bigpo.ru
добавить свой файл
1
Предисловие


Без широкого историко-культурного фона любые психологические и социологические исследования социализации остаются наивными и провинциальными. Ещё в начале 1970-х годов я заинтересовался историей русского детства и обнаружил, что этим никто не занимался всерьез с дореволюционных времён…

Монографий по истории русского детства… до сих пор нет.


Кон И.С. Социологическая психология. – М., 1999. С. 44, 46.


Особенно плохо обстоит дело с историей русского детства.


Кон И.С. Ребёнок и общество. – М., 2003 – С. 46.


Настоящий Энциклопедический словарь русского детства призван охватить собою по возможности все «единицы» («атомы»), «элементы», составлявшие в прошлом и составляющие в настоящем культурную (социально-культурную и культурно-антропологическую) среду русского детства.

Русское детство. Если описывать детство как период социализации и использовать принятые термины, то эти элементы следовало бы именовать «агентами» и «институтами» социализации. Действительно, родителей, учителей, классных руководителей, милиционера, директора можно назвать «агентами социализации», учебные и воспитательные заведения-учреждения поименовать «институтами социализации». Однако при таком агентно-институционально-социализационном подходе мы бы получили лишь предельно общее и абстрактное представление о русском детстве. Так, если драку или коллективное курение при большом желании можно называть «институтом социализации», то куклу, перочинный ножик, номер журнала «Мурзилка», заучивание наизусть басни «Стрекоза и муравей», шпаргалку, пускание бумажных самолётиков, ползанье по деревьям и сиденье на заборах, игру в прятки, разведение голубей и вышибание из рук портфеля можно называть «институтами», лишь абсолютно лишив это понятие сколько-нибудь определенного содержания. Если рассуждать о детстве в терминах теории социализации, то личный дневник, книгу «Золотой ключик», сплетённую фенечку, куклу и т. п. мы бы предложили назвать орудиями или инструментами социализации; игру в «двенадцать палочек», дёрганье за косу и сбегание с уроков в кино, дразнение и бойкотирование – техниками или практиками социализации, а агентов, институты, орудия (инструменты) и техники (практики) социализации в целом (и порознь) – механизмами социализации. В этом смысле настоящий словник настоящего словаря можно определить как «расположенные в алфавитном порядке названия механизмов (агентов, инструментов, практик и институтов) социализации русских детей».

Здесь следует сделать следующее уточнение. Теория социализации категориально более разработана, она же пользуется и довольно большой известностью. Однако поскольку в словаре речь идёт не о механизмах абстрактно-всечеловеческой социализации, а о механизмах ранней социализации в русском социально-культурно-антропологическом континууме, то точнее было бы использовать пока малораспространённый в отечественной научной среде термин «инкультурация». Таким образом, можно сказать, что настоящий словарь представляет собой описание механизмов ранней (индивидуально-спонтанной, коллективно-стихийной и властно-управляемой; первичной и вторичной) инкультурации в пределах «русского хронотопа».

Здесь не время и не место погружаться в толщу рассуждений о понятии «русский» («русские»), является ли оно обозначением этноса, «суперэтноса», народа, нации, особой культурно-исторической общности или ещё чего-то. Автор считает достаточным сообщить, что он достаточно давно и глубоко посвящён во все дискуссии относительно «русскости» и знаком с литературой по этому вопросу – от объёмных монографий и научных журналов до популярных брошюр и газетных публикаций. В данном случае автор предпочел, не доводя до нестерпимой (слепящей глаза) ясности теоретическую сторону проблемы «русскости» («русской культуры», «русского начала», «русского народа»), заняться систематизацией эмпирического материала, интуитивно (не стихийно-наивно-интуитивно, а теоретически-отрефлектированно-интуитивно) полагая одни явления причастными «культуре русского детства» и включая их в состав словаря, а другие таковыми не полагая и в состав словаря не включая.

Энциклопедический словарь. В обыденном, повседневном словоупотреблении прилагательное «энциклопедический» (применительно к словарю) часто трактуется как «всеохватный», содержащий информацию обо всём в указанной области знаний. Поэтому сразу хотим пояснить, что прилагательное «энциклопедический» в конструкции «энциклопедический словарь» отсылает подготовленного читателя к оппозиции «лингвистический словарь» – «энциклопедический словарь». В соответствии с нею в лингвистическом (толковом) словаре объясняются значения слов, в энциклопедическом же – даётся описание «устройства» вещей, история их возникновения, бытования и функционирования в обществе.

Поскольку наш словарь предназначен для составления описания механизмов (орудий, практик, агентов, институтов) социализации-инкультурации, мы назвали его «энциклопедическим». Именно поэтому, а не потому, что мы подразумеваем, что включили-де в словарь всё, что на данный момент известно о русском детстве. Мы специально подчеркиваем это обстоятельство, так как уже встречались с суждениями типа: «В издании отсутствует понятия “L”, “N” и даже “S”, поэтому претензии автора на энциклопедичность словаря неосновательны».

Итак, если главной целью лингвистического словаря является толкование слов, то цель автора энциклопедического словаря – систематизация элементов определенной ипостаси (аспекта, среза) действительности с её вещами, обладающими пространственно-временными и прочими характеристиками.

Тем не менее, поскольку толкование той или иной реалии входит в социокультурный контекст бытования самой реалии, в настоящее издание словаря мы включили толкования слов, взятые из различных словарных изданий. Это, во-первых, даёт читателю возможность получить пусть абстрактно-формальное, но «санкционированное» (филологической наукой) представление о явлении. Во-вторых, читатель, сравнивая между собой (приведённые во многих случаях) определения-толкования из разных словарей и соотнося словарное значение с тем семантическим полем, в котором выступает данное слово в приводимых отрывках, имеет возможность установить конкретно-исторически обусловленную вариативность (динамику) его (слова) семантики.

Словарная статья. Первая часть словарной статьи (как явствует из вышеизложенного) состоит из слова и его лингвистического (толково-словарного) значения. Во второй части статьи автор стремился представить, во-первых, информацию об объективных аспектах явления (о его социокультурном контексте, функционировании) и, во-вторых, информацию о субъективном восприятии явления (ребёнком).

Вторая часть статьи представляет собой совокупность цитат из различных источников, призванных дать целостное представление об исторической эволюции социокультурного функционирования описываемого механизма социализации.

Перед началом цитаты автор по возможности указывает, во-первых, возраст (класс в школе) и пол ребёнка, о котором идёт речь в цитате; во-вторых, автор по возможности указывает, где (в каком населённом пункте) происходит действие, и, в-третьих, время, когда (насколько было возможно это установить из анализа всего текста) явление имело место. Примеры (цитаты) расположены в хронологическом порядке, так, что читатель может воспринимать бытование механизма социализации в его историческом развитии.

После цитаты в скобках излагается закодированная информация о её источнике. Если в скобках приводится слово, то его вместе с указанным через запятую годом издания можно отыскать в списке литературы, размещённом в конце второго тома. Там дано библиографическое описание цитируемого издания. После года издания приводятся номера страниц, на которых расположен цитируемый текст. В ряде случаев перед годом издания цитируемой книги указывается – в квадратных скобках – год первоиздания книги или её написания. Если в скобках после цитаты приводится только число, это значит, что цитируется рукописный источник. Он также расшифровывается в конце второго тома.

Получить и представить читателю информацию о субъективном восприятии ребёнком описываемого явления автору удавалось далеко не всегда, тем не менее, однако, важно подчеркнуть, что автор методологически отвергал установку на рассмотрение предметов культуры исключительно объективно. Субъективное восприятие механизма социализации, его включённость в духовную, рефлективную и материально-практическую деятельность ребёнка-субъекта – «вещи», по мнению автора словаря, не факультативно-акцидентальные, но атрибутивные, имманентно присущие культурфеномену, выступающему в качестве механизма социализации. Желающие прояснить более отчётливо сущность и истоки данной методологической установки автора словаря благоволят обратиться к «Тезисам о Фейербахе» известного социального мыслителя и непосредственно вслед за этим – к интерпретации оных в философской литературе.

Установка на получение информации о мире детства не в привычной объективистской, деонтологически-прескриптивной парадигме, а в неразрывном диалектико-диалогическом единстве двух его (детства) непри­миримо-неразрывных ипостасей – социально-объективной (принудительной) и индивидуально-субъективной (свободной), привела автора, во-первых, к расширению числа признаваемых научно значимыми видов опубли­кованных источников, а во-вторых, к предприятию действий по получению «сырой» (не опубликованной и даже не написанной) информации относительно субъективных аспектов функционирования явлений культуры.

Источники словаря. Источниками информации для данного словаря стали: во-первых, книги (художественные, научные, документальные, детские и т. д.), журналы, газеты, фильмы; во-вторых, тексты (разных авторов), написанные до начала работы над словарем (то есть до 2006–2007 гг.); тексты, написанные по просьбе автора словаря непосредственно в ходе работы над вторым его изданием.

Настоящее издание в сравнении с изданием 2006 года имеет ряд важных отличий:

– существенно (в несколько раз) увеличился объём информации по периодическим изданиям для детей;

– существенно увеличилась представленность в словаре «лингвистической» части детской культуры – устойчивых слов и словосочетаний из «школьного жаргона», детско-подростковых фразеологизмов;

– число цитируемых опубликованных источников увеличилось с 400 до 1775;

– число первичных источников (главным образом, рукописных работ) увеличилось с 2–3 до 380.


Автор считает приятным долгом отметить, что подготовку настоящего издания он рассматривает в контексте творческого сотрудничества с постоянно действующим научным семинаром «Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика». Его руководитель – доктор филологических наук, профессор С.Ю. Неклюдов, заместитель директора Института высших гуманитарных исследований Российского государственного гуманитарного университета (с 1995 по 2004 г.), главный редактор журнала «Живая старина» (с 1997 г.), директор учебно-научного Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ (с 2004 г.).

Научное консультирование, осуществлявшееся Сергеем Юрьевичем Неклюдовым в 2000–2002 гг., позволило выйти научным исследованиям автора настоящего словаря на кардинально новый уровень, сделало возможным написание и защиту им докторской диссертации, а также публикацию основных её результатов в авторитетных московских издательствах.

Автор благодарит преподавателя Европейского университета в Санкт-Петербурге, доцента кафедры детской литературы Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, кандидата филологических наук, родоначальника современной школы изучения детского и школьного фольклора Александра Фёдоровича Белоусова за многолетнее (с 1989 года) научное сотрудничество, помощь в получении новейших научных монографий и за конструктивную критику первого издания «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит доктора филологических наук, профессора кафедры литературы Карельского государственного педагогического университета Софью Михайловну Лойтер (Петрозаводск) за многолетнее (с 1994 г.) научное сотрудничество, рецензирование «Энциклопедического словаря русского детства» и помощь в получении научных текстов, необходимых для восполнения пробелов первого издания.

Автор благодарит члена-корреспондента Российской академии образования, главного научного сотрудника Института теории и истории педагогики РАО, доктора педагогических наук Виталия Григорьевича Безрогова (Москва) за рецензирование «Энциклопедического словаря русского детства» и помощь в получении малодоступных научных изданий.

Автор благодарит ректора Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Шадринский государственный педагогический институт» (ШГПИ) профессора Людмилу Ивановну Пономареву за помощь в осуществлении публикации второго издания «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит заведующую библиотекой ШГПИ Елену Александровну Бурлакову за обеспечение эффективной работы с книжно-журнальными фондами и организационно-техническую помощь в подготовке первого и второго изданий словаря.

Автор благодарит доцента кафедры философии и социологии ШГПИ Наталью Фёдоровну Чипинову, ассистентов кафедры культурологии ШГПИ Ольгу Евгеньевну Верхотурцеву и Надежду Юрьевну Маткину за помощь в получении социологических и культурно-антропологических материалов, требовавшихся для устранения информационных пробелов первого издания.

Автор благодарит старшего преподавателя кафедры культурологии ШГПИ Ирину Геннадьевну Борисову за содействие в подготовке первого и второго изданий «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит студентов филологического факультета (специальность «Культурология») ШГПИ, чьи усилия на протяжении 2006–2008 гг. позволили качественно обогатить словарь авторизованной антропологи­ческой информацией. В числе наиболее активно, ответственно и эффективно работавших студентов автор словаря считает необходимым упомянуть Оксану Павлову, Татьяну Таблер, Татьяну Меньщикову (выпуск 2007 г.), Юлию Ионину, Марию Сычугову, Светлану Овчинникову, Ирину Юрину (выпуск 2008 г.), Евгению Барашеву и Ольгу Вербицкую (4 курс).

Автор благодарит дизайнера Станислава Борисовича Смирнова (г. Шадринск) за помощь в работе над первым и вторым изданиями «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит педагога-психолога лицея № 1 г. Шадринска, кандидата психологических наук Анну Владимировну Булыгину за помощь в работе над вторым изданием «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит главного редактора спортивного журнала «SKIстайл» Александру Борисовну Валаеву (г. Жуковский Московской области) за помощь в редактировании первого и второго издания «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит студентку Южно-Уральского государственного университета Дарью Сергеевну Борисову (г. Челябинск) за помощь в работе над вторым изданием «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит коллективы Центральной библиотеки г. Шадринска и Центральной детской библиотеки г. Шадринска за содействие в получении информации для первого и второго изданий «Энциклопедического словаря русского детства».

Автор благодарит руководство Областного государственного унитарного предприятия «Шадринский дом печати» за содействие в публикации первого и второго изданий «Энциклопедического словаря русского детства».


16 мая 2008 года