bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3
План:



  1. Введение




  1. «Милый Ники»




  1. Заботы цесаревича.




  1. Любовь на всю жизнь.




  1. Царская династия.




  1. Правитель милостью Божией!




  1. Время боли, страхов и надежд.




  1. Трудный перевал.




  1. Жить и умереть за Россию.




  1. Святой дьявол.




  1. Опустевший трон.




  1. Заключение.



1.Введение.

Я имею твердое, абсолютное убеждение,

что судьба России – равно как судьба и

моя, и моей семьи – в руках Господа,

который поставил меня на мое место.

Что бы ни произошло со мной, я должен

склониться перед Его волей с сознанием,

никогда не допускавшим никакой другой

мысли, кроме как о служении моей

стране, которую Он мне вручил.

Николай II.1


Николай II является одной из наиболее патетических фигур в истории. «Совершенное ничтожество на троне», «коварный и лживый византиец, недалекий по кругозору, неумный и необразованный», «трусливая и мстительная натура», «прекрасной души человек», «личность мягкая, обаятельная и деликатная», «существо тонкое, чувствующее, глубоко страдательное», «искренний и любящий отец и муж» – все эти столь разительно отличающиеся оценки и характеристики об одном и том же человеке – о Николае II. Кем же он был в действительности, последний российский самодержец, проклятый и отвергнутый своим народом, в массе равнодушно воспринявшим известие о его казни и гибели большинства членов его фамилии, затем канонизированный Православной церковью, а спустя десятилетия ставший и в сознании многих из людей святым мучеником? Почему именно на Николае II прекратила свое существование Династия Романовых, правящая в России более 300 лет?

Эти вопросы остаются до сих пор актуальными, не смотря на то, что со дня трагедии в Екатеринбурге прошло около века. Во многих источниках о Николае II отзываются очень противоречиво. В своей работе я попытаюсь проанализировать разные высказывания и составить свое предположение об истинном образе последнего императора России.


2. «Милый Ники»


Он появился на свет солнечным майским днем в Александровском дворце Царского Села близ Петербурга, в этом «русском Версале», где традиционно проводили летние месяцы члены царствующей фамилии. Знаком царскородного происхождения отмечен с рождения: он первый и любимый внук императора Александра II.


Его отец, тогда цесаревич, Александр Александрович; мать цесаревна Мария Федоровна, урожденная датская принцесса Дагмар, дочь короля Христиана IX(в семейном кругу ее все звали “Минни”).

С конца апреля 1868 года семья цесаревича жила в Александровском дворце Царского Села. Рядом, в большом дворце, обосновались родители: царь Александр II с царицей Марией Александровной. Важного события ждали в любую минуту. Александр Александрович в эти дни почти не отлучался, лишь в самом крайнем случае, находясь все время или вместе с женой или поблизости. 6 мая, в начале 5-го утра, Мария Федоровна проснулась, ощущая сильную боль в нижней части живота. Она тут же разбудила мужа, который сам не знал, что делать. Позвал акушерку, которая сказала «Начинается!»

Цесаревич немедленно отправил записку матери: «Милая душка, Ма! Сегодня утром, около 4-х часов, Минни почувствовала снова боли, но сильнее, чем вчера, и почти вовсе не спала. Теперь боли продолжаются и приходила, м-ль Михайлова, которая говорит, что это уже решительно начало родов. Минни порядочно страдает по временам, но теперь одевается, и я ей позволил даже ходить по комнате. Я хотел приехать сам к Тебе и Папа, но Минни умоляет меня не выходить от неё. Дай Бог, что бы все прошло благополучно, как до сих пор, и тогда-то будет радость и счастье» Но прошло еще несколько часов, пока все окончательно определилось.

Ребенок был здоровым и жизнерадостным. Он редко плакал; няньки и кормилицы поражались его спокойному нраву. У Александра «душа пела». Каждый день, как только вставал, направлялся к сыну и умилялся лицезрением улыбчивого малыша, который почти всегда «был в духе». Вскоре после появления сына цесаревич записал: «Да будет Воля твоя, Господи! не оставь нас в будущем, как Ты не оставлял нас троих в прошлом. Аминь». У них – сын! Они дождались долгожданного благословения Господа! 2

Палили пушки, и гремели салюты, и сыпались высочайшие милости. У императора Александра II появился первый внук. Родился последний русский царь, которому уготована была небывалая судьба…

Почти через тринадцать лет Николай Александрович станет цесаревичем, а через двадцать шесть лет – императором. С того времени 6(18) мая будет государственным праздником России вплоть до последнего 1917 года. А затем эта дата превратится в день памяти последнего русского царя.

В том, что именно Николай стал наследником русского престола, а позднее и царем, был, вероятно, особый перст судьбы. Старший из четырех братьев, он из-за тяжелых семейных несчастий лишился поддержки, какую братья могли бы оказать царствующему монарху. Один из них, Александр, умер в младенчестве. Другой, Георгий, был в детстве близким товарищем Николая. Николай восхищался остроумием Георгия, и всякий раз, когда брат отпускал шутку, аккуратно записывал её на бумажке и складывал в коробку. Через много лет, уже, будучи царем, Николай, закрывшись в своем кабинете, перечитывал, смеясь, коллекцию шуток Георгия. К несчастью, Георгий в юности заболел туберкулезом и был вынужден жить один со слугами в солнечных горах Кавказа. Самый младший из братьев – Михаил – был десятью годами моложе Николая, и эта разница в возрасте служила препятствием к их дружбе.

Мария Федоровна наследовала принципы воспитания, проверенные на ней самой при датском дворе. Она занималась мелкой опекой, никогда не сюсюкала с сыновьями и дочерьми, но всегда требовала выполнения ими своих обязанностей и безусловного подчинения. Еще требовала правдивости, честности и открытости. Мать не уставая, все время повторяла детям: никогда не забывайте о своем происхождении и предназначении, ни на минуту не позволяйте себе забыть, что на вас всегда обращено множество глаз, и вы не имеете права своим поведением бросить хоть тень на высокий общественный статус семьи, на роль и престиж своего отца. Лучше всех следовать наставлениям родителей удавалось именно Николаю Александровичу.

Хотя в Гатчинском дворце насчитывалось 900 великолепно обставленных комнат, Николай, его братья и сестры воспитывались в спартанской простоте. Каждый день Александр III поднимался в семь утра, умывался холодной водой, одевался в крестьянскую одежду, варил сам себе чашку кофе и садился за письменный стол. Мария Федоровна вставала позже, и они вместе завтракали ржаным хлебом и вареными яйцами. Дети спали на простых солдатских койках с жесткими подушками, по утрам принимали холодные ванны и завтракали овсяной кашей. За обедом, когда они встречались с родителями, было полно еды, но, так как дети садились за стол после всех приглашенных и покидали его, когда отец вставал из-за стола (а подавали им в последнюю очередь, после всех гостей), они часто оставались голодными. Николай однажды даже проглотил кусочек воска, заключенный в золотом нательном крестике (в воске содержалась крошечная частица Креста Господня). Позже он почувствовал стыд, но отмечал, что его поступок был «аморальным, но приятным». Дети ели досыта только тогда, когда обедали одни, хотя эти обеды в отсутствии родителей часто превращались в неуправляемые шалости братьев и сестер, бросавшихся через стол кусочками хлеба.

Главным центром внимания и забот всегда был «милый Ники». Николай – первенец, будущее рода, наследник престола. Все, что его касалось – первостепенный вопрос. Он рос крепким, здоровым и послушным. С ранних пор совершал с родителями дальние поездки и прогулки. Первый раз он отправился за пределы России в 1870 году. Семья цесаревича тем летом гостила в Дании. В следующий свой приезд, через два года, в возрасте четырех лет он заметно превосходил даже более старших детей по своей физической крепости. Александр Александрович сообщал матери, что старший сын «делает огромные прогулки и никогда не устает».

Мария Федоровна с малолетства приучала Николая к неукоснительному выполнению своих обязанностей, и под ее постоянным контролем сын вырос аккуратным, даже педантичным человеком, редко позволявшим себе расслабиться и отложить исполнение «того, что надо». И взрослого мать не оставляла без внимания. Когда Николай уже служил офицером в лейб-гвардии Преображенскому полку, то и тогда наставления матери не прекращались.

«Никогда не забывай, - писала в письме, - что все глаза обращены на тебя, ожидая, каковы будут твои первые самостоятельные шаги в жизни. Всегда будь воспитанным и вежливым с каждым, так, чтобы у тебя были хорошие отношения со всеми товарищами без исключения, и в то же время без налета фамильярности или интимности, и никогда не слушай сплетников»3

Великий князь Николай Александрович появился на свет тогда, когда его отец был наследником престола. Сын цесаревича становился в перспективе сам цесаревичем, а затем – монархом. Его готовили к будущей ответственной роли правителя с малолетства. Воспитывали его по нормам, принятым в то время в высшем свете, давали образование в соответствии с порядком и традицией, установленными в императорской фамилии.

Первая воспитательница великого князя Николая Александровича А.П. Олленгрэн вспоминала, что получила от Александра III, тогда наследника цесаревича великого князя Александра Александровича, следующую инструкцию, которой ей надлежит руководствоваться: «Ни я, ни великая княгиня не желает делать из них (Николая и его брата Георгия) оранжерейных цветов. Они должны хорошо молиться Богу, учиться, играть, шалить в меру. Учите хорошенько, повадки не давайте, спрашивайте по всей строгости законов, не поощряйте лени в особенности. Если что, то адресуйте прямо ко мне, а я знаю, что нужно делать. Повторяю, что мне фарфора не нужно. Мне нужны нормальные русские дети. Подерутся – пожалуйста. Но доказчику – первый кнут. Это – самое мое первое требование».4

Преподаватели выбирались тщательно и должны были не только давать сумму знаний, но и прививать отроку духовно-нравственные представления и навыки: аккуратность, исполнительность, уважение к старшим. Генерал Г.Г. Данилович регулярно сообщал родителям о ходе обучения, и те строго и пристрастно относились ко всему, что касалось столь важного вопроса. Говорят, что Данилович, когда еще был директором корпуса, имел прозвище «иезуит».5 Даниловичу император Николай II обязан всем своим моральным обликом: та необычайная сдержанность, которая была основным отличительным признаком характера Николая II, несомненно имеет своим источником влияние Даниловича. Надо сказать, что Александр III был суров даже по отношению к своим детям: решительно ни в чем не сносил ни малейшего противоречия. Потому не только дети, но и сама императрица часто оказывались в таком положении, что надо было от отца скрывать то, что произошло, что было содеяно. Поэтому Николай II отзывался в самых резких выражениях про те лица, которые не сумели сдержать данного ими обещания и разболтали какой-нибудь вверенный им секрет. Данилович, вместо того чтобы учить своего воспитанника бороться, научил его этот недостаток обходить. Он приучил будущего государя к той сдержанности, которая зачастую производила впечатление бесчувственности.

Самым примечательным из всех учителей был Константин Петрович Победоносцев, блестящий философ, которого называли «великим проповедником социального застоя». Национализм и фанатизм лежали в основе убеждений Победоносцева. Россия – какую описывал Победоносцев на уроках своему ученику – царевичу Николаю, не имела ничего общего с той неугомонной гигантской страной, жизнь которой виднелась из окон дворца. Вместо нее из его слов создавался образ древней, косной, угнетенной страны, в основе которой – классическое триединство: самодержавие, православие, народность. Царь, объяснял наследнику учитель, избран Богом на царство. Однако в Божьем промысле не находилось места представителям народа в управлении государством. Следуя логике Победоносцева, невольно делаешь вывод, что царь, который правит не как самодержец, плохо выполняет свои обязанности перед Богом. Слушая эти «истины», внимая поучениям старика, в которых, может быть, и недоставало реальной основы, Николай, подавленный неотразимой логикой, страстно соглашался с ними. Наконец в дневнике появилась ликующая запись: «Сегодня я закончил свое образование – окончательно и навсегда!»6

Еще с детства Николай II стал страстным книгочеем и сохранял эту привязанность, буквально, до последних дней своего земного бытия. Всегда переживал, если в какой-то день у него не было достаточно времени для чтения.

С ранних пор последний русский царь испытывал большой интерес и тягу к военному делу. Это было у Романовых в крови. Николай II был, что называется, прирожденным офицером; традиция офицерской среды и воинские уставы он неукоснительно соблюдал, чего требовал и от других.

Николай Александрович взрослел, радовался жизни сам и радовал других. Все, кто его знал, относились к нему с неизменной симпатией. Он был, как тогда говорили, «шармёр».


3. Заботы цесаревича.


В возрасте двадцати одного года Николай был стройным юношей ростом сто шестьдесят восемь сантиметров, с отцовским квадратным открытым лицом и с материнскими живыми глазами, обладавший притом необычайным обаянием. Его отличали доброта, мягкость и дружелюбие. «Ники улыбался своей обычной ласковой, застенчивой, слегка печальной улыбкой», - писал его двоюродный брат и близкий приятель, великий князь Александр Михайлович. Сам готовый любить каждого, Николай ожидал, что и народ будет любить его.

Русский характер всегда отличал максимализм во всем, что касалось веры и преданности. Или безграничная вера в Бога и Царя, безмерное раболепие перед земной и небесной властью, или полное отречение от того и другого, абсолютное игнорирование традиций и национальных святынь. Русская натура – это чаще всего стихия порывов и устремлений. Ее обуревают страсти, заставляющие совершать труднообъяснимые с прагматических позиций (или вообще необъяснимые) поступки, приносить себя в жертву во имя веры, любви или ненависти. Русскому человеку тесно в «сегодня». Его душа, мысли и мечты устремлены во «вчера», в «завтра», а нередко и вообще в запредельную высь. Поэтому на русской почве дали такие страшные плоды схемы и теории, направленные на насильственное разрушение реального мира и сочиненные по большей части в благополучной Западной Европе. Русский радикализм – это болезнь души, отринувшей Бога, потерявшей национальную почву и исторические корни.

В 1890 – 1891 годы в жизни престолонаследника произошло примечательное событие: он совершил многомесячное путешествие вокруг Азии. Когда путешествие, начавшееся 23 октября 1890 года, близилось к концу и изрядно измотанный многомесячным плаванием крейсер держал курс на Страну восходящего солнца, трюмы и каюты оказались заполнены заморскими дарами и восточными подношениями.

На корабле плыл целый зверинец, первое место в котором занимали два маленьких безобидных слона, чей протяжный рев слышался вокруг крейсера почти беспрерывно, хотя они вовсе не были стеснены в движении и как хотели разгуливали по палубе от носа до юта. Кроме слонов в морском плавании участвовали и другие звери: молодая черная пантера – настоящая хозяйка корабля и любимица экипажа (привыкшая к судовой команде и ласковая, как кошка, она становилась просто опасной для гостей фрегаты), две белые обезьяны – альбиносы, маленькая обезьянка – ленивец, прозванная матросами Антошкой – марсовым, и многочисленные птицы, клетки которых высились на баке.

15 апреля 1891 года перед путешественниками открылся японский берег. Розовые вершины вереницей вставали перед ними над окутанным светлою мглою горизонтом. Скалы и густая зелень – по сторонам. Узкий длинный залив, открывающий доступ в Нагасаки, был до такой степени оригинален и декоративно красив под нависающею над ним грядою тенистых возвышенностей, что на первых порах он даже казался искусственным.

Однако уже вскоре это радужное впечатление было омрачено неприятным событием, не только прервавшим путешествие, но и навсегда оставившем след в памяти Николая. 29 апреля, после двух недель пребывания в «Стране восходящего солнца», престолонаследник и сопровождающие из древней японской столицы Киото отправились в город Отцу. Осмотрели древний храм, затем состоялся обед у губернатора. По окончанию трапезы сели в повозки – рикши и отправились обратно.

Вот тут-то и произошло покушение, которое наследник описал в письме к матери: «Не успели мы отъехать двухсот шагов, как вдруг на середине улицы бросается японский полицейский и, держа саблю обеими руками, ударяет меня сзади по голове! Я крикнул ему по-русски: что тебе? И сделал прыжок через моего джиприкшу. Обернувшись, я увидел, что он бежит на меня с еще раз поднятой саблей, я со всех ног бросился по улице, придавив рану на голове рукой».7 Все произошло так быстро, так неожиданно, что сопровождающие просто оцепенели. Быстрее всех опомнился кузен Николая греческий принц Георгий – рослый и крепкий молодой человек, бросился на убийцу и одним ударом повалил на землю. Позже выяснилось, что злоумышленник – психически ненормальный человек.

Николая срочно доставили в резиденцию губернатора и перевязали. Насколько можно судить по тому, что повязку разрешили снять лишь спустя три недели, и на верхней части лба на всю жизнь остался шрам, рана оказалась довольно серьезной. Поэт Аполлон Майков под впечатлением события написал стихотворение, посвященное чудесному спасению.

Царственный юноша, дважды спасенный!


следующая страница >>