bigpo.ru
добавить свой файл
1

ОКЕАНСКИЙ ВУЛКАНИЗМ ТУРКЕСТАНСКОГО ПАЛЕООКЕАНА И ЕГО РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ ЗОЛОТОРУДНОЙ ГЕОХИМИЧЕСКОЙ ПРОВИНЦИИ

А. А. Кустарникова


Институт геологии и геофизики АН РУз, Ташкент, Узбекистан, ahusm@mail.ru


Результаты многолетнего изучения океанского вулканизма [Боголепов и др., 1976; Лисицын, 1978; Малеев 1975; Пейве, 1969; Сахно и др.,1976; Старицина,1984] явились единственным достаточно надежным эталоном для отождествления с ним палеоокеанского вулканизма. Однако, если в современном океанском вулканизме определяема его геодинамическая обстановка, то палеовулканизм, особенно допалеозойский, непременно упирается в раскол гипотетических праматериков с образованием не менее гипотетических палеоокеанов. Такова объективная реальность, если в изученном регионе развиты вулканиты среди осадочных пород, датируемых докембрием от нижнего протерозоя до рифея-венда. В данном случае это касается северной части Южного Тянь-Шаня, где докембрийские осадочно-вулканогенные толщи объединены в свиты [Стратифицированные…, 2000] – разделенные на разновозрастные комплексы, обнажающиеся на дневной поверхности и трассирующие южную окраину (Казахско-Киргизскую часть) Евроазиатского континента. В докембрии они составляли части Туркестанского палеоокеана – одного из ответвлений Центральноазиатского палеоокеана.

В нижнепротерозойский комплекс входят учкудуктауская, джургантауская, кумбулакская, маджерумская и канская свиты, сложенные эпидот-хлоритовыми, субглаукофановыми слюдистыми сланцами, метаультрабазитами, амфиболитами, кварцитами и мраморами. Мощность их не превышает 3000 м. Породы метаморфизованы в эпидот-амфиболитовой и амфиболитовой фациях регионального метаморфизма. Амфиболиты реконструируются как примитивные толеиты, а метаультрамафиты как гарцбургиты. Свиты этого комплекса разъединены в пространстве, но явно тяготеют к южной границе Казахско-Киргизского микроконтинента.

Рифейский комплекс объединяет узунсайскую, тасказганскую, кокпатасскую свиты R2-3 и суялташскую, богамбирскую, аккудукскую, боздонскую и другие свиты позднего рифея. Их различает состав – в первой группе свит сланцы, как правило, содержат углеродистое вещество, терригенные породы обычно представлены грауваккой, много кремней, микрокварцитов, доломитов и известняков, во-второй группе – кварцит, доломиты, метапесчаники и метаалевролиты.

Венд-раннекембрийский комплекс объединяет около десятка пространственно разобщенных свит по составу близких к свитам R2-3, но с меньшим содержанием кремней и микрокварцитов.

Силурийским возрастом датируется кушкумбайская вулканогенная свита, имеющая ограниченное распространение (Северный Тамдытау). Среди её вулканогенно-осадочных пород содержатся лавовые горизонты андезибазальтов и андезитов.

Особое место среди пород палеоокеана занимают девонские вулканиты, которые выполняют рифт субширотного простирания, также как и толеиты, трассирующего зону соприкосновения палеоокеана и палеоконтинента. Рифт выполняют базальты повышенной щелочности (субщелочная оливин-базальтовая формация), сопровождающиеся пикритами. За пределами рифта породы девона и карбона представлены известняками, перекрывающими более древние образования.

Площадная геолого-геохимическая база данных составляющая более 6000 проб, позволила выявить следующие особенности стратифицированных свит и комплексов. В нижнепротерозойском комплексе доминирует накопление группы сидерофильных элементов – Fe, Mn, V, Cr, Ni, Co, Mo, Au. В рифей-венд-раннекембрийских комплексах повышены концентрации сидерофильных Fe, Mn, V, Ni, Mo и халькофильных элементов – Fe, Cu, Pb, Zn с золотом. Силурийские вулканиты сопровождаются железными колчеданами с золотом, а девонские рифтовые базальты магнетитом и титаномагнетитом, но без золота.

Месторождения золота составляют три основные группы – стратиформные, колчеданные в черносланцевых толщах (Амантайтау, Даугызтау, Асаукак, Сарыбатыр), штокверковые колчеданные (Кокпатас, Карамурун), штокверковые кварц-золоторудные (Мурунтау, Мютенбай, Триада, Бесапантау). Выявлено также, что первоначальное седиментационное и вулканогенно-эксгаляционное накопление золота и сопутствующих элементов в докембрийских толщах находится в среднем на уровне 5-8 кларков и связано с функционированием спрединга в Туркестанском палеоокеане. Мобилизация и переконцентрация рудных элементов под воздействием регионального метаморфизма зеленосланцевой фации разных петрогенетических типов, сопровождавших субдукцию и образование энсиматических островных дуг увеличило стратиформные концентрации золота до 15-20 кларков и забалансовых рудопроявлений до 2 мг/т [Бадалов, 1966; Покровский и др., 1997]. Кроме того, отмечается повышенная золотоносность отдельных типов пород: в метабазальтах содержания золота варьируют от 12,0 до 21,8 мг/т, в кремнистых сланцах – от 3,6 до 14,2мг/т, в углеродистых сланцах с осадочно-диагенетической сульфидной минерализацией от 6,5-23,4 до 150-250мг/т [Казакбаева, 2002]. Однако, являясь полихронным и полигенным, месторождение «кызылкумского» типа Мурунтау, стало гигантским в период коллизии [Кустарникова, 1998]. При этом южная часть осадочно-метаморфического слоя золотоносной океанической коры была обдуцирована на континентальный склон, двигавшегося на север Каракумо-Таджикского микроконтинента. Являясь кровлей позднепалеозойских гранитоидных плутонов, обогащенная золотом океаническая кора вновь стала ареной мобилизации золота с преобразованием его из сульфидной формы в самородную ассоциирующуюся с кварцем.

Таким образом, геохимические этапы повышенного (PR1-R-V), умеренного (O-S) и пониженного (D-C1) сингенетичного накопления золота увеличили свой потенциал в результате регионального метаморфизма до образования золоторудных месторождений среднего размера. Коллизионное гранитообразование обусловило формирование в обдуцированной океанической коре крупных золотых месторождений вплоть до гигантского Мурунтау [Михайлова и др., 2003], входящего в первую десятку крупнейших месторождений мира.

Список литературы


Бадалов С. Т. О роли вмещающих пород в качестве возможного источника золота в эндогенных кварцево-золоторудных месторождениях // Записки Узбекистанского отделения ВМО, 1966, Вып. 19. С.81-89.

Боголепов К. В., Чиков Б. М. Геология дна океанов. Новосибирск: ИГиГ СО АН СССР. Наука, 1976, 245 с.

Казакбаева С. М. Прогнозирование золотого и серебряного оруденения в терригенных формациях по комплексу структурно-вещественных комплексов. Автореферат дисс.на соискание уч.ст.канд.геол.-мин.наук. Ташкент, 2002, 24 с.

Кустарникова А. А. Обобщенная петрологическая модель золоторудных месторождений «кызылкумского типа» // Материалы совещания «Геология промышленных типов золоторудных месторождений Узбекистана». Ташкент: ИМР, 1998. С.89-92.

Лисицын А. П. Процессы океанской седиментации. М.: Наука, 1978, 392 с.

Малеев Е. Ф. Критерии диагностики фаций и генетических типов вулканитов. М.: Наука, 1975, 257 с.

Михайлова Ю. В., Мансуров М. М., Кустарникова А. А. Модели формирования золоторудных месторождений Центральных Кызылкумов // Труды международной научно-практической конференции. Ташкент: ИМР, 2003. С.196-198.

Пейве А. В. Океаническая кора геологического прошлого // Геотектоника, 1969, № 4. С.5-23.

Покровский А. В., Мансуров М. М., Михайлова Ю. В. и др. Опыт реконструкции геодинамических обстановок формирования золоторудных, полиметаллических и редкометальных месторождений Узбекистана // Геодинамика и принципы палеотектонических реконструкций. Ташкент: Университет, 1997. С.32-36.

Сахно В. Н., Вржосек А. А., Моисеенков В. Г. Особенности состава лав дна окраинных морей // Изверженные породы Востока Азии. Владивосток: 1976, С.19-30.

Старицина Г. Н., Томановская Ю. И., Табунов С. М. Магматизм мезозойских рифтогенных структур Тихого океана и его роль в океанском рудогенезе // Тезисы 27 международного геологического конгресса. М.: Наука, 1984, Т. IV, раздел 08, 09, 464 с.

Стратифицированные и интрузивные образования Узбекистана. Ташкент: ИМР, 2000, 341с.