все виды борьбы, которые ведет человек, это борьба за завоевание мощности. Открытие Гурвича (относится к 1923 – 1924 гг.) помогло П.Г. соединить проблему тепловой смерти Вселенной с проблемой происхождения жизни. Нарушение обмена веществ означает, что скорости нормального обмена веществ нарушены. Но так как при реакциях выделяется излучение, то анализ спектра хемилюминесценции (митогенетического излучения Гурвича) позволяет конкретно анализировать нарушение обмена веществ. Эти и другие медицинские проблемы П.Г. обсуждал в лагерях вместе с В.В. Париным. П.Г. подарил ему свой портсигар на котором была сделана надпись «Помни: что сказать, где сказать, а самое главное – что не сказать». Этот портсигар хранится как реликвия в семье В.В. Парина. П.Г. так вспоминает причины ареста В.В. Парина: «Он поехал в Америку, будучи заместителем министра, ученым секретарем Академии медицинских наук. Перед отъездом, как известно, всегда проходили инструктаж. Парин спрашивает министра Г.А. Митерева: «Что будем говорить американцам, а что говорить не будем?». Митерев в числе тем назвал тему Клюева – Роскина «Трипаназомы для лечения рака». Но в этот момент издается указ, что эти работы по лечению рака особо секретные. Когда Парин вернулся, то оказалось, что он разгласил особо важную государственную тайну, за которую ему полагалось 25 лет».

А.Г. Ковалев, работавший вместе с П.Г. в МГПИ им. В.И. Ленина, издал сборник своих стихов и поэм (М.: Прометей. 1990), среди которых были стихи, посвященные П.Г. Кузнецову. Приведу из него несколько четверостиший:

А сам хозяин? Искромсала

Недоброй памяти война,

а вслед за ней к себе призвала

полярная смурная сторона …

И академия: тюрьма да лагерь

И десять лет, кому под хвост?

Но цвета алого и ордена, и флаги,

И кровь, и мысли, и … туберкулез.

И все же повезло: как сухорукий

Не в рудники, а в лазарет,

И пара академиков – соратников по скуке –

Враз и отцы, и факультет …

После освобождения В.В. Парин возглавлял Институт медико-биологических проблем (ИМБП), в котором к проблеме жизнеобеспечения космических кораблей был привлечен П.Г.; совместно обсуждалась и проблема проектирования полной системы жизнеобеспечения космического корабля «Земля».

Примерно в 1950 г. при поддержке д.х.н. Я.М. Фишмана П.Г. выдвинул идею химической теории флотации. Я.М. Фишман был, вместе с Н.Д. Зелинским, создателем первого русского противогаза во время первой мировой войны. До ареста в 1938 г. Я.М. Фишман был начальником Химического управления РККА. В лагере вместе с П.Г. находился Б. Витман, который работал в Германии и Австрии, участвовал в спасении Вены. В 1994 г. он выпустил книгу «Шпион, которому изменила Родина». В этой книге несколько страниц посвящены П.Г.

Почти три года в Норильске П.Г. учился у Н.М. Федоровского, который в 1923 г. основал Институт прикладной минералогии (ныне Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского). В свое время В.И. Ленин послал Н.М. Федоровского с личным письмом к А. Эйнштейну для установления связей с западной наукой. Н.М. Федоровский много рассказывал о В.И. Вернадском, который считал, что С.А. Подолинский еще жив, разыскивал его. П.Г. вспоминал: «Найти статьи Подолинского, когда реферативных справочников не существовало, было невозможно. Откуда он узнал о Подолинском – неясно. Отец Вернадского был экономистом, так что он мог знать о нем от своего отца». После революции положение В.И. Вернадского осложнилось, ведь он был товарищем министра Временного правительства, и Н.М. Федоровский спасал своего учителя от репрессий.

Приведу один документ, речь идет о письме Н.М. Федоровского А.В. Луначарскому от 16 июля 1921 г. № 25, 514 (ЦГАОР, ф. 2306, оп. 2, ед.хр. 794, л. 114). Вот его текст:

Вчера арестован в Петрограде академик ВЕРНАДСКИЙ В.И., подготовлявший к печати свои научные труды, имеющие мировое значение.

Академик Вернадский, один из самых благороднейших людей нашей эпохи, один из последних гуманистов, уже преклонного возраста и слабого здоровья.

Прошу Вас, Народный Комиссар, принять энергичнейшие меры к его немедленному освобождению, так как арест такого крупного ученого может иметь тяжелые последствия, как лично для него, так и для РСФСР, ибо Вернадский широко известен всем научным кругам мира, именно как человек, неспособный к политическому интриганству.

Председатель Коллегии НТО Н. Федоровский

П.Г. обсуждал с Н.М. Федоровским проблему жизни. Н.М. Федоровский был освобожден в марте 1953 г., отсидев 15 лет.

Как мы уже упоминали, за десять лет лагерей П.Г. не пропустил ни одного интересного человека. В Норильске появился медстатистик А.В. Куртна, знавший 26 языков. Куртна ведал учетом католиков в Восточной конгрегации. Его взял генерал-майор Судаков как немецкого военного преступника через советского военного атташе в Риме, хотя Куртна ни одного дня на территории Советского Союза не был. «В 1936 г. он уехал в иезуитский колледж, ему было лет 12. Значит, он примерно мой одногодок, - вспоминал П.Г. – Куртна считался шпионом. Номера, которые мы носили, различали, кто есть кто. У шпионов был знак “О”, для обычных политзэков, таких как я, знак “И”».

После освобождения


После завершения срока заключения в феврале 1954 г. П.Г. был привезен из Тайшета в пересыльную тюрьму Красноярска. Ему выдали «вид на жительство» - документ, заменявший паспорт. Он получил статус бессрочного ссыльного и был направлен на работу в село Казачинское в 200 км к северу от Красноярска, должен был ежемесячно являться для отметки в местные органы милиции. Окончив курсы трактористов, стал работать в местной МТС. Летом 1954 г. П.Г. отослал в Институт философии АН СССР письмо о проблеме жизни, подписав его “тракторист Кузнецов”. В августе 1954 г. по состоянию здоровья его отпустили в Красноярск, где он стал работать лаборантом химической лаборатории Западно-Сибирского геологического управления. После реабилитации в 1956 г. переехал к родителям в Новосибирск, где первое время работал полярографистом в Центральной лаборатории Запсибгеолуправления. В 1959 г. П.Г. защитил дипломную работу на тему «Разделение редких земель». В это время появляются его работы по проблемам анализа минерального сырья. В 1958 г. П.Г. выступает на конференции в Институте философии АН СССР, в 1959 г. – на Всесоюзном совещании по философским проблемам естествознания в Москве. «В 1958 г. Г.И. Наан сказал мне, - вспоминал П.Г., - мы гонораров не платим, но я гарантирую тебе, как вице-президент Эстонской академии, что никто ни одного слова из твоей статьи (1959 г.) не вычеркнет. Возможно быстрее присылай мне статью».

В 1958 г. П.Г. познакомился с И.А. Ефремовым в Палеонтологическом музее и спросил, почему он пишет фантастику, которая на самом деле есть реальность. Ефремов ответил: «Послушай Побиск, наши же журналы не опубликуют. Ни одну идею опубликовать нельзя. Некуда же податься, кроме фантастики».

Желанным гостем в доме П.Г. и Геры Ивановны и другом их семьи был ленинградский писатель, капитан дальнего плавания В.В. Конецкий (1929 – 2002).

С октября 1961 по март 1970 г. П.Г. работает в МГПИ им. В.И. Ленина на кафедре общей химии, которую возглавлял проф. С.А. Балезин. В 1965 г. П.Г. защитил диссертацию на соискание ученой степени к.х.н. по теме «Теоретические основы разделения редкоземельных элементов и методы оценки эффективности разделения».

В дальнейшем П.Г. основное внимание стал уделять проблеме «Человечество и Космос». Он разрабатывает систему социально-экономического и политического прогнозирования «Глобус», основанную на принципах физической экономики. Эта работа под названием «Мировая экономика как большая система, поддающаяся управлению» была в 1963 г. представлена в Научный совет по кибернетике, возглавляемый академиком А.И. Бергом, который направил ее ученым разных областей науки и техники. Материалы Совета могли храниться в нем только 10 лет, далее отправлялись в архив. В 1972 г. П.Г. направил меня к А.И. Бергу, чтобы я сделал копию его материалов. Я от руки переписал статью и все отзывы, которые не опубликованы до сих пор. Отзывы показали, что отсутствует единая точка зрения на возможность термодинамического описания экономических и социальных систем, и что научная значимость получения такого описания (для директивных органов) весьма высока. Эта работа П.Г. впервые была опубликована только в 2002 г.

В 1963 г. он через С.П. Никанорова знакомится с идеями и методами СПУ. В 1965 г. при Научно-исследовательском секторе МГПИ им. В.И. Ленина создается хозрасчетный Сектор СПУ, возглавляемый П.Г. Этот сектор в 1967 г. преобразуется в Лабораторию систем управления, а в 1968 г. в ЛаСУРс (Лабораторию систем управления разработками систем), что созвучно французскому слову «источник». Эта лаборатория выполняла многочисленные договора по разработке и внедрению систем СПУ в различных отраслях народного хозяйства. В 1969 г. в ней работало 175 человек, в том числе 30 кандидатов и докторов наук, были получены важные научные результаты. В 1970 г. лаборатория была ликвидирована как «занимавшаяся частнопредпринимательской деятельностью». Министр внутренних дел Щелоков доложил А.Н. Косыгину, что в сфере науки раскрыта частно - предпринимательская структура во главе с миллионером. Последовало – раскрыть и наказать. Против П.Г. было возбуждено уголовное дело по обвинению «в хищениях в особо крупных размерах и даче взяток».


Что дал Протокол описи имущества, на которое наложен арест?

г. Москва. 13 октября 1971 г. Ст. инспектор СУ ММВД СССР, следователь Следственного управления МООП РСФСР подполковник милиции Горшков

На основании постановления от 16 августа 1971 г. по уголовному делу № 202 в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации с соблюдением требований ст.ст. 175 и 176 УПК РСФСР, в присутствии понятых:

1. Колчина Николая Гавриловича, г. Москва Садово-Сухаревская, 3. кв. 2

2. Жильцова Клавдия Ивановна. г. Москва, ул. Садово-Сухаревская, 3, кв. 2

Произвел опись имущества, принадлежащего Кузнецову Побиску Георгиевичу в квартире № 56, дома № 3 по ул. Дм. Ульянова.


№№ Наименование вещей Кол-во Отметка об особых


следующая страница >>