bigpo.ru
добавить свой файл
1
УДК 303.6

В.В. Мокрушин

Е-mail: bart-danger@mail.ru

Чайковский филиал

ГОУ ВПО «Пермский государственный технический университет»


ИНФОРМАЦИЯ КАК ЦЕННОСТНАЯ УНИВЕРСАЛИЯ КУЛЬТУРЫ


XXI в. принято называть «информационным». Деятельность любого представителя современного сообщества самым тесным образом связана со сбором, обработкой, трансляцией и производством информации. В научном сообществе идет продолжительный спор о том, является ли электронный гипертекстовый документ принципиально новой информационной технологией, и вытеснит ли электронная книга традиционную печатную.

Ключевые слова: современное общество, информация, культура, новые технологии, гипертекст.


Цель работы: выяснить, почему современное общество называется информационным, и в чем состоит роль информации в современной культуре.

Во исполнение поставленной цели автор ставит перед собой следующие задачи:

По каким критериям следует судить о становлении «информационного общества»?

Что такое, собственно, «информация», которая легла в основу названия нового этапа социального развития?

XXI в. принято называть «информационным». В научной среде прижились популярные западные концепции: «Глобальная деревня», «Третья волна», «Гуттенбергова галактика». Трудно представить современного гуманитария, не знакомого со смыслом этих понятий. Но при всей их «интуитивной ясности», переход от экстравагантных теоретических построений к насущной социальной реальности вносит отрезвляющие корректировки. Первыми же вопросами, заставляющими задуматься пылкого апологета «информационного общества», будут вопросы: «А по каким критериям следует судить о становлении «информационного общества»? или «Что такое, собственно, «информация», которая легла в основу названия нового этапа социального развития?»

Закаленный в дискуссиях теоретик снабдит вопрошающего оппонента цитатами «о доминирующей роли информационных процессов в новом современном обществе». Однако базовая многозначность вышеуказанных понятий по-прежнему будет очевидной. Так как социолог не способен «взвесить» информацию в мегабайтах как программист, или оценить ее потенциальную прибыльность, как экономист. Хотя он, конечно, может посчитать количество «информационных работников». А ими, с определенными оговорками, можно считать всех счастливых обладателей компьютеров, использующих их не для развлечений, а для повышения эффективности своей работы. Однако полученная цифра поставит еще больше дискуссионных вопросов.

С одной стороны, мы можем утверждать, что деятельность практически любого представителя современного сообщества самым тесным образом связана со сбором, обработкой, трансляцией и производством информации. С другой стороны, и само понятие "информация" крайне многозначно и зависит от подхода исследователя (для подтверждения этого достаточно изучить ряд энциклопедических статей), и, соответственно, многозначным и достаточно абстрактным становится и понятие «информационного общества». А потому, оперируя конструкциями типа «информационная система» и «информационная технология», необходимо быть крайне аккуратным; ошибочно предполагать, что слушатель или читатель интерпретирует их для себя однозначно и совпадает в понимании с автором.

Тем не менее, наивно было бы отрицать глубокие социальные трансформации, произошедшие в обществе за последний век истории. Основой их, несомненно, является научно-технический прогресс. Эволюция способов накопления и трансляции знаний о мире, начавшаяся с тех пор, как первобытный человек нарисовал углем на скале мамонта, сегодня усадила его потомка за сверхмощный компьютер и предоставила ему доступ к мировому информационному фонду, объем которого исчисляется десятками терабайтов.

Однако есть в информационных технологиях нечто общее, что объединяет их пользователей от жителей древних городов и представителей средневековья до современных хакеров все они опираются на текст как на базовый элемент. Перешедший в виртуальную сферу текст не только не утрачивает, но и повышает свою значимость. Несмотря на то, что современные компьютерные технологии позволяют эффективно переводить в цифровую форму аудио- и видеоданные, такие «документы» малоэффективны для «информационной работы и аналитической деятельности. Трудно готовить реферат, просматривая фильмы, еще сложнее составлять отчет или докладную записку. Справедливости ради отметим, что современная наука изучает вопросы интеграции нетекстовой информации в документы. И, если в массовом сознании «документ» по-прежнему присутствует как какая-либо деловая бумага, подтверждающая какой-нибудь факт или право на что-нибудь, либо письменное свидетельство о каких-нибудь исторических событиях, фактах и т.д. (словарь Ожегова), то строгое определение «документа» уже уточняет и возможность присутствия в документе нетекстовых компонентов и материального объекта, содержащего информацию в зафиксированном виде и специально предназначенный для ее передачи во времени и пространстве. Носителем информации может быть бумага, перфокарта, фотопленка, магнитофонная лента и т. п. Документы могут содержать тексты на естественном или формализованном языке, изображения, звуковую информацию и др. (Большая Советская Энциклопедия).

Так или иначе, именно текстовые материалы остаются важнейшими «доказательствами» и «последствиями» деятельности ученого, именно они пополняют фонд знаний, доступный его потомкам-исследователям. Академик Рубинштейн выразил эту мысль так: «Трудно сделать мышление ученого, в то время, когда он занят своим исследованием, предметом экспериментирования. Здесь приходится идти другим путем путем анализа документации, в которой был бы объективно фиксирован ход его размышлений» [1].

В такой ситуации обоснован прогноз о значительном повышении статуса таких дисциплин, как семиотика и семантика, лингвистка и филология. Однако в их традиционные сферы интересов должны быть в полной мере интегрированы современные феномены. В области текстовых структур самым важным из них, пожалуй, выступает усиление роли гипертекста.

Хотя в массовом сознании гипертекстовые формы ассоциируются с компьютерной средой, исследователи не связывают эти два понятия неразрывно. Ученые утверждают, что нелинейная форма представления знаний традиционна для религиозных писаний, широко использующих многочисленные сноски, ссылки, комментарии и комментарии на комментарии. Примером может служить Библия, книги которой разбиты на «стихи», пронумерованные в пределах каждой книги без повторений. Каждый стих выступает как целостная сверхфразовая единица, раскрывающая некоторую микротему. Многие стихи сопровождаются ссылками на другие стихи этой же или других книг Библии, что позволяет читать Библию "нелинейно", выбирая ту или иную последовательность чтения по ссылкам в зависимости от умонастроения и возникающих в процессе чтения очередного стиха ассоциаций [2].

Таким образом, ссылка выступает одним из первых и важнейших факторов нелинейности текстовой информации, а именно: латентной пружиной, действие которой направлено на преодоление ограничений линейной организации печатного текста. Именно обилием ссылок отличаются все научные труды, и пусть с некоторыми технологическими сложностями, но по этим ссылкам можно осуществлять последовательную текстовую навигацию с вариативным маршрутом. Нелинейный характер подачи присущ и большинству справочников и энциклопедий: «...есть книги для консультации справочники, энциклопедии... Энциклопедии замышляются для спорадического и никогда для линейного чтения» [3].

Ассоциации с компьютерной средой сильны потому, что именно в ней гипертекстовые технологии реализуются с максимальной эффективностью. Сам термин «гипертекст» был предложен именно в момент осознания перспективности нелинейных текстовых форм, представленных в электронном виде. Европейский ученый Т. Нельсон (Ted Nelson) ввел его в 1965 г. для описания документов, которые выражают нелинейную структуру идей, в противоположность линейной структуре традиционных книг, фильмов и речи. Современное восприятие этого термина подразумевает интегрирование в информационные массивы и нетекстовой информации, что не совсем верно. Наличие в гипертексте таких компонентов, как анимация, записанный звук и видео подчеркивает более поздний термин «гипермедиа»: им было бы правильнее пользоваться для описания таких многоканальных информационных форм.

В научном сообществе идет продолжительный спор о том, является ли электронный гипертекстовый документ принципиально новой информационной технологией и вытеснит ли электронная книга традиционную печатную. Еще французский писатель В. Гюго заложил основы подхода, констатирующего вытеснение устаревших технологий инновационными. В главе под названием «Вот это убьет то» его знаменитого романа «Собор Парижской Богоматери» можно найти ставшее классическим размышление о том, что книга «убьет» зодчество. Концептуально же утверждение сводится к следующему: «...человеческое мышление, изменив форму, изменит со временем и средства ее выражения; ...господствующая идея каждого поколения будет начертана уже иным способом, на ином материале» [4].

Такому подходу противоположным можно считать констатируемый многими учеными закон сохранения информационных объектов, согласно которому все формы и средства информационной деятельности, методы и приемы оперирования информацией, когда-либо изобретенные человеком, сохраняются в культуре. Поэтому, как сказала Сляднева Н., автор книги «Homo informaticus – человек эпохи информатизации», что «если можно было бы сканировать операционную систему сознания нашего современника с помощью утопического томографа, то в результате этой процедуры были бы раскрыты все «годовые кольца» от древних ситуативных сигналов, унаследованных человеком от животного состояния, до новейших методик кодирования информации» [5].

Вероятно, наиболее состоятельным будет синтез этих подходов, учитывающий и возможность вытеснения новейшими технологиями устаревших, и возможность эффективного встраивания зарекомендовавших себя форм в ядро новых методов и «инструментов». Или даже возможность их успешного совместного существования в своих нишах. У.Эко утверждает, что гипертекстуальный диск вытеснит книгу-справочник, но книга не умрет. Причем не только художественная, но любая, требующая чтения неторопливого, вдумчивого, когда необходимо не просто получение информации, но и размышление о ней.

Ответ на вопрос о преобладании подхода «вытеснения» или «поглощения» в соотношении традиционных текстовых (линейных) и инновационных гипертекстовых (нелинейных) технологий представляется предельно однозначным: сам термин гипертекст указывает на это. А именно: ГИПЕР... (от греч. hyper над, сверх) применяется как составная часть сложных слов, указывающая на нахождение наверху (Большая Советская Энциклопедия). Гипертекст очередная, более эффективная информационная технология, в значительной мере поглощающая традиционные текстовые технологии, вбирающая текстовые единицы как базовые, но оперирующая ими на более технологичном, более эффективном и высоком уровне.

Актуальность гипертекстовых технологий в образовательной среде, в аналитической деятельности и многочисленных других сферах интересов современного человека подтверждается как многочисленными научными исследованиями, так и активным использованием гипертекстовых сред в деловых кругах. Многие компании уже не представляют себе, что можно вести серьезный бизнес без собственной системы гипертекстового информационного обслуживания. Примеры этих успешных решений можно встретить и в банках (ведение клиентов, юридическое обеспечение), и в медицинских учреждениях (ведение медицинских карт пациен­тов, современные информационные базы знаний), и в сервисных мастерских (рекомендации по ремонту или базы данных по запасным частям), и в различных общественных организациях.

Однако приходится констатировать, что при всей эффективности гипертекстовых технологий, информационное сообщество не выработало еще доступных инструментов для перевода нелинейных текстовых форм на массовый уровень. Существующие частные решения, как правило, «привязаны» к профессиональной среде и теряют свою состоятельность при смене аналитиком поля деятельности.

Очевидно, что эффективность технологии становится максимальной при переходе ее на инфраструктурный уровень (западными учеными предложен термин коммодитизация, в качестве альтернативы ему предложим обобществление). Примером индустриальной коммодитизации можно считать появление стандартов в области электрификации, информационная коммодитизация проявляется во введении стандартов в программном обеспечении и форматах данных: именно такой «общественный договор» позволил организовать глобальные компьютерные сети.

Учитывая осознаваемую всеми информационными работниками востребованность нелинейных структур, можно прогнозировать появление эффективных и широко распространенных программных средств авторского построения гипертекстовых документов. Универсальность такого программного обеспечения должна выражаться в простоте и наглядности, а также отсутствии профессиональной привязки к определенной сфере информационной деятельности. Если подобные решения получат распространение, сравнимое, например, с программой MS Word и ей подобными, современные школьники и преподаватели, студенты и бизнес аналитики, консультанты и любые другие информационные работники получат в свои руки эффективный инструментарий, соответствующий требованиям времени.

Примечания:


[1] Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М.: Издательство АН СССР, 1958. С. 140.

[2] См.: Эпштейн В.Л. Введение в гипертекст. Электронный учебник.

[3] Эко У. От Интернета к Гутенбергу: текст и гипертекст. Отрывки из публичной лекции на экономическом факультете МГУ, 20 мая 1998 г.

[4] Гюго В. Собор Парижской Богоматери. М.: Правда, 1988.

[5] Сляднева Н. Homo informaticus – человек эпохи информатизации.


Литература:

  1. Силичев Д.А. Культурология: учеб. пособие для вузов / Д.А. Силичев. М.: «Издательство ПРИОР», 2001. 352 с.

  2. Культурология: учеб. для студ. техн. вузов / Под ред. Н. Г. Багдасарьян. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 2001. 511 с.

  3. Гуревич П.С. Культурология: учеб. пособие / П.С. Гуревич. – М.: Знание, 1999. 288 с.

  4. Коноплев Е.С. Текст как основа информационной культуры / Е.С. Коноплев // Вопросы культурологии. – 2007. – № 1. С. 29.