bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3


Реферат на тему «Литература латинской Америки.

Роман Г.Г.Маркеса «100 лет одиночества»


Акимова Л.И. учитель русского языка и литературы

МОУ СОШ №43 г. Шахты, Ростовской области


Содержание

Введение ………………………………………………… с. 2-3

Глава І. Своеобразие становления латиноамериканской литературы…4-7…

Глава ІІ. Формирование мировоззрения Г.Г.Маркеса……..7-9

Глава ІІІ. Особенности творчества Г.Г.Маркеса……9-10….

Глава ІV. Влияние латиноамериканской прозы на мировую литературу. 10-12

Глава Y. Г.Г.Маркес - «Сто лет одиночества» как отражение

судьбы латиноамериканского континента… …………………….с. 12-19
Глава YΙ . Критика о романе «Сто лет одиночества……………………..…. с. 5-6
Глава YΙΙ. История написания романа …………………………………..…... с. 6-7
Глава YΙΙΙ. романе «Сто лет одиночества» ………………………….……. с. 7-10
Глава Ιx. «Сто лет одиночества» как отражение судьбы латиноамериканского континента» ……………………………………………………..… с. 25-36
Выводы……………………………………….. с.37-42

Список использованной литературы ………………… с. 43-45


Введение.

Необычна историческая судьба стран латинской Америки, поэтому и литература как отражение души, судьбы народа тоже своеобразна. Литература стран Латинской Америки, существующая в основном на испанском и португальском языках, сформировалась в процессе взаимодействия двух различных богатых культурных традиций - европейской и индейской. Литература коренного населения Америки в некоторых случаях продолжала развиваться и после испанского завоевания. Европейцы долгое время воспринимали латиноамериканскую литературу как нечто развлекательное, любопытное, повествующее об экзотике этой части американского континента. Приблизительно в 60-ые гг. XX в. европейцы пришли к выводу, что латиноамериканская литература качественно изменилась: одно за другим начали появляться произведения, которые отличались глубиной, философичностью, интересной художественной формой.

Роман « Сто лет одиночества» (Cien anos de soledad, 1967), опубликованный впервые в Буэнос-Айресе принёс Габриэлю Гарсиа Маркесу известность и коммерческий успех. Окончательно замысел романа сложился в январе 1965. После чего писатель на 18 месяцев заперся в кабинете, продав машину и переложив все заботы по обеспечению семьи на жену. Успех был ошеломляющим, тираж составил за три с половиной года более полумиллиона экземпляров, что явилось сенсационным для Латинской Америки, а в мире заговорили о новой эпохе в истории романа и реализма. На страницах многочисленных литературоведческих работ замелькал термин «магический реализм». Именно так определяли повествовательную манеру, присущую роману Маркеса и произведениям многих латиноамериканских писателей.
«Магический реализм» характеризуется неограниченной свободой, с которой писатели Латинской Америки сращивают сферу заземленности быта и сферу сокровенных глубин сознания. Описывая эксцентрические события из жизни шести поколений Буэндиа, автор показывает, как из жизнерадостных первооткрывателей они превращаются в безнравственных людей, из последних сил влачащих на земле свое существование. В истории рода Буэндиа усматривают аналогию с расцветом, развитием и кризисом индивидуализма, лежащего в основе современной культуры. Одиночество, о котором так часто идет речь в произведениях Маркеса, и есть тот финал, который ожидает человека на этом пути.

При написании реферата, я ставила перед собой следующие задачи:

  1. Исследовать факторы, оказавшие влияние на формирование латиноамериканской литературы.

  2. Разобраться в художественных и идейных особенностях романа Габриэля Гарсии Маркеса «Сто лет одиночества».

  3. Выяснить, какие проблемы затрагивает Габриэль Гарсиа Маркес и какое разрешение они находят в романе.

  4. Понять, в какой степени является роман «Сто лет одиночества» отражением судьбы латиноамериканского континента.

  5. Исследовать особенности литературного творчества Г.Г.Маркеса на примере романа «100 лет одиночества».

  6. Выяснить, какое влияние оказывает латиноамериканская литература на мировую литературу.



^ Глава1. Своеобразие становления латиноамериканской литературы.


Латиноамериканская литература - это литература 19 испаноязычных стран Латинской Америки (Лат. Америка - это Центральная и Южная Америка, исп. и порт. языки).

Возникновение её относится к XVІ в., когда в ходе колонизации на континенте распространился язык завоевателей (в большинстве стран испанский, в Бразилии португальский, в Гаити французский). Постепенно культура колонизаторов пришла во взаимодействие с культурой коренного индейского населения, а в ряде стран и с культурой негритянского населения (мифология и фольклор вывезенных из Африки рабов). Синтез их продолжался и после того, как было сброшено колониальное иго и образовались независимые республики Латинской Америки. С этого времени (для большинства стран с начала 19 в.) началось формирование самостоятельных литератур в каждой стране, приведшее к возникновению их национальной специфики. Однако этот процесс не исключает правомерности и необходимости рассмотрения литературного процесса Латинской Америки в целом, что связано также и с общностью исторической судьбы этого региона как одного из очагов антиимпериалистической, национально-освободительной борьбы.

Индустриализация наиболее развитых латиноамериканских стран, бурное усиление в них национально-освободительных и революционных процессов на всех уровнях — от экономического до культурного, способ­ствуя выходу Латинской Америки на мировую арену. Они повлекли за собой и существенные изменения ее внутреннего облика: стремительно росли города, рушились патриархальные устои, модернизировался быт.

У латиноамериканцев после войны значительно обострилось чув­ство причастности к судьбам мира и процессам мировой культуры. Од­новременно, в условиях чисто внешнего капиталистического «прогрес­са», — подобно тому, как это имеет место в индустриальных странах: Европы и США, — особенно уродливо развивались городские формы жизни, подавлявшие человеческую индивидуальность, плодившие оди­ноких и раздавленных «маленьких людей» с экзистенциалистским ком­плексом одиночества и неполноценности. Проблемы «экзистенциально­го мышления» и «дегуманизации» личности стали достаточно актуаль­ными в Латинской Америке, прежде всего в наиболее европеизирован­ных странах Ла-Платы (Аргентина, Уругвай), в связи с резким увели­чением численности «среднего класса» — интеллигенции, чиновничест­ва и мелкой буржуазии, — легко поддающегося импортированным вли­яниям.

Изменившаяся экономическая действительность и новый стиль жиз­ни пришли в противоречие с художественными традициями «нативиз­ма», преобладавшими в латиноамериканской литературе вплоть до середины XX века.

Астуриас и Карпентьер, Рульфо и Фуэнтес, Варгас Льоса и Гарсиа Маркес, Отеро Сильва и Кортасар определяют линию латино­американской прозы 50—60-х годов XX века. Хотя их разрыв или связь с предшествующей литературной традицией неодинаковы по характеру, но все они так или иначе критикуют нативистскую прозу Латинской Америки предшествующего периода. Стремясь снять с латиноамерикан­ской литературы унизительные обвинения в «провинциальности», «второсортности», «эстетической зависимости от давно устаревших норм», поборники обновления приписывают нативистской прозе «регионализм», «этнографизм», «фактографичность», «описательность», «публи­цистичность», «демагогичность», «иллюстративность» и т. д. и т.п. Ко­нечно, как это часто бывает при смене литературных школ, немало по­добных ярлыков навешиваются в запальчивости. Поступательное дви­жение литературы невозможно без освоения богатого творческого опыт» латиноамериканской классики 20—30-х годов, и многие из молодых это отлично понимают.

Начиная с середины XX века, речь идет о равновесии национального и общечеловеческого в латиноамериканской литературе, о преодолении одного из основных недостатков предшествующей прозы — преи­мущественного изображения природной и социальной среды в ущерб глубокому изображению персонажей. Существо изменений в латино­американской литературе сводится к тому, что она глубже зондирует внутренний мир человека и завоевывает все больше читателей, в том числе и зарубежных.

Творческие успехи представителей «магического реализма» и «но­вого романа» во второй половине 60-х годов настолько заметны, что о них заговорила критика Европы и США. Этому в значительной мере способствовало и то обстоятельство, что появление в Латинской Аме­рике яркой и своеобразной прозы совпало по времени с кризисными яв­лениями в романистике развитых капиталистических стран и с широким распространением низкопробной так называемой «массовой» литера­туры.


Литература стран Латинской Америки, существующая в основном на испанском и португальском языках, сформировалась в процессе взаимодействия двух различных богатых культурных традиций - европейской и индейской. Литература коренного населения Америки в некоторых случаях продолжала развиваться и после испанского завоевания. Из сохранившихся произведений доколумбовых литератур большая часть была записана монахами-миссионерами. Так, до сих пор основным источником для изучения литературы ацтеков остается труд де Саагуна (1550-1590) История вещей Новой Испании, созданный между 1570 и 1580. Сохранились и шедевры литературы народов майя, записанные вскоре после конкисты: сборник исторических легенд и космогонических мифов Пополь-Вух и пророческие книги Чилам-Балам. Благодаря собирательской деятельности монахов до нас дошли образцы доколумбовой перуанской поэзии, бытовавшей в устной традиции


В своем развитии латиноамериканская литература прошла 2 этапа: колониальный (тот период, когда эти страны были колонией Испании) и национальный (когда они освободились от владычества Испании).

Европейцы долгое время воспринимали латиноамериканскую литературу как нечто развлекательное, любопытное, повествующее об экзотике этой части американского континента. Такое восприятие латиноамериканской литературы существовало и после того, как эти страны обрели независимость. И вдруг приблизительно в 60-ые гг. XX в. европейцы пришли к выводу, что латиноамериканская литература качественно изменилась: одно за другим начали появляться произведения, которые отличались глубиной, философичностью, интересной художественной формой. Наконец, критики и в Европе, и в Латинской Америке заговорили о «новом латиноамериканском романе». Так появился новый термин. И писатели, и литературоведы пытались дать определение новому латиноамериканскому роману. Одно из предложений - назвать новый латиноамериканский роман «магическим» романом. В этом определении подчеркивалась его связь с фольклором, с обрядовой стороной жизни, стремление преломить реальные события сквозь кристалл фольклорного сознания. Но понятие «магический» роман отражало не все стороны нового явления.

Исследователи, выбирая определение, обратились к истории латиноамериканских стран, и картина получилась следующая.

Коренное население Лат. Америки - индейцы, хранящие глубочайшую древнюю культуру. В свое время этот регион был колонизован испанцами, которые принесли с собой свою культуру, основанную на многовековом европейском опыте. В определенный период в Лат. Америке появились негры, их массами вывозили из Африки. Они несли с собой свою культуру. И здесь произошло следующее. Обычно европейцы, покоряя какой-то народ, порабощали, угнетали местную культуру, т.к. европейская культура была более развитой. В Латинской Америке европейская культура не подавила местную Три культуры: индейская, негритянская и европейская -слились в единый феномен. Кроме того, определенную роль сыграла и социальная структура латиноамериканского общества, где с одной стороны - роскошь , с другой - нищета. « В нашей действительности живут несколько эпох, стадии развития: племенная, родовая, капиталистическая, современная, суперсовременная, индустриальная и даже революционная».1

Другое определение «нового латиноамериканского романа» -космовидение. Это

всеобъемлющий, всеохватывающий взгляд на мир, в нем выделяются:

1) сосуществование культур: индейская, негритянская, европейская;

2) сосуществование эпох.

Крупнейшие представители: кубинец Алехо Карпентьер, мексиканец Карлос Фуэнтес, гватемалец Мигель Астуриас, аргентинец Хулио Кортасар, бразилец Жорж Амаду, колумбиец Габриэль Гарсиа Маркес.


^ Глава 2. Формирование мировоззрения Г.Г.Маркеса.


Габриель Гарсия Маркес колумбийский писатель и публицист, один из величайших прозаиков Латинской Америки, лауреат Нобелевской премии один из ярчайших представителей «магического реализма». Маркес родился 6 марта
1928 г. в провинциальном городке Аракатака в многодетной семье телеграфиста. Воспитывался будущий гений у дедушки и бабушки, где он впервые соприкоснулся с фольклором. После окончания иезуитской школы поступает в Национальный университет в Боготе. Но из-за «виоленсии» (период долгих и кровавых воин в Колумбии) в 1948 г. университет закрывают, и будущий писатель переезжает в Картахена-да-лас-Индеас, где продолжает обучение и становится репортером.
С конца 50-х до 80-х гг. пишет свои лучшие работы: повесть
«Полковнику никто не пишет» (1958), романы «Сто лет одиночества» (1967),
«Осень патриарха» (1975), «Любовь во время холеры» (1985), «Генерал в лабиринте» (1989).
В 1982 г. получил Нобелевскую премию за романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента.
"Сто лет одиночества" всего лишь поэтическое воспроизведение моего детства", - говорит Гарсиа Маркес, и рассказ о первых восьми годах его жизни (1928-1936) хотелось бы начать зачином русской сказки: "Жили-были дед да баба, и была у них"... нет, не "курочка ряба", был внучонок Габо. Бабушка, донья Транкилина, выполняла извечную работу женщин, стоявших у колыбели будущих талантов. Потомственная сказительница с уклоном в страшное и потустороннее, своими сказками она пробуждала и развивала детское воображение. Противовесом сказочному миру бабки служил реальный мир деда, отставного полковника Николаев Маркеса. Вольнодумец, скептик и жизнелюб, полковник не верил в чудеса. Высший авторитет и старший товарищ внука, он умел просто и убедительно ответить на любое детское "почему?". "Но, желая быть таким, как дед, - мудрым, смелым, надежным, - я не мог совладать с искушением заглянуть в сказочные выси моей бабки", - вспоминает писатель.
А еще в начале жизни было родовое гнездо, большой сумрачный дом, где знали все приметы и заговоры, где гадали на картах и ворожили на кофейной гуще. Недаром донья Транкилина и жившие с ней сестры выросли на полуострове Гуахиро, рассаднике колдунов, родине суеверий, а корни их рода уходили в испанскую Галисию - мать сказок, кормилицу анекдотов. А за стенами дома суетился городок Аракатака. В годы "банановой лихорадки" он оказался во владениях компании "Юнайтед Фрутс". Сюда в погоне за трудным заработком или легкой наживой стекались толпы народу. Здесь процветали петушиные бои, лотереи, карточные игры; на улицах кормились и жили торговцы развлечениями, шулеры, карманники, проститутки. И дед любил вспоминать, каким тихим, дружным, честным был поселок в годы его молодости, пока банановая монополия не превратила этот райский уголок в злачное место, в нечто среднее между ярмаркой, ночлежкой и публичным домом.
Спустя годы Габриэлю, ученику школы-интерната, довелось еще раз посетить родину. К тому времени банановые короли, истощив окрестные земли, бросили Аракатаку на произвол судьбы. Мальчика поразило всеобщее запустение: съежившиеся дома, заржавевшие крыши, иссохшие деревья, на всем белая пыль, повсюду плотная тишина, тишина заброшенного кладбища. Воспоминания деда, его собственные воспоминания и нынешняя картина упадка слились для него в смутное подобие сюжета. И мальчик подумал, что обо всем этом он напишет книгу.
Добрые четверть века шел он к этой книге, возвращался к своему детству, перешагивая через города и страны, через бедственную юность, через горы прочитанных книг, через увлечение поэзией, через прославившие его журналистские очерки, через сценарии, через "страшные" рассказы, которыми он дебютировал в молодости, через добротную, реалистическую прозу зрелых лет.

В 1986 г. вышла первая в нашей стране монография по творчеству Маркеса - Земсков. Г. Г. Маркес. Во всей латиноамериканской литературе нет такого произведения, которое бы создавалось, вынашивалось так долго как роман «Сто лет одиночества». Маркес задумал его в 17 лет, а написал в 39 лет: «Мне пришлось написать 4 книги, прежде чем я осилил роман «Сто лет одиночества».

Первое крупное произведение Маркеса - повесть «Палая листва» (1955). Она не нравилась самому Маркесу и не имела успеха ни у читателей, ни у критиков. Тем не менее, она была важна для Маркеса: именно здесь появляется место действия будущего романа «Сто лет одиночества» - местечко Макондо, здесь оформляется тема будущего романа - тема одиночества, здесь возникают и некоторые элементы художественной культуры будущего романа.

Затем появляются повесть «Полковнику никто не пишет» (1958), роман «Недобрый час» (1961), сборник рассказов «Похороны большой мамы» (1962).

Основные черты этого направления — точная, реалистическая детализация в описании характеров и сверхъестественных событий. Маркес признавался, что решился «разрушить демаркационную линию между тем, что казалось реальным, и тем, что казалось фантастическим, ибо в мире, который я стремился воплотить, этого барьера не существовало» . Для его героев «христианская мораль», «республиканские традиции», «валютный голод», «общественный прогресс» суть такие же порождения современного магического сознания, как вера в духов, колдунов и порчу у их предков .
«Сто лет одиночества» относится к той литературе, для знакомства с которой требуется определенная зрелость как характера, так и художественных вкусов. И, если эта зрелость наличествует у читателя, данный роман Габриэля Гарсии Маркеса обязательно произведет на него сильное впечатление.


^ Глава 3. Особенности творчества Маркеса


Творчество Габриэля Гарсиа Маркеса и связано с литературной традицией колумбийско-венесуэльского региона, и находится в оппозиции к ней. Маркес никогда не отрицал влияния североамериканцев на свое творчество. Он вобрал в себя немало черт реальной Аракатаки, где вырос Маркес, и подобных ей городков. Первые рассказы Гарсиа Маркеса появились в печати в конце 40-х гг. и, по его собственному признанию, были написаны под влиянием Кафки. Роман «Сто лет одиночества» (1967) был написан в Мексике за 18 месяцев лихорадочного труда. Грандиозный успех романа объясняется удивительно гармоничным сочетанием новизны и традиционности формы и содержания, широтой поднимаемых проблем, простотой и естественностью языка.

Сюжетным и композиционным стержнем романа является история шести поколений семьи Буэндиа, живущей в уже знакомом по предыдущим произведениям городке Макондо.

Будучи во многом традиционным, роман в то же время производит неизгладимое впечатление свежести и новизны. Не поддается общепринятым определениям его жанр. Его можно считать и семейной хроникой, и исторической эпопеей, и развернутой притчей, и реалистической сказкой, и гениальной пародией на всю предшествующую литературу от Библии и рыцарских романов до модернистской прозы наших дней. Гарсиа Маркес обновил жанр романа, слив в едином произведении самые исконные, во многом забытые литературные традиции ренессансной прозы с современным мироощущением.

Одним из основных организующих начал книги является раблезианский юмор, народно-смеховая стихия, которая позволяет писателю бесстрашно исследовать действительность, пересоздавая в пародийном ключе громадный исторический и фольклорный материал.

Главная заслуга Гарсиа Маркеса состоит в том, что на примере одной семьи писатель создает очень выразительный образ не только Колумбии, но и всей Латинской Америки от эпохи первоначальной колонизации до наших дней. Это достигается во многом благодаря новаторскому использованию категории времени. Повествовательное время, с одной стороны, в начале романа спрессовано и остановлено (события XIX в. сплавлены с событиями XVI в.). С другой стороны, по мере развития сюжета движение времени и событий постепенно ускоряется, «раскручивается» и вместе с вырождением семьи приводит к катастрофе.

Вырождение отождествляется с нарастающим одиночеством персонажей, живущих в несовпадающих измерениях. Оно становится симптомом отчуждения личности. Но роман, несмотря на апокалиптический конец, всем своим пафосом обращен к будущему. Это роман-предупреждение о катастрофе, которая может постигнуть людей, если антигуманные силы одержат победу.


Глава 4. Историческая и идейная основа романа Г.Г.Маркеса «Сто лет одиночества».


следующая страница >>