bigpo.ru
добавить свой файл
1

Сказка о точной науке




Пролог

Было поле, там цвели ромашка, лютик. Там весёлый одуванчик

Цвёл ярчайшим жёлтым солнцем, лёгким пухом в небе солнечном летал.

И никто не скажет точно, что случилось с цветом ярким, чистым полем...

Может солнце, может тучи, может молния сверкнула невпопад,

Только поле стало странным, схожим с гнилостным болотом, почернело.

И пропали одуванчики, исчезли, улетели в никуда.

Странные там появились звери, ядовитые грибы и травы.

В общем, поле стало злым и непонятным.

Вот такие чудеса!


Болото

Как пони здесь, в чащобе, пробьётся в аспиранты?

Тут основное, чтобы считались варианты.

Диплом синюшно-серый, из троек куст колючек.

Откуда вонь от серы? – Дедули милый внучек.

Галопом мерин сивый обскачет всю дубраву,

Дубы, берёзы, ивы он пустит на потраву.

Чтоб этот пони хилый командовал парадом,

Дедуля купит пилы и спилит всё, что надо.

В трёх соснах, как в лесочке? Но компас есть у папы:

Для милого сыночка – мохнатенькие лапы.

Два сытых пирожочка спекут: вот чин и званье

Для неуча-сыночка, лентяя и канальи.


Да бог с ним, с тем сыночком, но только сей уродец

Грибные срежет кочки и вытопчет народец,

Что родники здесь чистит и лес свой умывает,

Враждует сам с нечистым и гниль, как сор, сжигает.

Народец для природы хранит ростки лесные,

Но супротив урода не продержаться ныне.

Ох, здесь зубрят разделы науки выживанья,

Удобные примеры поганкинского знанья!

Изучат варианты различные гнилушки:

Пристроить, скажем, банты к своим ослиным ушкам,

Ползти на четвереньках, бежать, хвалу слагая,

Сидеть хоть на ступеньках болотистого рая;

Как мёд украсть пчелиный, на лапу дать сластёне,

Соседский куст малинный чтоб тот срубил. Паслёны

Рассадит под избушкой (подарок к новоселью),

Чтоб травнице-старушке мешать отраву к зелью.

Научат, ох, научат! Как с подлостью жить в дружбе,

К примеру, зайца мучить незнайками на службе,

В болоте грязном, мутном на рыбку сеть забросить –

Болото хмурым утром гнилушке есть приносит.

Что, муравей досужий здесь строит муравейник?

Загнать в большую лужу, не нужен нам бездельник!

Пусть белому грибочку здесь вырасти не снится,

Под корень его, в бочку, и вытоптать грибницу!

И леший на полянке раздует самоварчик

Сготовит для поганки питательный наварчик.

Там летом лезут в санки, здесь варят витаминчик –

Для глупенькой поганки пекут научный блинчик.

Докажут, что поганка – как корешок женьшеня,

Полезнейшая манка, детишкам угощенье!

При всём честном народе поганка, словно мошка,

Жужжит. Опасно, вроде, поганку брать в лукошко,

Но дружными рядами поганки выступают,

И белыми грибами себя здесь обзывают.


Из ядовитой мести на гномов шлют заразу.

Поганкинские вести отравят вмиг и сразу.

Зато для всех гнилушек поются дифирамбы,

А для лесных зверушек приносят яд от мамбы.

Пчела жужжит в ромашке и даже не винится?

Поганки – не букашки, в облом для них трудиться.

Шакалья здесь пехота бросается по свисту

Хозяина болота на тех, кто речку чистит.

За тёплое болото поганка ляжет шляпкой,

И окружит заботой того, кто лает шавкой

На знатока грибного. Он различил поганку

И гномика лесного спасает спозаранку!

Хозяин здесь без шляпки, он знатока ославит,

А тот, кто лижет пятки, опального затравит

За то, что любит умных, за то, что не поганец,

Не терпит сборищ шумных и с книгой носит ранец.

Болото он не славит, смётся над поганцем,

Хозяином болота, свиньёю-самозванцем.

Болото он не славит, смеётся над посланцем

Болотистого рая – свиньёю-самозванцем.

Украсть его бы книгу и утопить в болоте!

Но тот рисует фигу на вдрызг гнилой колоде!

И в ночь спустил охоту на знатока хозяин.

Ох, выползло с болота, со всех его окраин

Нечистое отродье, и знатока связали,

И рот заткнули, вроде… И радостно сплясали.


^ А где-то…

За дальней чистой речкой уже берут котомки

Смешные человечки, не лешего потомки.

Про семь колечек хором поют, и ректор местный

Руководит паромом. И с ними – Неизвестный.


Там гномы спозаранку толпятся у избушки,

Берут питья затравку у крохотной старушки –

Чтоб не травиться ядом поганкинского зелья,

И друг шагал бы рядом для пущего веселья,

Чтоб не бояться гада поганого разлива,

И не ленясь (коль надо), родник копать под пиво

Для радостного гнома, что пьёт на новоселье

У вымытого дома с друзьями на похмелье.


Как соловьи здесь свищут! Поют для гномов звонко,

Лекарство дружно ищут от гнили и подонков.

Гитара – перезвоном, орган своей токкатой,

Добро звенящим тоном с утра и до заката

Зверушек нежно лечат, и к ним бредут подранки –

Их на поганском вече замучили поганки.

И местные детишки бегут к речной запруде –

Там бобр читает книжки, что погани не будет.

А эльфы под пенёчком для гномов строят крылья,

Чтоб вместе вечерочком слетать за звёздной пылью,

Дарить её подругам (пускай сверкают перья),

А с самым верным другом читать добра поверья.


Там школа в тихом месте ведёт свои уроки,

Учителя с насеста чирикают диктовки

Про доброту и злобу, отважных и трусливых,

Завистливую кобру, и окуней ленивых.

-Знай, дружба трусов – то же, что драный дом, и в щели

Всегда полезут крысы, когда придут метели.

-Завистливая дружба тебя всего измажет,

«Так это ж просто служба!» – тебе лениво скажет.

-А дружба из корысти всего больнее ранит:

Сбежит галопом, рысью, когда беда нагрянет.

-А кладов всех дороже ваш верный друг, ребята.

Его искать негоже, запомните, гномята.

Он сам придёт без зова в мороз, дожди и вьюгу,

Не вымолвив ни слова, протянет руку другу.

В уюте, под бананом, лев учит всех зайчишек

Не трусить в поле бранном и не бояться шишек.

В берёзовом тенёчке сова ведёт уроки

(Надев свои очочки), и слушают сороки

Основы репортажей, и про лесную прозу,

Поэзию и даже, как глаз подбить морозу,

Чтоб не кусал: разделы науки выживанья,

И нету здесь предела для доброго старанья.


^ И запели трубы…

Как полоса прибоя – граница тьмы и света,

И не избегнуть боя меж ночью и рассветом.

Не любят гномы драться, была одна забота –

С поганками не знаться и не ходить в болото.

Но очень обнаглели поганки этой ночью,

Всё крылья и свирели крушили в щепки, в клочья!

Сороки рассказали, как там распоясались,

Как знатока связали, и на него плевались.

Ох, возмутились гномы, кричали и шумели.

-Друзья! Уйдём из дома, поганцев заметелим.

-Они разбили крылья!! Испортили свирели!

-Растут в грязи и пыли родные наши ели!

-Они не любят знанье! Они про долг не знают!

-Они чины и званья за деньги покупают!!

-А там пенёк поганый совсем уже зажрался!

Он знатоку капканы подсовывать старался.

-Они украли книгу у знатока и споро

Уже клепают лигу заслуженного вора!

Чу! Затрубили горны, созвали всех отважных

С полей, озёр и горных каменоломен даже.

Построились колонны, и в небо эльфы взмыли,

Для них скворец бессонный читал стихи и были.

Вёл лев свою команду, счастливый, как мальчишка,

Одели всё, как надо, нарядные зайчишки:

Короткие кольчужки и с уголками шапки.

Приветствуя, пичужки зайчишкам жали лапки.

Подняв свои забрала, шагали грозно гномы,

-Поганка, ты не знала в своём болоте, кто мы?

Мы храбрецы лихие, мы рыцари-герои.

В трясине все плохие! Мы всех вас там зароем.

Начищенные латы сверкают самоваром,

- Мы удальцы-солдаты, сразим одним ударом.

И феи утром ранним пошили гномам знамя –

На нём цветы и лани, и полыхает пламя.

А эльфы сами пряли серебряные нитки,

И крылья вышивали, и чистили накидки.

Летели пчёлы роем, на крылышках кувшинчик –

Для рыцарей-героев несли медовый блинчик.

За свет зарниц лучистых, за розовые зори

Идут громить нечистых мечтатели-герои.


^ И грянул бой…

Пришли. Туман и слякоть. Поганкино отродье.

Предательская мякоть – болотное угодье.

За лешего без шляпки ползёт гнилая шайка,

В трясине вязнут лапки, и где-то стонет зайка.

Запели гномы грозно про добрых и отважных,

Что зло унять несложно – так пел знаток однажды.

Но из болота, гнили поплыл туман, как вата,

С ним песню заглушила лягушачья бригада.

В защитной маскировке бежали воры сворой

И воровали ловко для главного их вора

Закаты и рассветы, и добрые преданья,

И мудрые советы, и зелье от страданья.

Из лиги набежали учёные воришки,

У зайцев шапки крали, у эльфов – счастья фишки.

Враньё здесь, как варенье, сварили мухоморы –

Любимейшее зелье для всей нечистой своры.

На зайцев шла продажность, всем обещала царство,

В кульке тащила жадность – отраву, как лекарство.

Но зайцы не купились, рапиры вмиг достали,

С продажностью побились и в яму закопали.

Тут ржавчина примчала, попортила кольчужки,

И гриву льва содрала, и зайкины опушки.


Вот грохнули из пушки коварные обманы –

Недетские игрушки, большие будут раны.

Там зависть в чёрной коже своё раскрыла знамя:

«Завистливые рожи, бросайте в эльфов пламя!»

Но гномы стали кругом, щиты свои достали,

И с эльфом, верным другом, сову нарисовали,

Что явится посланцем, поделится секретом,

Как справится с поганцем, безнравственным клевретом.

Друзья щиты подняли, мечи достав из ножен,

И навсегда слиняли завистливые рожи.

И тут над полем брани вдруг загремела песня

О гномах, зорьках ранних, об эльфах в поднебесье.

Узнали гномы голос знакомый и любимый,

Знаток им пел про колос, про дом непобедимый,

Про совести базуку, что по врагам стреляет,

Ещё про рабства муку, и как добро сияет.

На кочке, там, в трясине, опутанный верёвкой,

Знаток, худой и синий, пел весело и громко –

Туман проклятый таял, заткнулись все лягушки,

И светлых эльфов стая неслась к нему с опушки.

На знамени эльфийском жар-птица рассмеялась,

И погань с тихим писком от страха разбежалась.


Песня боевых гномов

Den Wailhorn


Был озабочен очень

Наш лесной народ,
К нам не вернулся ночью


Отряд, что ходил в налет,
Все маги скребли в астрале,


Контакт найдя едва ли,
И вот услышали слова:


«Мы идем, ковыляя, во тьме,
Мы ползем – стрел уж нет в колчане,
Враг разбит, спирт допит,


И болото горит,
Командир, в стельку пьяный, на мне».


Ну дела, ночь была!

Всё болото разорили мы дотла!
Я иду, спотыкаясь, в лесу,


На себе командира несу,
Вся команда пьяна – восемь бочек до дна,
Похмеляться готовьте к утру.



Эпилог

И гномы смастерили

Для сидра-пива бочки,

И хмеля наварили,

Уселись на пенёчки,

Поставили в кружочек

Наполненные кружки.

И для сынков и дочек

Запели на опушке

Правдивые рассказы

Про то, как жить годиться,

Про нечисть и заразу,

Что мошкою плодится,

Про светлую зарницу,

И рыцарей отважных,

Про гордую жар-птицу,

И зайцев непродажных.

Знаток всем улыбался

И был уже не синий,

И месяц просыпался,

И звёзды пели с ними.