bigpo.ru
добавить свой файл
1
4.2.6. Уроки литературы. Преодоление трудной жизненной ситуации


Достучаться до души человеческой нелегко… Но есть ли иные способы помочь школьнику выбраться из трудной жизненной ситуации? Тут смена тональности педагогический отношений с внешней на внутреннюю становится неизбежной. Иной раз эту новую тональность возможно применить на уроке, в присутствии всех, в другой раз – потребуется диалог, который ведётся с глазу на глаз…

Древнеримскому мудрецу Сенеке приписывается вот какой вздох-мысль: «Мы учимся, увы, для школы, а не для жизни». В нашем случае нужно сделать так, чтобы превалировала именно вторая установка: «учение для жизни». Иначе эффекта не будет.

Следует отметить, что лежащее в основе предмета «Словесность» искусство слова облегчает достижение контактов такого рода. Ведь личностное начало художественного познания, – по справедливому мнению эстетика В.И. Толстых, – всеобъемлюще… Следовательно, на долю учителя словесности остаётся лишь одно: руководствоваться принципом: «не навреди».

Педагогическая поддержка школьников, попавших в трудную жизненную ситуацию, заключается в том, чтобы помочь им эту ситуацию: 1) осознать; 2) преодолеть. На уроках словесности задача решается путём рассмотрения прецедентов, представленных на страницах художественной литературы. Посредством руководства чтением и интерпретацией произведений (в каждом из которых есть и своя трудная жизненная ситуация, и способы выхода из неё) учитель добивается осмысления того и другого. Тем самым создаётся прецедент, известная точка опора, которая, хочется верить, позволит школьнику справиться и с собственными проблемами.

Специально выделим лексический аспект уроков. Родной язык одной частью своего лексикона предоставит слова, необходимые для того, чтобы трудная жизненная ситуация (сначала – литературного героя, затем – своя, собственная) была всесторонне проанализирована. В другой части школьник найдёт те слова, на которые можно будет опереться в преодолении. Например, с точки зрения мудрого нашего языка, «неблагоприятные обстоятельства» можно не только «переживать», но и ещё , оказывается,– «подчинять себе»!

Трудная жизненная ситуация – совсем нередкий «гость» в произведениях, входящих в школьную программу по литературе. Так что в принципе педагогическая поддержка школьнику, попавшему в трудную жизненную ситуацию, может осуществляться в рамках базового компонента образования. Подготавливаясь к ней, в планировании уроков необходимо выделить специальный аспект. Тогда на практике педагогическая поддержка будет осуществляться системно: целенаправленно и последовательно.

Думается, однако, что с ещё большей эффективностью рассматриваемое направление педагогической работы может осуществляться по линии школьного компонента образования (вариант – по линии дополнительного образования – кружка). Ведь здесь у педагога появляется счастливая возможность целенаправленного отбора произведений: специально «под проблему» преодоления трудной жизненной ситуации.

Важны и другие критерии. Практика убеждает, например, в том, что герой художественного произведения тем сильнее воздействует на старшеклассника, чем тот стоит ближе к нему по возрастному цензу. Следовательно, если герой будет юн, то найденный им выход из трудной жизненной ситуации окажется для школьника куда убедительнее взрослого варианта. Ещё одним важным критерием служит объём избираемого произведения. Он должен быть небольшим. Ну и, наконец – высокие художественные достоинства произведения. (Хотя этот критерий, наверное, следовало поставить на первое место).

В заключение отметим, что изучение школьного компонента «Преодоление трудной жизненной ситуации» способно оказать самое благотворное воздействие на процесс освоения базового компонента образования в целом. Например, применительно к выработке мотивации. Соприкоснувшись с такой проблематикой художественных произведений, которая непосредственно его задевает, школьник приучается видеть в искусстве слова опору в осмыслении и решении конкретных жизненных проблем. Его учебная деятельность по освоению базового компонента учебного курса тоже активизируется и, как следствие, повышается качество, уровень литературного образования и, что особенно важно, жизнестойкость учеников.

Итак, в части словесности наиболее эффективной формой педагогической поддержки школьников, попавших в трудную жизненную ситуацию, являются занятия по линии школьного компонента образования. В основе этих занятий должна лежать специальная программа, а также – в идеале – созданный на основе этой программы учебно-методического комплект. Целостная разработка такой программы и такого комплекта – дело будущего. Однако школьники, попавшие в тяжёлую жизненную ситуацию, ждать не могут. Педагогическая поддержка должна быть оказана им уже сегодня, сейчас.

Цель данной статьи заключается в том, чтобы:

1) наметить подходы к построению программы и учебно-методического комплекта школьного компонента «Преодоление трудной жизненной ситуации» (в части «Словесности»);

2) показать на конкретных примерах, как они могут выглядеть.

Автор статьи надеется, что данные примеры помогут учителю словесности продолжить работу в этом направлении вполне самостоятельно и творчески.


Программа

школьного компонента «Преодоление трудной жизненной ситуации»

(в части «Словесности»)

для учащихся 9, 10 и 11 классов


^ ТОЧКА ОПОРЫ

М.Горький Детство

Данная тема рассматривается в плане повторения. Она служит своего рода темой-эпиграфом к школьному компоненту «Преодоление трудной жизненной ситуации» (в части «Словесности»).

Одной из форм переживания тяжёлой жизненной ситуации у подростка является чувство социальной отторженности. А.Пешков выход находит в чтении: … Эти слова Алёши Пешкова свидетельствуют как раз о факте преодоления социального отторжения.


^ НАЙТИ САМОГО СЕБЯ

В.М. Шукшин Космос, нервная система и шмат сала

Процесс духовного становления человека (в заглавии символом её является слово «космос») в противопоставлении его сфере жизни материальной («шмат сала»). Ну и, наконец, «нервная система» – символизирует противоречивость отношений, складывающихся между «материальным» и «духовным» в человеческой жизни.

Что «отравляет жизнь» восьмиклассника Юрки? «Точка опоры», которая помогает ему справиться с нелёгкой ситуацией. Чувство собственного достоинства: в чём находит его подросток?


^ ЧТО ЕСТЬ КРАСОТА?

Н.А. Заболоцкий Некрасивая девочка

Красота внешняя и красота внутренняя. Нравственная сфера человеческой жизни. Движение души.


^ ОДУХОТВОРИ СВОЮ ЖИЗНЬ

А.П. Платонов В прекрасном и яростном мире

Творческий труд в материальной сфере жизни (Мальцев). Активная нравственная позиция человека (Костя). Смысл человеческой жизни. Трагедия Мальцева: в чём её причины? Анализ трудной жизненной ситуации: зачем он нужен и в чём состоит? Черты характера, необходимые для преодоления невзгод.


^ СТАНЬ ДОБРЕЕ

В.Ф. Тендряков Хлеб для собаки

«Нравственность в порядке вещей». В чём заключалась причина мучений Володи Тенкова? Дайте оценку его поведению. Какие качества характера подростка обращают на себя особое внимание?


^ ОСОЗНАНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Джек Лондон «Мексиканец»

Трагедия, произошедшая в семье юного мексиканца. Осознание своего гражданского долга, нахождение места в политической борьбе – как одно из направлений выхода из трудной жизненной ситуации. Цель жизни человека. Роль волевой сферы.


^ ВЫЙТИ ИЗ ПОРОЧНОГО КРУГА

Начало романа М.Горького «Мать»

Отношения между юным человеком и окружающей его средой. Влияние традиций среды на образ жизни юного человека. Пьянство в рабочей слободке, его причины. Выражение «среда заела».


^ МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ ПРОИЗВЕДЕНИЙ


ТОЧКА ОПОРЫ

Изучение автобиографической повести М.Горький «Детство»

/в плане повторения/


Работа направляется примерно такими вопросами:

Можно ли жизненную ситуацию, в которую попал подросток Алёша, назвать тяжёлой? Проследите по тексту повести: какое отношение складывается у Алёши с окружающими его укладом жизни? Выпишите слова и словосочетания, на основе которых об этом можно судить.

Можно ли сказать, что подростку удалось нащупать дорожку, по которой можно выйти из тяжёлой жизненной ситуации? Расскажите о том, кто, что и как помогло ему этого добиться?

Можете ли вы вспомнить литературное произведение, которое, не оставив равнодушным в процессе чтения, произвело на вас сходное впечатление? Расскажите об этом.


^ МЕТОДИКА ИЗУЧЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИЗ ПРОГРАММЫ ШК ПТЖС

/в части словесности/


Изучение автобиографической повести М.Горький Детство

/в плане повторения/


Работа направляется примерно такими вопросами:

Можно ли жизненную ситуацию, в которую попал подросток Алёша, назвать тяжёлой? Проследите по тексту повести: какое отношение складывается у Алёши с окружающими его укладом жизни? Выпишите словосочетания, на основе которых можно об этом судить.

Как вы думаете: удалось ли подростку нащупать дорожку, которая поможет ему выйти из тяжёлой жизненной ситуации? Расскажите о точках опоры, которые позволили ему этого добиться. Какая из них стала главной?

Можете ли вы вспомнить литературное произведение, которое, не оставив равнодушным, произвело на вас сходное впечатление? Расскажите об этом.


^ НАЙТИ САМОГО СЕБЯ

Изучение рассказа В.М. Шукшина «Космос, нервная система и шмат сала»

Вводное слово перед чтением

Двадцать лет уж как отгремела война с фашистами… Набралась сил страна, да таких – что смогла раньше остальных поднять человека в космос… Но это – вся страна, страна в целом… А вот если взять масштаб отдельной семьи? Как-то жилось тогда ей? – Жилось по-разному … Так было всегда, во все времена… Одним везёт больше, другим меньше… Вот большой семье, из которой происходит главный герой рассказа В.М. Шукшина восьмиклассник Юрки, совсем не повезло. Погиб его отец на лесосплаве. У матери, кроме старшего Юрки, ещё трое. Семье помогает государство, но всё равно – живут бедно и голодно. Юрке, может быть, хуже всех: вынужден жить без матери в другой деревне, потому что в родной – средней школы нет. Квартирует у старого колхозника-пенсионера Наума Евстигнеича. Тот – замечательный хозяин. Чего у него только в кладовке нет…. Да только вот «скряга отменный»…

Самое интересное состоит в том, что, несмотря на свою прижимистость, Наум Евстигнеич был бы готов войти в Юркино положение и помочь с пропитанием… Да только вот мешает ему сделать так … сам подросток, пребывающий в так называемом «трудном возрасте». Это когда человек впервые начинает ощущать себя как духовное существо, со своим, только ему присущим взглядом на мир. Главной темой рассказа служит процесс духовного становления человека (в заглавии символом его является слово «космос») в противопоставлении его сфере жизни материальной («шмат сала»). Ну и, наконец, «нервная система» – символизирует противоречивость отношений, складывающихся между «материальным» и «духовным» в человеческой жизни.


Педагогическая интерпретация текста рассказа

Казалось бы, в том тяжёлом материальном положении, которое сложилось у Юрки в семье, лучшего примера для подражания, чем Наум Евстигнеич сыскать невозможно. Кому, как не истосковавшемуся по отцовской опеке пареньку, на плечи которого легла вся мужицкая работа по дому (как это водится в деревне), не разглядеть в этом крепком хозяине пример для подражания! Сам Наум Евстигнеич, кстати, только этого и ждёт. Ясно ведь, что, несмотря на всю прижимистость, старик готов открыть перед Юркой свои запасники (всё одно картошку приходится скармливать скотине). Да и желается ему (в отсутствии собственных детей) по отцовской привычке, выработанной годами, принять опеку хоть над Юркой. Но — только при условии, что и тот окажет ему свое полное уважение. То есть согласится взирать на мир его глазами. Не тут-то было… Со всей бескомпромиссностью, свойственной человеку, только что ставшему относиться к себе как к личности, Юрка не согласен жить вопреки своим взглядам! Человек выше сытости! Духовность и только духовность превыше всего!

Войти во взрослый мир бесконфликтно вообще мало кому удается. Оттого и называют подростковый возраст «трудным». Разобраться в хитросплетениях жизни, которые прежде не замечал, в 14-15 лет очень нелегко. Вот и Наум Евстигнеич, как будто, прав, когда упрекает Юрку в эгоизме. Да тот и сам хорошо знает, как тяжело приходится матери, чтобы одеть и прокормить четырёх сыновей («из сил выбивается», замечает Шукшин). Однако уйти из школы, устроиться работать, чтобы помочь матери, Юрка не хочет. В планах его — окончить десятилетку, а потом ещё медицинский институт.

Короче говоря, оценка, данная Юрке Наумом Евстигнеичем, кажется верной… Есть, правда, во всей этой ситуации один момент, пройти мимо которого никак нельзя. Это желание самой матери Юрки, чтобы старший сын закончил десятилетку (видимо, мечта её простирается и дальше: чтобы Юрка выучился на врача, — но бедная женщина не загадывает — так тяжела её жизнь). После гибели мужа дети — её единственная надежда себя реализовать. Для неё, целиком погруженной в заботы о хлебе насущном, — это момент духовности, оправдывающий жизнь. Для сына обмануть ожидание матери — всё равно, что предать. Тем более, что мечта матери — это и его мечта. Юрка весь захвачен самопознанием. Этому (того не желая) в немалой степени способствует Наум Евстигнеич. Сомнениями своими насчёт благ, принесённых цивилизацией, он то и дело провоцирует Юрку выступать «за Новое — за аэропланы, учение, город, книги, кино…» и тем самым активнейшим образом вырабатывать идеальные представления о современном человеке.

Размышляя самостоятельно над текстом рассказа, Вы смогли убедиться в том, что как спорщик Наум Евстигнеич совсем не прост. Хотя общей культуры у него, конечно, маловато (чтобы изобразить это, Шукшин даже нарушает орфографию: «што», «иропланы», «споминают» и проч.), но по части «здравого смысла», «трезвого взгляда на мир», остроумия, т.е. всего того, чем так сильно народное мировосприятие, Наум Евстигнеич не из последних. Вопросы его нередко ставят Юрку в тупик. К их числу, например, относится вопрос о космосе: зачем человеку надо его осваивать. Поначалу Юрка даже не знает, что и сказать («Ну, во-первых, освоение космоса — это… надо»). Подыскивая аргументы, тянет время («Может у инопланетян всё уже давно открыто, а мы только первые шаги делаем. Вот и получится тогда то самое царство божие, которое религия называет — рай!»). И только потом находит весьма точные, «больные» для Наума Евстигнеича доказательства: о полётах к внукам на вертолете, о продлении жизни до 120 лет и т.п..

Образование личности по природе своей глубоко эмоционально. Шукшин постоянно обращает внимание на силу Юркиных переживаний: «Юрку самого захватила такая перспектива человечества. Он встал со стула и начал ходить по избе. — Мы же ещё не знаем, сколько таких планет, похожих на Землю! А их, может, миллионы! И везде живые существа. И мы будем летать друг к другу… И получится такое… Мировое человечество. Все будем одинаковые.

Жениться, што ли, друг на дружке будете?

Я говорю — в смысле образования!..»

Это, что касается того, как рисует подросток свою «научную картину мира».

Подросток как бы пропускает через свою душу поступки людей, с которыми встречается в жизни или на страницах книг, и те из них, что вызывают положительный отклик, оказывают безусловное влияние на выработку духовной и гражданской составляющей его идеала. Вот и в последнем споре на обычную подначку Наума Евстигнеича («Нечего ответить, вот и не отвечаешь»), Юрка вскидывается : «Нечего?.. А вот эти люди!.. — сгреб в кучу книги и показал. — “Вот этим людям тоже нечего отвечать?! Ты хоть одну прочитал?

Там читать нечего — враньё одно.

Ладно! — Юрка вскочил и опять начал ходить по избе…»

Довод о прививках старик снова воспринимает скептически, чем еще сильнее раззадоривает подростка: «Да вот же они, во-от! — Юрка опять показал на книги. — Люди на себе проверяли!»

Тут, наконец, в голову ему приходит факт необычайной доказательной силы именно для старого человека. Юрка рассказывает Науму Евстигнеичу историю смерти знаменитого физиолога Павлова. В это время, замечает Шукшин, «у Юрки у самого защипало глаза от слёз». Для подростка в этой истории заключается высокий образец отношения к профессиональному делу и служения людям буквально до последнего вздоха. В рассказе замечательно показано, как через переживание этой истории у Юрки рождается горячее желание посвятить себя избранному делу и людям; как на пересечении двух сфер его идеала — духовной и гражданской — происходит профессиональное самоопределение паренька: он принимает решение стать врачом. Знаменательно, что духовные потребности Юрка ставит впереди материальных, и потому они не отвлекают его от главного: поисков дела, которое по душе, и позволит в дальнейшем реализовать себя наиболее полно:

«– Што, они шибко много получают, што ль?

– Кто? Хирурги?

– Но.

– Наоборот, им мало платят. Меньше всех. Сейчас прибавили, правда, но всЁ равно…»

Юрка вряд ли до конца осознаёт, но инстинктивно, вероятно, хорошо чувствует, что на данном этапе построения личности поменять местами духовные и материальные потребности значит поставить телегу впереди лошади.

«У вас только одно на языке: «будет! будет!» — попрекает Наум Евстигнеич Юрку. Но вряд ли этот упрек справедлив. Как мы убедились, подросток хорошо реализует себя и в своей настоящей профессии — образовательной. По строению своему процесс образования его в какой-то мере приближается к деятельности научного работника. Ведь задача исследователя не сводится к простому усвоению исторически выработанных знаний (таким путём ничего нового не откроешь). Учёный стремится проработать их с позиций своего мировоззрения, собственной гипотезы, выдвинутой на основе изучения современных проблем. Естественно, старшекласснику не под силу соревноваться со специально подготовленными людьми в выдвижении зрелых гипотез. Однако, уже знакомство с современными проблемами (как это видно на примере Юрки) способно значительно повысить элемент осознанности в усвоении классических знаний. Важное условие заключается в том, что за годы обучения в школе старшеклассник уже овладел «предметными» знаниями и умениями в такой степени, что, с одной стороны, может познавать мир и человека самостоятельно, а с другой — понимать современные научно-популярные книги по естественно-математическим предметам и достаточно квалифицированно воспринимать искусство, — короче говоря, владеет способами ориентировки в современных проблемах науки и достижениями искусства.

^ Воплощение идеала автора. «За столом, обложенном учебниками, сидел восьмиклассник Юрка, учил уроки». Так начинает В.М. Шукшин изображение своего героя. Начальная деталь характеристики всегда исключительно важна (как задающая тон всему последующему) и продумывается автором особенно тщательно. На первый взгляд кажется, что процитированная строка ничего кроме простой информации не содержит: ну, живёт на свете некий Юрка 14-15 лет и учится в школе — вот и всё. Разве ещё только, что делает домашние уроки «за столом». Но в том-то и дело, что не просто “столом“, а «обложенном учебниками». Вот это уже не внешняя, информационная деталь, а психологическая, т.е. раскрывающая некоторую сторону характера подростка. Юрка не боится учебных книг: закончив с очередным предметом, он не торопится спрятать учебник куда-то подальше или, хотя бы засунуть его в стопку книг, — лишь бы избавиться от него, убрать подальше с глаз долой. Учение для него не только напряженный труд, но и удовольствие познания нового. Поэтому учебники — друзья, а не враги (как для зубрилы), отношение к ним скорее самое положительное... А кто же прячется от друзей!

Писатель показывает, как идеальные представления свои подросток черпает в тех примерах подвижнической деятельности людей, с которыми встречается в истории науки. В.М. Шукшин полагает, что сделать образование внутренним, осмысленным делом помогает ранний выбор жизненной цели, профессии. Учение Юрки сразу приобретает у него конкретный, целенаправленный характер. Не в том смысле, конечно, что кроме учебных предметов, необходимых для будущей профессиональной деятельности, он ничего больше знать не хочет. А в том, что самыми важными для будущей профессии предметами он стремится овладеть на продвинутом уровне. Однако герой Шукшина совсем не узкий человек, для которого кроме учёбы ничего не существует: «Юрке сделалось весело: поел хорошо, уроки почти готовы — вечером можно на лыжах покататься». Эта деталь вставлена писателем не случайно. Ничто человеческое пареньку не чуждо. Будь то радость познания мира или удовольствие от катания на лыжах.

Можно ли сказать, что профессиональное самоопределение Юрки окончательно завершено? Что врачебная деятельность — его настоящее призвание, а хирургия — окончательная специальность? По-видимому, нет, утверждать так было бы преждевременно. Но главное, всё-таки, сделано: избрана та область профессионального приложения сил, которая больше всего соответствует его духовным задаткам. А уж в какой роли он будет специализироваться: врачебной или, как Павлов, исследовательской — покажет будущее. Скромный деревенский паренёк не загадывает. Ему бы решить ближайшие задачи: закончить десятилетку и поступить в медицинский институт. А там уж видно будет... Возможно, что в конечном счете всё решит привязанность к родным местам («А мне в деревне даже больше глянется»).

По сути своей реализация личности заключается в прямом «воплощении» человека в делах, поступках, оценках и т.д. В.М. Шукшин полагает, что здесь многое решает сила воли...

И потому у главного героя рассказа твёрдый характер. Несмотря на то, что дом, в котором квартирует полуголодный подросток, ломится от всякой снеди, он находит в себе силы не угодничать перед хозяином, сохраняя чувство собственного достоинства. Человек послабее в таком положении, конечно, сломался бы, начал ради куска хлеба ловчить, заискивать и т.д., — одним словом, унижаться. И вообще — на примере Юрки хорошо видно, какую роль в образовании человека играет его волевая сфера. Как ученик он вполне добросовестен даже тогда, когда с голодухи голова «маленько кружится». Но ведь для чего-то человеку дана воля!

Нет сомнения: решение стать врачом, устранять физические страдания людей, отдалять смерть — это не очередное мальчишеское увлечение Юрки или тайный расчёт избежать тяжёлого крестьянского труда. Это — результат глубокой духовной работы, осмысленно сделанный выбор: для себя, своей индивидуальности. Это – открытие своего предназначения. Двойная ответственность за мечту — материнскую и свою — и внутренняя порядочность не позволяют подростку жить расхлябанно. Активно складывающийся идеал, чётко поставленная цель жизни служат залогом того, что постижение истины собственного существования протекает для него ускоренно.


Отчего рассказ Шукшина оставляет такое светлое впечатление? Оттого, что в конце его происходит возрастание душевности и уменьшение — отчуждённости между людьми. Каждый из героев поддерживает другого со своей сильной стороны. Наум Евстигнеич питает Юрку материально, Юрка Наума Евстигнеича — духовно. Нормализуются педагогические отношения. И эта гармонизация – тоже элемент идеала писателя. В результате образуется сочетание, отличительной чертой которого является устойчивость существования.


^ Примечание методического порядка. Как видим, данный текст-интерпретация становится педагогически целенаправленнее собственно литературоведческого. Ясно чувствуется, как в нём произведена попытка выбрать все аспекты проблематики, связанной с процессом образования человека. «Что есть истина? Как её постигнуть? Как её реализовать?»

Или взять аспект теоретико-литературный. Особенно – когда анализ выходит на так называемый «авторский уровень». «Какими приёмами художник воплощает свой идеал? Какими способами характеризует героев? Какую роль играет сюжет? Как строится речевая характеристика?» И т.д. и т.п.. В процессе ответа на эти вопросы происходит непосредственная подготовка старшеклассника к воплощению собственного ведущего образа в художественной форме.

В рассказе В.М. Шукшина девятиклассник встречается с прецедентом поисков истины собственного существования. Сначала – на «уровне героя», затем – на «авторском». Потому что главное внимание школьника в образовательном курсе «Словесность» изначально ориентировано именно на самоопределение автора, которое (вспомним высказывание Ф.М. Достоевского!) «выходит у него в виде героя». Художественное произведение рассматривается как самосознание писателя. «Воплощение идеала писателя»… Этот параграф, предусматривающий анализ изучаемого произведения как с точки зрения содержания авторского идеала, так и с точки зрения художественной речи как формы его воплощения,– становится заключительным в любой теме курса. Наблюдая за образованием личности Юрки, ориентируясь в идеале и стиле речи его создателя, девятиклассник настраивает себя на аналогичную деятельность, вырабатывает свою к ней мотивацию.

Природа трудного возраста, надо выдержать испытание в этот самый духовный период человеческого становления. Найти себя в старших классах школы, которые начинаются в 9 классе. Нужно понять природу этого процесса. Не юлить, ни подстраиваться, а искать самого себя. И тогда из этого трудного возраста можно выйти победителем.


^ ЧТО ЕСТЬ КРАСОТА?

Изучение стихотворения Н.А. Заболоцкого «Некрасивая девочка»

Вводное слово перед чтением

Некоторые комплексуют по поводу своих физических недостатков… В первую очередь – тех, которые нельзя исправить. – Совершенно напрасно!.. Зачем зря терзаться! Ведь рядом с недостатками, в любом человек всегда отыщутся достоинства. И уж, чем впадать в отчаяние, не лучше ль сосредоточиться на развитии своих достоинств…


Текст

^ НЕКРАСИВАЯ ДЕВОЧКА


Среди других играющих детей

Она напоминает лягушонка.

Заправлена в трусы худая рубашонка,

Колечки рыжеватые кудрей

Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,

Черты лица остры и некрасивы.

Двум мальчуганам, сверстникам её,

Отцы купили по велосипеду.

Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,

Гоняют по двору, забывши про неё,

Она ж за ними бегает по следу,

Чужая радость так же, как своя,

Томит её и вон из сердца рвется,

И девочка ликует и смеётся,

Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого

Ещё не знает это существо.

Ей всё на свете так безмерно ново,

Так живо всё, что для иных мертво!

И не хочу я думать, наблюдая,

Что будет день, когда она, рыдая,

Увидит с ужасом, что посреди подруг

Она всего лишь бедная дурнушка!

Мне верить хочется, что сердце не игрушка,

Сломать его едва ли можно вдруг!

Мне верить хочется, что чистый этот пламень,

Который в глубине её горит,

Всю боль свою один переболит

И перетопит самый тяжкий камень!

И пусть черты её нехороши

И нечем ей прельстить воображенье, —

Младенческая грация души

Уже сквозит в любом её движенье.

А если так, то что есть красота

И почему её обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

^ 1955


Вопросы после прочтения

1. Какое впечатление оставило у вас чтение стихотворения Н.Заболоцкого?


2. Находите ли вы, что поведение детей в той сценке, которую поэт подсмотрел во дворе, «естественно», «нормально»?

3. Поведение детей в описанной сценке… В чём оно состояло?

4. Сравните мотивы поступков детей. Обозначены ли они в тексте? Как характеризуют они героев стихотворения?

5. Какое чувство испытал поэт, наблюдая за поведением девочки?


Педагогическая интерпретация текста стихотворения


1. О нравственной сфере жизни. Два почти одинаковых слова есть в русском языке — духовный и душевный. Какое из них больше подходит для характеристики героини стихотворения Н.Заболоцкого? Второе. У девочки прекрасная душа, отзывчивое сердце («Чужая радость так же, как своя»). Нравственная красота («грация души») свойственна ей с рождения («младенчества»). Воплощаясь в поступках, душевные качества человека образуют нравственную сферу его жизни.

Отчего героиня Заболоцкого кажется «не от мира сего»? Девочка столь добра и неопытна в жизни, что готова «не заметить» черствости мальчиков, не желающих поделиться с ней своей радостью, «не заметить» унизительности того положения, в которое тем самым себя поставила. Нас, людей, более умудрённых жизнью, столкновение с эгоистическим поведением вряд ли способно обрадовать, тем более — привести в восторг. Мы хорошо знаем, что в такой ситуации радоваться вместе с мальчиками — значит способствовать упрочению в них недобрых начал. И наоборот, выразить недоумение — значит дать им понять, что эгоизм — это совсем не та основа, на которой следует налаживать свои отношения с людьми.

Стихотворение Н.Заболоцкого даёт основание задуматься о том, что задатки у людей не одинаковы. Конечно, дети, изображённые поэтом, очень малы. Ни о какой сознательности пока и речи быть не может. Поведение их определяется не столько разумом, сколько чувством. Тем не менее, даже в форме мироощущения нравственные задатки детей охарактеризовать нетрудно. У девочки они добрые, коллективистские, в поступках же мальчиков просвечивает индивидуализм.


^ Об оценке. Каждый из нас выступает «оценщиком» поведения другого. Тот, чьи поступки соответствуют нашим представления о должном, встречают положительную оценку. В противоположном случае она бывает отрицательной.

Как выражается оценка? По-разному: жестом, мимикой, чаще всего интонационно. Наша речь исключительно богата оттенками: от дружеской насмешки до гневного возмущения, от едва заметного одобрения до бурного восторга. Оценка всегда эмоциональна. Вот и в стихотворении «Некрасивая девочка» (хоть оно и принадлежит к такому серьёзному жанру, как философская лирика) весьма характерные существительные подобраны уже в первом описании девочки: с уменьшительно-ласкательными суффиксами. Таким способом поэт сразу обозначил свое отношение к девочке, дал оценку её душевным качествам.

^ О духовной сфере жизни. Личность... Слово не из простых. Говорится о «лице». Предположим, что внешнем, физическом, — и мысленно свяжем слово с человеком, обладающим красивым лицом. Не получается. Следовательно, значение слова внешними данными человека не исчерпывается. Тогда попробуем соединить его с внутренними качествами. «Этот человек — личность!» Существенно ближе к делу! Говоря о «личности», мы имеем в виду прежде всего внутреннее лицо человека.

Определяя наше отношение к человеку, мы оцениваем его не только с нравственной точки зрения. Не менее важным критерием являются духовные качества: способность быть индивидуальностью, обладать собственным «я». Реализуясь в действительности (и прежде всего – в профессиональной деятельности), духовные качества составляют духовную сферу его жизни.

В сравнении с душевным строем человека, духовность врождённой не бывает. Она всегда следствие длительной духовной работы: главного, магистрального направления самопознания.

Личность — это прежде всего «дух» человека (слова «духовный», «духовность» образованы от этого корня). Вот почему нельзя сказать, что девочка в стихотворении Заболоцкого является личностью. До такой оценки ей предстоит ещё очень долгий и нелёгкий путь, на котором, вероятно, будут и предсказанные автором страдания. И всё же (вместе с поэтом) хочется верить, что и самой девочке, и тому, от кого зависит её счастье, хватит ума понять, что достоинства человека измеряется не одной только миловидностью...

1. Что такое духовные качества человека?


2. Две сферы жизни: нравственная и духовная. Чем они различаются?

3. Предмет самопознания… Назовите его.


О счастье. Стремление одухотворить свою жизнь в природе человека. Хотя духовные потребности не так очевидны, как материальные, но тоска — непременный спутник каждого, кто не сумел стать личностью — показывает, как глубоко сокрыта в человеке тяга реализовать себя по максимуму.

В автобиографической повести В.П.Астафьева «Последний поклон» читаем: «От этой музыки бабы плачут, а мужики напиваются и буйствуют». Такое воздействие на крестьян глухой сибирской деревни производила игра скрипача-поляка, случайно заброшенного к ним судьбой. Полонез Огиньского приоткрывал окно в прекрасный мир европейской культуры, и этого оказывалось достаточно, чтобы возникло в душе простого человека горькое сознание того, что обделила его судьба, что прошёл он в своей жизни мимо чего-то очень необходимого…

Духовные потребности даны человеку через ощущение собственного достоинства. «Это ниже моего достоинства», — говорим мы (вслух или про себя), когда отказываемся совершить поступок, за который потом придется расплачиваться уважением к самому себе. Достоинство существует для нас и как чувство (чувство собственного достоинства), и как сознание (сознание собственного достоинства). Каждый чувствует и знает черту, ниже которой для него лежат те поступки, что мучают совесть, заставляют страдать самолюбие, и выше — те, что, наоборот, возвышают, способствуют самоутверждению. У каждого эта черта на своём уровне. Чем она выше, тем больше у нас оснований называться личностью. Счастье заключается в том, чтобы прожить свою жизнь по-человечески полноценно.


1. «Как низко ты поступил!» Объясните значение этой оценки.

2. Согласны ли вы с той постановкой вопроса о счастье, которая дана здесь?


Примечание. Вопрос о счастье важно поставить не в узком смысле (обывательского самодовольства либо буржуазной успешности). Его надо ставить в тех традициях, которые сложились в гуманистической культуре. Тогда характер помощи человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, окажется фундаментальным.


^ ОДУХОТВОРИ СВОЮ ЖИЗНЬ


Рассказ А.Платонова «В прекрасном и яростном мире».

Вводное слово перед чтением

Жизненные ситуации, в которые попадает человек… Они различны: счастливые и не очень, лёгкие и тяжёлые… О наихудшей среди них говорят так: «безнадёжная»! Это когда уж, кажется, всё: надеяться нечего…

Но и здесь следует принять в расчёт один момент. Да, собственных сил для выхода из тупика нет. Ну, так что ж? Разве человек один на этом свете? Глядишь – и найдётся тот, кто поможет, подскажет выход, потому что у него-то как раз сил найти его достанет! Со стороны скажут: да это фантастика прямо какая-то! Ну, не фантастика, конечно… (Ведь дело-то сделано, ситуация разрешилась!) Лучше, пожалуй, сказать так: «на грани фантастики». Потому что иным путём отыскать выход из безвыходной ситуации вряд ли кому удавалось?..


Вопросы после прочтения:

1. Жизнь машиниста Мальцева до той поездки, которая оказалась для него роковой… Можно ли назвать её счастливой? На каком основании?

2. Как вы думаете, почему после случившейся с ним трагедии Мальцев начал угасать столь быстро?

3. Можно ли назвать ситуацию, в которой очутился ослепший Мальцев фактически безнадёжной? Что помогло ему выбраться из такой ситуации?

4. Объясните заглавие рассказа. Как вы считаете, к кому оно относится в большей степени: к Мальцеву или Косте?

5. Способность видеть мир своим внутренним зрением (в воображении)… Как, по вашему мнению, у Мальцева могла развиться эта способность? Зачем она была ему нужна?

6. На чём строится расчёт Кости, который берёт слепого Мальцева в одну из своих поездок? Объясните.

7. Есть мнение, что Мальцев неправ, когда всякий раз переделывает работу, выполненную Костей и смазчиком-кочегаром. Согласны ли вы с этим мнением?

8. Какая черта личности Кости является, по вашему мнению, главной? Докажите.

9. Сможет ли Костя реализовать себя в жизни как машинист паровоза или ему следует переменить профессию? Посоветуйте.

10. Духовная и нравственная сферы жизни. Какая из них развита сильнее: 1) у Мальцева, 2) у Кости?

11. Чем объединяются и чем разнятся представления о счастье у Мальцева и Кости?


^ Педагогическая интерпретация текста рассказа

О духовной реализации человека в жизни. Принято считать, что подлинная деятельность (творчество) доступна только людям, связанным с искусством. Платонов находит это мнение ограниченным. «Он вёл состав с сосредоточенностью вдохновенного артиста“, — читаем мы в рассказе о Мальцеве. Сближение работы механика и артиста здесь произведено, конечно, не случайно. Мальцев не только и даже не столько раб внешних обстоятельств, сколько царь, властвующий над ними, или Бог, творящий мир. Этим он обязан той способности «вбирать весь внешний мир в свое внутреннее переживание» Она-то и позволяет ему «в уме», «в воображении» словно бы опережать движение состава, предугадывая оптимальный вариант работы машины. Это умение ставит Мальцева в центр мира, окружающего летящий на всех парах локомотив. Реализация личности Мальцева осуществляется по законам красоты. Секрет высшего профессионализма, который демонстрирует Мальцев, — в работе по призванию. Профессия железнодорожника, равно как и специальность водителя поездов — угаданы Мальцевым с попаданием в десятку. И в этом отношении тягаться с ним, действительно, очень трудно. «Мальцев понимал, конечно, что в усердии, в старательности мы даже можем его превозмочь, но не представлял, чтобы мы больше его любили паровоз и лучше его водили поезда, — лучше, он думал, было нельзя. И он не верил, что я или кто другой может научиться тайне его таланта, тайне видеть одновременно и попутного воробья, и сигнал впереди, ощущая в тот же момент путь, вес состава и усилие машины».

Труд Мальцева — подлинная деятельность, творчество. Двух одинаковых поездок для него не бывает. Каждая — в новых обстоятельствах, следовательно, — творение нового мира вокруг летящего на всех парах паровоза. И чем неблагоприятнее внешние условия, тем законнее гордость того, кто сумел их преодолеть. Вот и в роковой для себя поездке, где соперником его выступила сама гроза, Мальцев «понимал, что работа и мощность машины могла идти в сравнение с работой грозы, и, может быть, гордился этой мыслью».

О том, как проходило профессиональное самоопределение Мальцева, Платонов не рассказывает. Качество труда машиниста, однако, даёт основание предположить, что человеческий идеал его довольно высок. И здесь было бы неверно всё сводить к Богом данному таланту. Мальцев может не осознавать в полной мере, но не может не чувствовать глубокой содержательности образа дороги. Не случайно философы используют его, когда хотят изобразить процесс обретения истины. «Самое существенное — путь» (Гегель). «Истина не падает на нас сверху как какой-то блестящий предмет, она есть также путь и жизнь, она приобретается в духовной борьбе, в движении» (Н.А.Бердяев). Вот и Платонов, задумав изобразить личность в деле, «“которому служишь»”, совсем не случайно развернул действие рассказа на железной дороге. Нормальная реализация личности в процессии есть творчество...

Всем существом своим Мальцев жаждал вернуться к той жизни, от которой отделила его пропасть слепоты. Почти всегда его можно было найти на скамейке возле депо: «облокотившись рукой на трость, поставленную между ног, он обращал в сторону паровоза своё страстное, чуткое лицо с опустевшими, слепыми глазами и жадно дышал запахом гари и смазочного масла и внимательно слушал ритмичную работу паровоздушного насоса.» Это всепоглощающее стремление машиниста вновь окунуться в любимое дело и решил использовать его бывший помощник. Костя предположил, что, если в процессе работы внешние ассоциации способны породить у машиниста такое внутреннее зрение, которое на известное время сумело заменить зрение внешнее, то вероятно и обратное воздействие: внутреннее зрение способно решительно повлиять на возвращение внешнего зрения. Нужно только поместить Мальцева в такую обстановку, в которой тот должен испытать громадное желание прозреть. И любимый труд словно хочет отблагодарить механика за безмерную преданность себе: Мальцев прозревает — «чтобы работать и оправдать свою жизнь».


^ О реализации человека в нравственной сфере жизни. «Вы подвели своего друга», — говорит следователь Косте, после того как Мальцев вновь ослеп, испытанный установкой Тесла. В том, что Костя — друг Мальцева, у следователя нет никаких сомнений: кто ж ещё может принять так близко к сердцу горе чужого человека, да еще заключенного! Но следователь ошибся. «Я не был другом Мальцева, и он ко мне относился без внимания и заботы». То есть (в оценке самого Кости) относился не так, как большинство наставников относится к своим ученикам. Поэтому, если исходить из принципов обычной справедливости, то Костя Мальцеву ничем не обязан. Больше того — имеет как будто моральное право ответить тем же: «долг платежом красен». Широта души Кости в том и выражается, что он действует вопреки расхожей формуле «мне отмщение , и аз воздам». «Я не был другом Мальцева... Но хотел защитить его от горя судьбы, я был ожесточен против роковых сил, случайно и равнодушно уничтожающих человека». В этой Костиной установке мы встречаемся с нравственным чувством большой силы. Никакого личного интереса. Только помощь попавшему в беду человеку да, разве что, обществу, заинтересованному в возвращении к активной жизни гениального человека.

Реализация личности в нравственной сфере у Кости тоже осуществляется по законам красоты. «Я решил не сдаваться, потому что чувствовал в себе нечто такое, чего не могло быть во внешних силах природы и в нашей судьбе, — я чувствовал свою особенность человека. И я пришёл в ожесточение и решил воспротивиться, сам ещё не зная, как это нужно сделать.” Но могла бы одна доброта (пусть даже и столь напористая, как у юноши) выручить Мальцева из беды? Вряд ли. Ещё одна составляющая Костиной силы — знание психологии человека, умение моделировать жизнь в воображении — одним словом, способность к эстетической деятельности. Когда он говорит: «Я чувствовал свою способность человека», то в сложившейся ситуации подразумевает именно этот вид деятельности. Когда целью её служит помощь другому человеку, то она приобретает сложный характер, дополняясь нравственной. Идея, приведшая к окончательному прозрению Мальцева, возникает у Кости не вдруг («сам еще не зная, как это нужно сделать»). Внутри себя юноша перебирает всё новые и новые жизненные ситуации, способные спасти умирающего на глазах человека, всякий раз остающегося на скамейке возле депо:

“Облокотившись рукой на трость, поставленную между ног, он обращал в сторону паровоза свое страстное, чуткое лицо с опустевшими, слепыми глазами и жадно дышал запахом гари и смазочного масла и внимательно слушал ритмичную работу паровоздушного насоса.» Всем существом своим Мальцев жаждал вернуться к той жизни, от которой отделила его пропасть слепоты.

Это всепоглощающее стремление машиниста вновь окунуться в любимое дело и решил использовать его бывший помощник. Костя предположил, что, если в процессе работы внешние ассоциации способны породить у машиниста такое внутреннее зрение, которое на известное время сумело заменить зрение внешнее, то вероятно и обратное воздействие: внутреннее зрение способно решительно повлиять на возвращение внешнего зрения. Нужно только поместить Мальцева в такую обстановку, в которой тот должен испытать громадное желание прозреть. И любимый труд словно хочет отблагодарить механика за безмерную преданность себе: Мальцев прозревает — «чтобы работать и оправдать свою жизнь».

Внутренний поиск Кости, целью которого является спасение Мальцева, не столько упорядоченно-логический, сколько эмоционально-интуитивный. Сокрытый от внешнего глаза, он внутренне очень напряжёнен, требует от личности постоянной сосредоточенности. Судить об этом можно лишь косвенно: наблюдая за человеком в тот момент, когда должны сказаться результаты предвиденного. Вот следователь объявляет Косте о горестном итоге удачного эксперимента по испытанию Мальцева на установке Тесла. Эмоциональную реакцию юноши автор изображает так: «Я сел на стул в усталости, во мне мгновенно сгорела душа, и я захотел пить».

А теперь проследим за эмоциями героев в кульминационной сцене рассказа:

“— Закрой пар! — сказал Мальцев.

Я промолчал, волнуясь всем сердцем.

Тогда Мальцев встал с места, протянул руку к регулятору и закрыл пар.

— Я вижу жёлтый свет, — сказал он и повёл рукоятку тормоза на себя.

— А может быть, ты опять только воображаешь, что видишь свет! — сказал я Мальцеву.

Он повернул ко мне свое лицо и заплакал. Я подошёл к нему и поцеловал в ответ.

— Веди машину до конца, Александр Васильевич, ты видишь теперь весь свет!»

В прозрении Мальцева Костя воплотил свою «особенность человека» — доброго и эстетически одаренного.

Знание психологии человека, умение воссоздать в воображении различные жизненные ситуации Костя почерпнул в художественной литературе. Рассказ «В прекрасном и яростном мире» посвящён изображению процесса реализации личности, самопознание героев писатель оставляет за кадром. Вот и значение искусства в жизни Кости дано лишь одной деталью, правда, впечатляющей. Это сравнение: «Машина “ИС“, единственная тогда на нашем участке, одним своим видом вызывала у меня чувство воодушевления, я мог подолгу глядеть на нее, и особая растроганная радость пробуждалась во мне — столь же прекрасная, как в детстве при первом чтении стихов Пушкина». Кроме таланта душевности Косте с младенчества присуща любовь к литературе. Именно ей он обязан той свободой решения духовно-нравственных проблем, которую мы наблюдаем в его поступках. Именно знание психологии, строения творческой деятельности приводят его к идее, спасшей Мальцева. Понимание внутреннего мира человека у Кости оказывается даже глубже, чем у следователя, хотя тот, вроде бы, обязан владеть им профессионально. Впрочем, как человек не заскорузлый и не амбициозный, способный к развитию («стыдно не знать, стыдно не хотеть знать»), следователь к концу рассказа личностно вырастает и готов теперь, наученный Костей, относиться к каждому (даже, если это машинист железной дороги) без предвзятостей,— как к личности, с учётом творческой природы человека («Тут действовали факторы внутри человека, — говорит Костя следователю, — а вы искали их только снаружи»).

Реализация личности в нравственной и эстетической сферах нередко противоречива. С одной стороны, моральные принципы предписывают нам доброжелательное отношение к другому человеку, уважение его достоинства; с другой стороны, мы не можем забывать и о защите собственного достоинства. Остаётся одно: поиски разумного компромисса (посредством углубления в ситуацию) и взвешенной оценки другой стороны. Ведь учесть её интересы, разумеется, труднее. Наше нравственное развитие этой способностью не в последнюю очередь, по-видимому, и измеряется.

В рассказе Платонова конфликтную ситуацию такого рода создает Мальцев. Перед каждой поездкой он повторяет работу, проделанную Костей по подготовке паровоза («точно не считал мою работу действительной“). Само собою: раз за разом отнимая у Кости возможность профессиональной реализации, Мальцев обессмысливает его жизнь. Проследим, однако, как в этой ситуации ведёт себя Костя.

Встретившись с подобным отношением к себе впервые (накануне первой поездки с Мальцевым), он, естественно, был унижен. Однако, вместо того, чтобы сразу дать волю эмоциям, бросившись на защиту собственного достоинства, он постарался вникнуть в мотивы поступка Мальцева и в конце концов пришёл к выводу, что переделку его работы можно истолковать и как желание мастера проверить умение помощника-новичка. Что же касается бестактно-молчаливой манеры этой проверки, то её можно извинить, потому что важнее содержание, а не форма. И только впоследствии, когда стало ясно, что Мальцев намерен включить этот номер в свой постоянный репертуар, Костя решает выступить на защиту своего достоинства:

« Я, Александр Васильевич, этот крейцкопф уже проверил, — сказал я ему однажды, когда он стал испытывать эту деталь после меня.

— А я сам хочу, — улыбнувшись, ответил Мальцев, — и в улыбке его была грусть, поразившая меня».

Как оказалось, в намерениях Мальцева нет злого умысла. Ободренный, Костя бросается оправдывать механика. Договаривается до того, что причиной эгоизма Мальцева готов объявить его... талант к вождению поездов. Оценив добрые намерения Кости, его «золотое сердце», следует все же признать, что чувство меры тут изменило ему. Проверка крейцкопфа перед поездкой и талант к вождению поездов — это разные вещи. На главное Мальцева никто не покушается. Однако часть работы (безусловно, не самую ответственную, потому и отнесённую к обязанностям помощника) он вполне мог бы передоверить Косте. Или, на худой конец, уж хоть сказать ему, что будет выполнять её сам. Обелить Мальцева в рассматриваемой ситуации очень трудно. Безразличие к другим, нежелание замечать за собственной персоной страдающее самолюбие человека — таков стиль поведения Мальцева.

Установка на доброе отношение к людям хорошо просматривается и в другом Костином поступке. Вот ослепший, но ещё не осознавший своей слепоты Мальцев начинает хуже вести машину («на кривых нас забрасывало, скорость доходила то до ста с лишним километров, то снижалась до сорока»). Менее цельный в нравственном отношении человек на месте Кости непременно испытал бы злорадное чувство: ну, вот и сам гордец Мальцев, наконец, просчитался! И не преминул бы побольнее кольнуть его этим в глаза (тем более, что для того имелись все основания: «при таком поведении механика мне было очень трудно держать в наилучшем режиме работу топки и котла»). А что же Костя?“ — Я решил, что Александр Васильевич, наверное, очень уморился, и поэтому ничего не сказал ему... через полчаса мы должны были остановиться для набора воды, и там, на остановке, Александр Васильевич поест и немного отдохнёт». Готовность поставить себя на место другого, войти в его положение, проявить деликатность стала непременной установкой Костиной жизненной позиции. «Все же я обеспокоился усталостью Мальцева и стал сам внимательно глядеть вперед — на путь и на сигналы». Как видим, и здесь у Кости впереди существо дела, а не самолюбие. Удивительно порядочный он человек!

Итак, реализация личности нередко приобретает противоречивый характер, обусловленный столкновением двух мотивов одного и того же поступка: душевного и духовного. Уважая и ценя достоинство других, помогая его сохранению и умножению, человек вправе позаботиться и своём собственном. В каждом конкретном случае следует стремиться, по-видимому, к сочетанию обоих. Замечательные примеры таких поступков даёт нам Платонов.

Как понять заглавие рассказа? Это — символ реализации человека с высоким уровнем духовного и нравственного развития. Мир становится прекрасным, когда деятельность в различных областях жизни начинает разворачиваться по законам красоты. Яростным этот мир делает преодоление внешних обстоятельств, с которыми творчество связано всегда. У Кости нет таланта к вождению поездов. Его мир прекрасен и яростен прежде всего в сфере отношений с людьми.


Вопросы и задания:

1. На примере машиниста Мальцева расскажите о том, что такое творческий труд.

2. Расскажите о реализации человека в сфере отношений с людьми.


^ Сделай свой мир прекрасным и яростным!


О гармоничном развитии личности. Красив Мальцев в своем труде... Прекрасен Костя своей активной нравственной позицией... Но лишь объединившись, они смогли образовать устойчивый союз, способный сопротивляться «роковым силам, случайно и равнодушно уничтожающим человека». Этот союз взаимно компенсировал несильные стороны их личностей: нравственную у Мальцева, профессиональную у Кости. Возникло их гармоничное единство*. Но, разумеется, лучше всего — когда обе стороны одинаково развиты у одного человека. Тогда у нас есть все основания называть его гармонично развитым.

Но обычно какая-то сфера личности всегда является главной. В этой сфере человек, как правило, профессионально определяется. У Мальцева — это техника, у Кости — сфера нравственно-эстетическая. Но речь как раз о том и идёт, что человек не может, не должен замыкаться на чём-то одном: быть только «технарем», или «лириком», или «физиком». Именно на такую разностороннюю гармоничность, судя по всему, и ориентирует А.Платонов свои представления о прекрасном человеке.

«Я человек, и ничто человеческое мне не чуждо.


***

Произведённая нами характеристика главных героев рассказа «В прекрасном и яростном мире» позволяет судить об идеале А.Платонова с достаточной основательностью. Особенно важными в человеке он полагает духовную и нравственную составляющие. Реализацию духовного потенциала человека писатель связывает с его профессиональной деятельностью. Творчество (т.е. деятельность по законам красоты) возможно в любой профессии (в том числе, как мы убедились на примере Мальцева, у рабочего на железной дороге). Свои представления о нравственном долге человека А.Платонов передал через другого героя – рассказчика Костю.

Проследив за воплощением в рассказе собственного идеала А.Платонова, можно намного яснее представить себе смысл суждения А.С. Пушкина «Цель художника – идеал, а не нравоучение». А также – мысли Ф.М. Достоевского «Целое у меня получается в виде героя».

Собственно говоря, ради воплощения этого «целого» (т.е. идеала) А.Платонов и сочинил «В прекрасном и яростном мире». Попробуем представить себе, как протекает этот процесс художественного воплощения собственного идеала. Ведь каждому из вас тоже, наверное, было бы интересно осуществить его (т.е. этот процесс) для воплощения идеала собственного.

Ясно, что для выражения этого «целого» прежде всего нам потребуются герои. Разумеется, непохожие друг на друга, иначе в нашем произведении не возникнет конфликта. (В споре рождается истина.) Развести характеры героев можно так, как это сделал А.Платонов: наделив их разными доминирующими чертами. Затем мы должны поставить героев в какие-то обстоятельства жизни, в которых они существуют. Придумать какую-то цепь событий, в которых будут раскрываться их характеры. Продиктованные этими характерами поступки (осознанные действия героев). Отдельное внимание уделить особенностям склада речи…


Задание.

Напишите рассказ, воплотив в его главном герое (героях) свой идеал.


^ ОСОЗНАНИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Изучение рассказа Джека Лондона «Мексиканец».

Вводное слово перед чтением.

Герой этого рассказа ещё подростком попал в ситуацию, которую иначе, как «обвалом» не назовёшь. Впору было разувериться в людях да и в самой жизни вообще…

Но случается обратное… Герой находит себя в борьбе за то, чтобы уже никому из людей никогда не пришлось бы пережить того ужаса, который пришлось пережить ему.


Вопросы после чтения.

  1. Расскажите о трагедии, которая произошла в семье юного мексиканца.

  2. Попробуйте представить себе, какие чувства пережил Ривера в ту страшную ночь?

  3. Выход из тяжёлого жизненного положения… В чём именно нашёл его Ривера?

  4. Цель жизни… Как вы думаете: нужна ли она человеку? Надо ли молодым людям стремиться обрести её в себе?

  5. Воля… Что это такое? На примере поступков героя рассказа покажите, какое значение в жизни она имеет.


^ Педагогическая интерпретация текста рассказа

(Примечание. Приводимый вариант рассчитан на старшеклассников. В средних классах данный текст нужно упростить. Более сложный вариант избран по тому соображению, что упрощать всегда легче, нежели усложнять).


«Способность к всепоглощающему напряжению в процессе достижения конкретной цели». Примерно так раскрывается значение слова, ключевого для постижения «Мексиканца». Это слово – «концентрация»…

Главный герой рассказа умеет концентрироваться, как никто другой. Не исключено, что причиной тому – индейская кровь, которая вместе с мексиканской течёт в его жилах. Но скорее всего это результат болезненного потрясения той страшной ночи, разом лишившей его обоих родителей. Тогда, ползая меж жертв расстрелянной политической демонстрации, он отыскал сначала мёртвого отца, потом – неживую мать. Что должен быть испытать подросток в эти минуты? Словами этого описать нельзя…

Со временем потрясение той трагической ночи перешло в чувство глубочайшей ненависти к тем, кто находится по другую сторону баррикад. А проявилось оно на фоне общей замкнутости, нежелания общаться с кем бы то ни было (даже с такими же, как отец, революционерами). У этой ненависти был совершенно точный адрес: диктатура Диаса.

От одного только взгляда Риверы исподлобья становилось не по себе… Каждому отчего-то начинало казаться, будто злоба, притаившаяся в глубине зрачков, имеет отношение именно к тебе. Однако то была как раз концентрация, о которой упоминалось в начале. Ривера интуитивно чувствовал, что вступить в нормальные отношения с людьми (хотя бы даже с соратниками отца) – это со временем пробудить в себе человечность, сбить себя с требуемого настроя. Слова скупо отпускаются им лишь на самое необходимое: когда речь идёт о поддержке физического существования или – конечно же! – о революции.

Усилием воли юноша изгоняет из себя нравственные чувства, чтобы за счет их развить в себе гражданские. Даже у революционеров (тоже, разумеется, не чуждых подобных побуждений) степень концентрации Риверы вызывает страх. Вэра говорит: «Он посмотрел на меня сегодня. Эти глаза не могут любить, они угрожают; они злые, как у тигра. Я знаю: измени я делу, он убьет меня. У него нет сердца. Он беспощаден как сталь, жесток и холоден, как мороз. Он словно лунный свет в зимнюю ночь, когда человек замерзает на одинокой вершине. Я не боюсь Диаса со всеми его убийцами, но этого мальчика я боюсь».

Вполне естественно, даже у товарищей по борьбе Ривера вызывает двойственные чувства. «В Хунте его не любили». Но, с другой стороны, готовы были признать, что он «лучший патриот из всех нас». С женской проницательностью почувствовав сверхзлобный настрой юноши, Мэй Сэтби говорит: «Он мертвец, и вместе с тем в нем чувствуешь какую-то страшную жизненную силу». А ведь эти оценки принадлежат людям, которые и сами готовы пожертвовать революции очень и очень многим. Так что, в сравнении с остальными революционерами, Ривера просто более последователен. И та жёсткость, на которой замешаны его подходы, – вообще в природе политической борьбы.

В романе А.М.Горького «Мать», тоже посвященного революционному движению, один из рабочих-революционеров (в отличие от Риверы, вроде бы, мягкий, добрый человек) вдруг заявляет: «За товарищей, за дело - я все могу! И убью. Хоть сына…

– Ой, Андрюша,– тихо воскликнула мать.

Он улыбнулся ей и сказал:

– Нельзя иначе! Такая жизнь!..

– Да-а!.. – медленно протянул Павел. – Такая жизнь».

Подобного рода настроения – это уже не жёсткость, конечно, а жестокость, аморализм. Люди Хунты высоко ценят и уважают Риверу как преданнейшего между ними делу революции, и в то же время сокрушаются по поводу его человеческого уродства: «Я готова плакать, когда думаю о нем, – сказала Мэй Сэтби. – У него нет друзей. Он всех ненавидит. Нас терпит лишь потому, что мы - путь к осуществлению его желаний. Он одинок, слишком одинок … Голос ее прервался сдавленным всхлипыванием, и глаза затуманились…»

Так что же обусловило победу Риверы в бою с Уордом? Прежде всего, разумеется, высочайший уровень мотивации: с его стороны бой был озарён большой человеческой идеей. Но не только! По словам тренера, юноша – «прирожденный боец и вынослив невероятно». К тому же (разбитые армии хорошо учатся!), очень многое успел он перенять, работая в боксёрском клубе в качестве спаринг-партнера. «Слишком много будущих претендентов на звание чемпиона практиковали на нём такие сокрушительные удары. Он научился выдерживать их за полдоллара разовых или за пятнадцать долларов в неделю». И, наконец, следует принять во внимание условия, в которых протекал поединок. Хоть и способом «от противного», но все они, как нарочно, всё больше и больше настраивали его на бескомпромиссность. Зал, набитый недружественной публикой (гринго); опытный противник, задержавшийся в раздевалке, чтобы новичок, изнервничавшись, перегорел перед боем и т. д..

Однако даже последняя уловка дала обратный результат. За те десять минут, что Уорд «выдерживал» Риверу, перед внутренним зрением того успело пройти очень многое, чем непосредственно питалась его злоба, в том числе – и тот страшный эпизод гибели родителей. Так что получалось, что чем больше хитрил Уорд, тем мотивированнее становился Ривера. И даже предвзятое судейство вместе с озверением изнервничавшейся за судьбу своих денежных ставок толпы («Прикончи его, Денни, прикончи!») вели только к одному: в конечном счёте весь режим Диаса и его приспешников для Риверы сосредоточился теперь в скулах и печени Уорда…

Отметим мастерство, с которым Джек Лондон плетёт интригу рассказа. Главный характер раскрывается не сразу. В первой части – через поступки (соглашается мыть полы в помещении, в котором заседают члены Хунты; отказывается брать даже те небольшие деньги, которые ему могут предложить; зато добывает где-то всё большие взносы на нужды революции) либо через оценки Риверы со стороны соратников («Он предан какой-то неистовой страсти», «Перед ним я кажусь себе ребенком», «Он – воплощение беспощадной, неслышно разящей мести»). Поскольку предыстория героя даётся только в последней части рассказа, только здесь становится понятно, откуда явилась в нем эта «неистовая страсть»… А так на протяжении всего рассказа Ривера – само средоточие загадочности.

А сколь точно психологически нарисованы картины кануна и течения боя! Как ясно подан характер Уорда! И лишь один момент способен вызвать некоторые сомнения. Это утверждение тренера о том, что сердце Риверы «не лежит к боксу, - мысль, подхваченная затем самим автором: «Он презирал бокс. Это была ненавистная игра ненавистных гринго». Джек Лондон не приводит примеров в доказательство замечания, которым заканчивается эта характеристика: « Не первый из сынов человеческих преуспевал он в профессии, им самим презираемой». Не приводит потому, что количество этих примеров настолько мало, что они служат лишь исключениями, подтверждающими общее правило. А оно гласит: на уровень творчества можно поднять лишь такое дело, которое является твоим предназначением и которому посвящаешь всего себя.

Отвергая привязанность Риверы к боксу, писатель, вероятно, хотел ещё раз подчеркнуть, что для того существует только революция – ничего больше! Хотя бы и увлечение спортом, даже столь «весомым, грубым, зримым» – тоже создавало опасность деконцентрации. Между тем, по логике вещей, человек, столь жаждущий борьбы и обладающий несомненными склонностями к боксу – вряд ли мог бы избежать увлечения им. Тем более, что уж слишком многое для Риверы было связано как раз с ним!

Таким образом, даже и маленького окошечка в субъективный мир, мир духа и души, не хочет оставить для своего героя Джек Лондон. Гражданское начало в Ривере не просто преобладает над духовным или нравственным. Развитие его превышает все допустимые нормы. Одновременно это человек, сумевший подняться в исполнении своих социальных функций до подлинного героизма. Такова, в понимании писателя, важнейшая грань идеала, особенно необходимого людям в эпоху, социальную по своему складу.

Алёша Пешков: «Не пропаду». Наверное, о всех говорить не приходится… Но если кто-то из вас, тот, кто попал сегодня в трудную жизненную ситуацию, прочитав и обсудив в классе подобранные нами произведения, повторит для себя это Алёшино «Не пропаду», мы будем считать свою задачу выполненной.

*