bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
Отчёт №3014.


(Аво – легенды и верования)


Общие сведения.


Мир 4.9 (в дальнейшем именуемый «Аво») имеет весьма экзотическое расположение относительно четвёртой орбиты Кольца, вследствие чего удачно изолирован от остальных ключевых миров своей орбиты, а также от ключевых миров третьей и пятой орбит.

(для больших подробностей: см. доклад Ину-ка, стр. 5-14)


Аво имеет повреждённую метафизическую оболочку (см. Архив, файлы «Инарин», раздел «Боги»; «Зов», раздел «Недопустимые операции с МП миров»), как следствие – нестабильность метафизического фона, постоянную «тягу», периодическое нарушение законов физики, природы, экологии, постоянные и экзотические мутации, смещение и перемещение физических и метафизических пластов мира.

Из 4 обитаемых планет полноценно функционирует только одна, именуемая также «Аво». Остальные три непригодны для проживания живых существ второй и выше группы, как следствие – не обитаемы (см. Архив, раздел «Недопустимые операции с МП миров»). Дальнейшие факты основаны только на наблюдении Аво (планеты).


Подпространство Аво повреждено не меньше метафизической оболочки и малопригодно к использованию населением. Однако местные ВМП, при некоторой помощи наших сотрудников, проложили через подпространство транспортно-сдерживающую сеть и с успехом эксплуатируют её. Предоставленные для сцепления пластов мира и удержания метафизической оболочки ильты (Н-Камни) работают исправно. Осмотр ильтов (Н-Камней) подтвердил их удовлетворительное состояние.

(подробнее: см. Архив, файл «Зов» раздел «Артефакты»)


Большую часть Аво занимает океан, представляющий собой ряд химических соединений на основе Н2О. МП океана также нестабилен.

(подробнее: см. доклад Ину-ка, стр. 24-26. Пробы «водички» прилагаются)


Население Аво.


Как и большинство миров седьмой-десятой параллели, Аво является многорасовым миром с выраженным преобладанием человекообразных. Кроме людей и орков наличествуют две ветви развития эльфов, дварфы и тролли (последние – бесконтрольно). Очень велика процентная доля нежити и разнообразных гибридов. Помимо этого Аво также имеет колонию дроу, (бесконтрольно со стороны Комитета Миграции, см. Архив, раздел «Миграция дроу»).


Доля ВМП во всех расах очень велика, однако случаев спонтанной инициации с момента «Зова» не зарегистрировано. Большинство ВМП Аво являются магами (ярко выраженный П-тип развития). Кроме этого, Аво является лидирующим в данный момент миром по количеству ВМП – богов (восемь – «Хранители», двое неизвестны), и единственным, в котором удалось убедить их сотрудничать с нами (см. Архив, файл «Инарин», раздел «Боги»).


(подробнее: см. «Приложения»)


^ Общий итог.


В данный момент в мире Аво введён запрет на принудительную инициацию ВМП из-за общей нехватки МП; жесткий контроль за деятельностью и количеством магов; контроль популяции ВМП – нежити (дриад, демонов, джиннов); ежецикловая проверка всех ильтов (Н-Камней) и лимит на их использование. Ввиду всех принятых мер ситуация в Аво классифицируется как стабильная.


Эвелий Марцис, проверяющий Аво.


Приложения.


Как известно, нестабильность МП в мире Аво изначально была вызвана деятельностью бога – «демиурга» по имени Инарин, являющегося непосредственным родственником (отцом) проживающих в данный момент в Аво богов…


Инарин – Бог-отец, Создатель всего, Отец Богов: Пришёл Он из-за звёздного моря, в те времена, когда властвовали над Аво стихии неукротимые. И усмирил их Инарин, и повелел им служить во благо всех народов. И был Он единый Бог, и мудро правил созданиями своими, но тяжко было бремя Его.


«А ведь, если подумать, они оказали мне очень неплохую услугу, вышвырнув сюда… Мирок, конечно, тот ещё, вон как природа шалит, но если над ним поработать, то можно очень многого достичь…»

Крепкий старик поднялся с камня, на котором сидел, отряхнул от пыли свою одежду и, не торопясь, побрёл в сторону деревни. Крестьяне, торопившиеся к ужину, пока снова не зарядил ливень, не обращали на него ни малейшего внимания, но старика это, похоже, не интересовало.

Дойдя до менового пятачка, он остановился и принял позу оратора, готовящегося выступить перед большой аудиторией. Кто-то из крестьян указал на старика пальцем:

  • Смотрите! Сказитель бродячий, или маг…

  • Не, для мага он больно налегке…

  • Может послушать? Авось скажет что занятное…

Когда слушателей собралось достаточное количество, старик откашлялся и, неожиданно звучным и хорошо поставленным голосом, нараспев произнёс:

  • Слушайте и внимайте, и не говорите потом, что не слышали! Ибо грядёт он, Инарин-Создатель! Явится он в полдень, в день летнего солнцестояния, на главной площади, что в Тэрне! И придёт в Аво благодать пресветлая! Кончатся дожди и нерод, и сама земля восславит его! Слушайте и внимайте, ибо то сказал я, Фальс, пророк его.

На этой торжественной ноте старик поклонился толпе, вздохнул и пошёл прочь. Несколько баб сотворили святой символ, кто-то покрутил пальцем у виска… Жизнь в деревне пошла своим чередом.

Много деревень обошёл старик. И многие слышали его пророчество. Сподвижники Аво несколько раз пытались поймать еретика, но старик, произнеся свою речь, словно бы проваливался сквозь землю.


А пророчество об Инарине становилось всё более популярным среди простого люда. Многие крестьяне ещё помнили рассказы стариков о тех временах, когда дожди и грады были редки, земля родила обильно и Аво щедро дарил милости детям своим. Кто его знает, может этот Инарин и правда тот Создатель, о котором читают по праздникам сподвижники Аво, и сможет сделать так, чтобы земля, по непонятной причине прогневавшаяся на своих жителей, снова стала добра к ним?

Как бы там ни было, а в день летнего солнцестояния на главной площади Тэрна собралась такая толпа, что яблоку упасть было некуда. Проливной дождь, словно бы в насмешку, поливал людей с самого утра, но укрыться по домам они не спешили – а то как пропустят?

Колокол пробил полдень, и площадь осветила яркая вспышка.

  • Инарин… Инарин-Создатель… - пошёл по рядам людей шепоток.

В луче света, невесть откуда льющегося, предстал пред народом мужчина, не молодой и не старый. Мудростью светилось его лицо и добротой беспредельной.

  • Возрадуйтесь, дети мои, ибо настал тот час, когда я, создатель ваш, покинул чертог свой небесный, чтобы придти вам на помощь, утешить вас и направлять. В ереси прозябали вы и в незнании, и сама земля отвергала вас, но я дарую вам прощение её. И щедро будут вознаграждены праведные и чистые духом, и жестоко покараю я предателей. И да будет день сей началом новой эры! – с этими словами мужчина воздел руки к небесам и дождь, ещё несколько минут назад стоявший стеной, внезапно утих. Тучи, что покрывали небо сплошным ковром, стали быстро рассеиваться, и вот уже солнышко, как и положено яркое, предстало перед онемевшей толпой.

Люди, один за одним, смиренно опускались на колени, творя святой символ. От них не отставали сподвижники Аво, пришедшие, чтобы схватить новоявленного «Создателя».

  • Встаньте, дети мои. Да будет отныне даровано вам прощение земли вашей. Служите ей и мне праведно и ревностно, и не падёт больше на вас гнев её.

  • Аво, неужто сам ты предстал перед нами?.. – прошептал кто-то из сподвижников, не смея поднять взора.

  • «Аво» – то было имя мне, пока я смотрел за вашими судьбами из небесного своего чертога. Ныне пришёл я, чтобы жить среди вас, учить вас, наставлять вас, ибо такие настают времена. Теперь имя мне будет «Инарин».

  • Инарин… - выдохнула толпа в едином экстазе.


Жильём своим избрал Инарин храм, что стоял в Тэрне не одно десятилетие. Со всех концов Аво шли к Нему люди, и никому не отказывал Он в совете или утешении. Шли также и дварфы, и лесные эльфийки, и даже гордые белые эльфы, что чтили своим создателем Азина, Ледяного дракона. Всех принимал Инарин. Достойнейших же оставлял Он подле себя, чтобы учить мудрости своей, чтобы стали они подмогой и опорой Ему.

В жены избрал себе Инарин двух сестёр-близнецов из числа сподвижников Аво, чтобы те заботились о Нём и услаждали взор своей красой в краткие часы отдыха Его. А когда состарились они, то место их заняли дочери Исы, младшей сестры, от смертного мужа, тоже близнецы, унаследовавшие и материнскую красоту, и её добродетель.

Из достойнейших, что обучил Инарин мудрости своей, образовал Он Дектус, ибо десять было их, учеников Создателя. Вместе и дополняя друг друга нести Его волю должны были они, править мудро и справедливо, как велел Он.

Разумеется, все эти, так называемые, маги, в подмётки ему не годились. Но народу много, и каждый жаждет «приобщиться к милости Создателя», а Инарин один, глаз у него два, ушей и рук, к сожалению, тоже. Вот и пришлось подбирать себе помощников из числа самых толковых, обучить их кое-как, чтобы освободить себе хоть крупицу времени.

Но, разумеется, магическая власть, как и любая другая, рано или поздно развращает. Овладев основами, маги Дектуса возомнили себя если не равными ему, Создателю Всего, то неизмеримо выше простых людей. Доверять им было бы глупо, а распускать Дектус, при учёте того, сколько сил затратил он на каждого из этих бездельников, так и вовсе обидно.

«Авторитет-то укреплять надо»…


Любимым созданием своим из всех рас Аво почитал Инарин людей, чей век краток, но самый яркий. Больше, чем об остальных, заботился Он о них, ибо люди в массе своей слабы, и твёрдая рука нужна им, чтобы удерживать на пути праведном. Но, так как в изобилии расселились они по земле Аво, задумал Инарин создать для них общую Империю, дабы легче им было ощущать единство своё друг с другом.


Строительство шло полным ходом под чутким присмотром Дектуса. Новый город – Ильмарил, тянулся на многие мили, включая в себя целую сеть деревень, дорог и городков. Город-государство, нет, город-империя, подвластная любому его слову!

«Вот так-то, любезные мои друзья! Вышвырнули меня на окраины Вселенной, а я тут очень даже неплохо устроился»…

Но доверие Инарина к магам Дектуса таяло день ото дня. В отдалении от Ильмарила выросла их Цитадель, где уже по своему вкусу подбирали они себе учеников, якобы для передачи мудрости и умений своих.

«Не иначе, как армию собирают… Скинуть меня вздумали, неблагодарные…»


Больше, чем волю Инарина-Создателя, возлюбили члены Дектуса старые тайны и магию, что обучил их Создатель. По всему Аво собирали они детей с искрой магической, и учили их тайнам разным да премудростям колдовским. И понял Инарин, что не будет от них проку и помощи – слишком ярко горела в их душах жажда власти. И призвал Он из небесного чертога старшего сына своего – Альба, Ваятеля Аво, что предал земле облик её по замыслу отца; дабы с помощью него образумить Дектус, и предотвратить неминуемое.


Инарин провёл несколько серий экспериментов, как над экологией Аво, так и над его населением. Выбрав расу людей, как самую перспективную по причине гибкости сознания, он внедрил несколько социальных модов, таких, как единое государство, культ личности и т.д. Занимался принудительной инициацией ВМП всех рас, после чего из числа наиболее сильных организовал своего рода секту, называемую в Аво «Дектус». По свойственной всем богам недальновидности Инарин наделил Дектус слишком большой властью, что, разумеется, самым неприятным образом отразилось на его социальном положении. Отказавшись от первоначальных планов использования местных ВМП, он занялся селекционными опытами, созданием рукотворных ВМП и передачей своих свойств прямым путём – по наследству…


Альб – Ваятель Аво, Архитектор Инарина: И призвал Он старшего сына своего, Альба, и сказал ему – Тебе, Альб, вручаю я судьбы народов Аво. Будь мудр и справедлив, неси им волю мою, охрани их от соблазнов и искушений. По замыслу моему предал ты зримый облик всему, что есть в Аво, так береги же теперь создания наши.

^ И встал Альб по правую руку Отца своего, и по воле Его стал править ими.


Мальчишка получился так себе – мелковат, тонок в кости и хрупок. Только розовые прядки в волосах и указывали на родство его с орками.

«Странно всё-таки, что из четырёх баб понесла именно она, Рава, орочья полукровка, а не «официальные» жены и даже не та эльфийка-магичка… Видно судьба такая»…

Впрочем, парнишка рос на удивление быстро и также быстро учился пользоваться своими талантами. Благодаря его детским шалостям в окрестностях храма Инарина в изобилии произрастали необычной окраски и формы растения, а дарги (его, Инарина, между прочим, создания, целая раса големов необычайной психической силы) щеголяли то крыльями, то кошачьими ушами, то и вовсе чешуйчатыми хвостами.

«Это, конечно, всего лишь детское хулиганство… Посмотрим, что будет, когда он войдёт в возраст»…


К сожалению, чем старше становился Альб, тем сильнее было видно, что от своих предков орков он унаследовал не только цвет ресниц и строение челюстей, но и удивительно незлобивый нрав, умение находиться в полной гармонии с окружающим его миром и абсолютную неагрессивность – как раз те качества, которые и привели орков в состояние тупой рабочей силы «высших» рас. Починить дочке водоноса игрушку, срастить собаке сломанную лапу – пожалуйста! Ради смеха прилепить своей няньке-даргу два носа – нет проблем. А вот стоило ему однажды забрести на бойню… Стайка радостно летящих хрюшек смотрелась, конечно, красиво, но с такими идеями мальчишка вполне может додуматься до всеобщего счастья, а то и, не приведи Аво, равенства…

«С другой стороны, подрывать мой авторитет и захапать себе власть он явно не захочет… Однако характер надо воспитывать…»


А Альб, подрастая, начинал задавать всё больше вопросов:

  • Отец мой, отчего сидишь ты в храме, давая советы, ведь сила твоя безгранична, и способна избавить народ от многих горестей разом?

  • Отец мой, отчего ставят нас люди выше них самих, ведь так же, как они, мы спим, едим, опорожняем свою утробу, как и у них, у нас две руки и два глаза, и одна душа?

  • Отец мой, отчего ты даёшь последователям своим советы, коим сам не следуешь?..


И как ему на это ответить? «Все мы равны, сын мой, но одни из нас равнее других»?


Альбу пошёл пятнадцатый год, однако ни агрессивности, ни мозгов у него не прибавилось.

«Да, промашечка вышла… Эльфийку трахать надо было как следует – сейчас бы уже новый мировой порядок рвался устанавливать… Впрочем, на что-то он да сгодится. А не сгодится – хоть в койке позабавиться можно… Рожей он не вышел, ну так рожей можно и в подушку развернуть! И кто сказал, что инцест – грязное дело? Очень даже возбудительно, знаете ли, в моём возрасте»…

Кто б мог подумать, что этот «нежный юноша», оказывается, умеет кусаться, царапаться, да ещё и файерболами кидаться? Впрочем, в отличие от этих томных дамочек, жен, с ним можно и не церемониться. А потом чуток приласкать, сказать пару нужных слов, и вот, пожалуйста – детка уже на всё готова, лишь бы заслужить похвалу папочки!

«Хороший, умный, послушный мальчик… Впрочем, глупой его головушке это пошло весьма на пользу - о жизни задумался, к женам меня ревнует, на Дектус вот наехал… Никак влюбился в меня, мальчик? Это ты зря – плохое это чувство, бесполезное… Да и сожрёт тебя Дектус с потрохами! А жаль – такие таланты пропадут»…


Старший сын Инарина, Альб, более известный как Шига или Чеигар. Хранитель. Мать – человекообразная (полукровка человек-орк). Отличается нетипичным для богов поведением вследствие глубокой психологической травмы. Имеет форму по 2 группе. Несмотря на это, является одним из самых вменяемых. В эпосе Аво занимает сразу несколько ипостасей…


Однако старания Инарина наконец-то увенчались успехом – младшая из его жен, Инами, всё-таки оказалась в тягости.


Вира – Огненный Сполох, Вира Золотая: И призвал Он старшую дочь свою, Виру, и сказал ей – Тебе, Вира, поручаю я заботы о людях Аво. Как несёт солнечный свет им тепло и радость, так неси и ты им надежду и волю к жизни.

^ И встала Вира по левую руку Отца своего, и озарила людей златой своею красой, и одарила их сердца отвагой и страстью.


И правда – золотая девочка родилась. Глаза – что монетки новой чеканки, волосы, словно пшеница. И себя в обиду не даёт - умная и хитрая, как и все люди.

«Одно жаль – девчонка… Охи-вздохи, цветочки-лютики… Но хороша, шельма! Была бы парнем – цены б ей не было»…


Славили люди Виру, Огненный Сполох, Надежду человеческую, и завистью чёрной стало наливаться сердце Альба. Червь ревности точил душу его, что Инарин, Отец его, больше возлюбил сестру, больше власти даровал ей. Что тяжка работа Альба и неблагодарна, а хвала людская да любовь сестре его достаётся. И замыслил он погубить Виру, сестру свою, а вместе с ней и Инарина-Создателя, и вместо него воссесть на троне, и править Аво по своему разумению.


Подрастала Вира, и красота её постепенно затмевала красоту и матери её, и прочих людских женщин.

«Ещё пару годков, и женщиной станет. Жаль, слабовата вышла девчонка. Её бы хитрожопость, да таланты Альба… Хм, а ведь дети их, мои внуки, унаследуют и то, и другое! Надо бы попробовать… Хотя, впрочем, я ещё и сам мужчина хоть куда»…


Дарги как раса Инарина откровенно разочаровали. Те особи, свойства которых стоило бы передать по наследству, обычно оказывались стерильны. Размножались лишь самые слабые, потомство которых не стоило и в расчёт принимать. Производить новых и новых, отвечающих всем требованиям, довольно напряжно. А вот если обзавестись парой-тройкой внуков, или сыновей…

«Да так и целую армию нарожать можно… Ох, и попляшет у меня Дектус! И не только Дектус, кстати, чего уж мелочиться»…


Однако Альб совершенно не разделял идеи Инарина. Возился с даргами (они занимали его всё больше), и не желал слышать ни о чём другом.

  • Что тебе Дектус, отец мой? В сравнении с нашей мощью они жалкие козявки, коих ты можешь стереть с лица Аво одним пальцем.

А мысль о внуках повергла его в глубочайший шок:

  • О чём ты говоришь, отец мой? Вира – сестра мне, я люблю её больше жизни. Как могу я допустить мысль о том, чтобы плотски сознаться с ней, как с женщиной?! А ты… или я больше недостаточно хорош для тебя?..

«А мальчишка-то всерьёз ревнует! Надо бы его куда-нибудь сплавить, пока глупостей не наделал»…


Однако Инарин ошибся и опоздал.


И от чёрной зависти переродился Альб. Душа его обратилась ко злу, и воля Отца его, Инарина-Создателя стала ненавистна ему. И создал он даргов, исполнителей тёмных замыслов своих, и возглавил их в битве против отца своего под именем «Чеигар».


  • Вира! Вира, проснись!

  • Брат… - с трудом разлепив глаза, Вира села на кровати, - Что случилось, брат?

  • Проснулась? Хорошо…. Вставай и одевайся, - лицо Альба, обычно спокойное, на этот раз выражало тревогу и растерянность.

  • Зачем? Уже поздно, я спать хочу… - девочка зевнула.

  • Потом поспишь! Нам надо как можно быстрее отсюда уходить.

  • Зачем? – Вира, не торопясь, начала натягивать тунику, - Не хочу я никуда идти! Я спать хочу… И тут мои игрушки…

  • Возьми их с собой. И вообще, делай, что тебе говорят!


На заднем дворе их ждала целая группа даргов, штук десять, а то и больше. Альб усадил сестру на лошадь впереди себя, и в полном молчании процессия отчалила.

  • А куда мы едем?

  • К даргам, Вира.

  • А почему ночью?

  • Так надо… Помолчи, разбудишь стражу у ворот.


Отряд миновал ворота, и дарги пустили лошадей в галоп.

  • Теперь уже можно говорить? – Вире явно надоело молчать, к тому же интуиция подсказывала ей, что происходит что-то из ряда вон выходящее.

  • Можно, - отозвался Альб с явной неохотой.

  • Тогда объясни, почему мы едем ночью и в такой тайне? Это какая-то игра?

  • Нет, Вира, это не игра.

  • Может, не надо было её брать? – раздраженно прошипел кто-то из провожатых.

  • Куда брать? Куда ты меня везёшь, Альб? Отвечай немедленно!!! - сморщив личико, девочка приготовилась зареветь.

  • Тихо! – прикрикнул на неё брат, - Зои, привал полчаса.


Дарги спешились. Альб, взяв сестру за руку, отвёл её под раскидистое дерево, одиноко стоящее на пригорке.

  • Так, Вира, слушай меня очень внимательно, хорошо?

  • Угу…

  • Наш отец – далеко не такой добрый и замечательный бог, как ты думаешь. Скажи мне, он ничего с тобой не делал необычного за последнее время?

Вместо ответа девочка покраснела.

  • Понятно… Короче, ты уже взрослая, тебе скоро десять лет. Знаешь, что отец предложил мне? Чтобы ты родила от меня детей, которые, дескать, помогут ему в борьбе с Дектусом, и вообще послужат его «божественному» авторитету. А когда я отказался, он рассмеялся, что и сам ещё вполне в мужской силе…

  • Неправда! Папа мне говорил, что ты…

  • Да-да, конечно! Разумеется, он тебе говорил, что я тебя ненавижу и завидую. Он и мне много чего говорил… Впрочем, не важно! Главное в другом – мы с тобой ему не нужны, только как ресурс для укрепления его власти над Аво. Ты никогда не замечала, что людям он говорит одно, жрецам – другое, а делает совсем третье? Он не Создатель, Вира! Он тиран, который жаждет только собственной выгоды.

  • Ты всё врёшь! - девочка сжала маленькие кулачки, - Папа могуч и славен, он создал этот мир и народы, а ты хочешь всё это присвоить себе!

  • Глупая девочка! Если он так велик, то скажи мне, почему же люди страдают и голодают, надрываются на непосильной работе, что он им повелел, в то время, как он купается во власти и богатстве, и ничего не делает для облегчения их страданий?

  • Потому что… ну… потому… - на это она ничего не смогла придумать в ответ.

  • Не знаешь! Он ничем не лучше магов Дектуса, наш отец, даже хуже.

  • А ты, стало быть, лучше?!

  • Нет… - Альб опустил голову, помолчал. Потом поднял на сестру глаза, в которых горел какой-то странный, почти фанатический огонь, - Но, по крайней мере, я хочу покончить с несправедливостью! Я хочу, чтобы каждый человек, кем бы он ни был, получил свою долю счастья, а не гнул спину перед более сильным!

  • Глупости!

  • Может быть. Но попытаться стоит. К тому же, Вира, есть и ещё кое-что. Отец создал даргов, но они не удовлетворили его тщеславия, и теперь он уничтожает их. Знаешь, сколько их смогло избегнуть этой участи? Няню свою ты помнишь?

  • Да…

  • Отец уничтожил её. И многих, кто заботился о тебе...

  • Но зачем?!

  • Они не отвечали его представлениям об идеальных существах. И я тоже…

  • Но это… это… это же просто несправедливо! Няня, она же была такая… добрая… - на лице Виры явно отражалась вся гамма чувств, переполнявших её, - Ты всё врёшь, Альб! Ты хочешь убить меня и папу, и силой подчинить себе Аво!

  • Не веришь – хорошо, - Альб пожал плечами, - Зои отвезёт тебя обратно к твоему драгоценному папочке. Слушай его лживые речь, рожай ему детей, помогай увеличивать его богатство – всё, что хочешь! А мы собираем армию.

  • Мы?

  • Я. Дарги, которые смогли спастись. Люди, которые страдают под гнётом бога-тирана. Орки…

  • Но ведь вы же все погибните! Он раздавит вас, как жалких козявок!

  • Не думаю. Не так уж и велик Инарин-Создатель, как говорят.

  • Но…

  • К тому же, я у него всё равно со счетов уже списан. Так что выбор у меня небольшой – бороться за свою жизнь, или ждать, пока меня под благовидным предлогом отправят на бойню.

  • А если… Если всё это не правда?

  • Тогда я раскаюсь, припаду к ногам отца своего и всю оставшуюся жизнь буду пытаться искупить свои ошибки. Но этого не будет… - Альб недобро усмехнулся.

  • Пока двигаться дальше, Чеигар, - подал голос Зои.

  • Ну, так что? Сказать, чтобы Зои отвёз тебя обратно?

  • Нет… Я останусь с тобой. Я постараюсь верить тебе… Я люблю тебя, Альб!

  • Я тоже люблю тебя, сестрёнка…


Альб-Отступник, первый помощник Ианарина, по его замыслу создавший землю Аво и придавший ей изначальный облик, но возжаждавший власти и славы лишь для себя. Создав расу даргов (эта трактовка ошибочна, поскольку создателем даргов является сам Инарин) он повёл их на битву против своего отца и сверг его с трона. Тождественен, к примеру, Люциферу в христианских религиях, но с одной оговоркой – повергнув отца, Чеигар не стал править миром, а удалился вместе со своей армией в неизвестном направлении. Некоторые, однако, трактуют это историческое событие обратным образом. Дескать, Чеигар являлся не отступником, а освободителем, свергнувшим жестокого тирана, в которого переродился Инарин, развращённый властью, главной целью которого было даровать равенство всем живущим в Аво народам и воздать каждому по заслугам его. В подобном виде культ Чеигара сохранился среди старинных человеческих семейств Аво по сей день…


Вира порывалась остаться, но Альб был непреклонен.

  • Будет битва, сестричка. Как ты думаешь, у меня будет время заниматься маленькими девочками?

  • Но я тоже могу драться, Альб!!! – она была просто в ярости, что её не принимают всерьёз.

  • Конечно. Но я бы предпочёл, чтобы ты была в более безопасном месте. Керн отвезёт тебя к гази, к матери Керна. Это довольно далеко от Ильмарила, но зато, надеюсь, война туда не докатится.

  • Но я не хочу! Не хочу к гази! - Вира захлюпала носом.

  • Так надо, Вира.

Не к чести его будет сказано, но, когда Керн усадил девочку на лошадь, на глаза Альба навернулись слёзы. Сестра помахала ему рукой, и он махнул в ответ.

  • Пойдём, Чеигар, - нетерпеливо дёрнула его за рукав туники Нери, одна из людей-повстанцев, - Твоя армия ждёт тебя.


Яростным был бой богов, а для людей превратился он и вовсе в бойню. С укоризненной речью обратился к нему Инарин-Создатель, но мятежный Его сын не желал слушать – так опьянила его жажда власти и злоба. И поднял он меч свой на Отца своего, и пронзил сердце, что породило его на свет.


  • И ты, мальчишка, посмеешь поднять на меня руку? Неблагодарный, так-то ты платишь мне за мою любовь к тебе и доброту? – лицо Инарина было добрым и ласковым, однако в голосе сквозило презрение.

  • Любовь? – Альб невесело рассмеялся, - Скорее уж похоть! Да и не ты ли, отец мой, говорил мне, что любовь – бесполезное чувство, удел жалких смертных?

  • А эти несчастные, которых привёл ты с собой? Я и Дектус, мы раздавим их, втопчем в землю! Это и есть то счастье и равенство, что ты им пообещал?

  • Я хорошо усвоил твои уроки, отец мой. И помню, что смертные – лишь пылинки под нашими божественными ногами, и не всё ли равно, сколько поляжет их для достижения наших целей? – он постарался скопировать тон отца, - Однако ты трус, раз разговорами пытаешься отвлечь меня, вместо того, чтобы драться, как мужчина с мужчиной!

  • Какой ты мужчина ещё? Так, мальчишка! Меч твой в руках дрожит. Да и как, ты полагаешь, смогу я поднять руку на дитя собственное?

  • Сможешь, куда ты денешься. А нет – так я прирежу тебя, как трусливого пса!

  • И ты думаешь, что убив меня и заняв моё место, ты сможешь гарантировать людям вечное счастье?!

  • А кто сказал тебе, что я собираюсь его занять? Я не так тщеславен как ты, отец. Власть меня не влечёт, - он снова махнул мечом в сторону своего противника, - Давай же, сражайся со мной!

  • Ну хорошо, щенок! Надолго запомнят твои приспешники тот день, когда посмели они поднять руку на Инарина-Создателя и пойти против воли его!

Однако Инарин оказался не таким хорошим воином, каким мнил себя. И десяти минут не прошло, а он уже оказался обезоружен и прижат к полу мечом Чеигара.

  • Ну, доволен? Быть может, теперь твоя злобная душонка удовлетворится?

  • Нет, отец мой. Моя, как ты выразился, душонка, не удовлетворится никогда, ибо нет такого лекарства, что излечило бы её от ненависти к тебе и твоим поступкам. И пусть ты умрёшь, пройдёт немало времени, прежде чем Аво очистится от твоего влияния.

  • Так чего же ты медлишь? – Инарин, казалось, нисколько не боялся меча, нацеленного ему прямо в сердце, - Давай, пронзи же мою грудь, и вечно живи с позором отцеубийства!

  • Да будет так, Инарин-Создатель. Волю Твою да исполню я, Альб, сын Твой.

Меч проткнул богатые одежды и легко вошёл в плоть, словно и не было её. Чеигар вытащил меч и оттёр его рукавом туники. Инарин охнул от боли, но уже через секунду лицо его исказила злобная усмешка.

  • Ну, легко ли было тебе сделать это, сын мой?

  • Нет, отец мой…

  • А я ведь обманул тебя, глупец! - только что поверженный бог презрительно засмеялся, не обращая внимания на тонкую струйку крови, тёкшую из его рта, - Не в твоей власти убить меня каким-то жалким куском железа. Страшную рану нанёс ты мне, однако мощи моей хватит, чтобы исцелиться. И настанет тот день, когда я отомщу тебе за то, что осмелился поднять на меня руку. Но ещё до того ты тысячу раз проклянёшь своё существование. Плохих союзников ты избрал себе, Чеигар – любовь и справедливость. Люди, это стадо баранов, не могущее существовать без кнута, направляющего их, и Дектус отомстят тебе за мою «смерть». Столь преданные тебе дарги предадут тебя, а прочие скажут, что не на победу ты повёл их сюда, а на убой. Прощай же, сын, пусть слова мои ежечасно отдаются в душе твоей жестокими ударами, пока мы снова не встретимся.

Тело Инарина подёрнулось дымкой и исчезло.


И пронзил Чеигар сердце, что породило его на свет, но не была то победа его, ибо бессмертен был Инарин-Создатель. Вернувшись в небесный чертог свой Он будет вечно оплакивать сына своего, Альба, что предал Его и повернулся ко злу. И прежде, чем вернуться, призвал он остальных своих детей, чтобы те охранили Аво от чеигаровой злобы и жажды разрушения.


  • Чеигар, уходить бы надо! Потери у нас несметные, и Дектус наступает. Того и гляди, совсем бойцов не останется…

  • Ты прав, Зои, труби отступление. Хорошо, что хоть Вира в безопасности.


И Виру, сестру свою, не смог погубить Чеигар. Преданные ей гази сумели спасти её и увезли в земли свои, в те времена отделённые от Ильмарила морем. Там жила она под личиной смертной девы, страшась преследования брата своего, пока не вошла в полную силу свою. С этих самых пор Вира особо благоволит гази, а те чтут её безмерно за отвагу и ратную доблесть, что дарует им она.


В Карате, городе гази, Вире сначала не очень-то нравилось. Жарко, пыльно, и, чего скрывать, грязно. Однако мать Керна и сёстры его оказались добры и приветливы. Керн представил им Виру своей дочерью от некой знатной ильмарильской дамы, Эвис, и все женщины с радостью хлопотали вокруг неё, чтобы сделать из изнеженной красотки настоящую газинскую деву-воительницу.

Брата своего Вира больше не видела. Он так и не приехал за ней, хоть и обещал, что укрепило её в мысли о его гибели. Однако вскорости и в Карат стали доходить странные и дикие слухи о жутких созданиях, что обосновались по границам Ильмарила, об уходе Инарина-Создателя обратно в небесный чертог, и о новом боге, которому поклоняется половина Империи.

  • Сидит бог тот на троне, страшен и дик лицом он, словно сами дарги, что поклоняются ему. И золотыми цепями удерживают его жрецы, ибо, если восстанет он с трона, то придёт конец Аво и всему живому, - шептали торговцы, которым хватало смелости возить в Ильмарил свои товары, по углам чайных, - И приносят ему в жертву детей своих, а он взамен дарует их своей кровью, что, говорят, придаёт им могущества и наделяет бессмертием…

Плохо верилось в такие рассказы, сидя в уютном полумраке чайной. Особенно Вире, подозревавшей, кто именно тот бог, которому, якобы, жертвуют дарги своих детей. Однако газинская молодёжь, особо падкая до всего необычного, слушала, пооткрывав рты.


А однажды, возвращаясь вместе с другими бойцами со спарринговой площади, услышала она глашатаего:

- Возрадуйтесь, жители Карата, ибо скоро и вас посетит новый бог, Чеигар Могущественный! Не требует он особых почестей и поклонений, однако же примет под свою длань всех, кто пожелает мудрости и божественной защиты! Возрадуйтесь, жители Карата…

Странным всё это показалось Вире и недобрым. Вместе с сёстрами Керна смотрела она на мрачную процессию, нёсшую на своих плечах золочёный трон. На троне восседал некто в броне, и золотые цепи сковывали его. Лица же, за массой волос, видно не было.

  • Кто это, Фати?

  • Это, Эвис, тот новый бог, которому молятся в Империи. Жуткий какой!

Жрецы Инарина взирали на бога с ненавистью.

  • А чего они не вмешаются, деда? – спросил какой-то пацанёнок вполголоса.

  • А ты хочешь, чтобы Он встал с трона, Кири? – также тихо ответил внуку дед. Мальчишка покачал головой и придвинулся к нему ближе.

А трон вместе с процессией продолжал движение. Никто не видел, как покинули дарги Карат, однако много было разговоров о тех, кто оставил свои семьи, и отправился в Ильмарил вместе с ними.

  • Как думаешь отец, Альб был на том троне?

  • Не знаю, дочь моя. Но если Чеигар превратился в Инарина, то не было смысла в нашей войне…


И восславили дарги Чеигара, и многие люди и орки присоединились к ним. Скорбен лик его был и мрачен, когда взошёл Чеигар на золотой трон свой, ибо ужасное злодеяние, что свершил он, подняв меч на Отца своего, выжгло душу его до самого дна.

^ А, меж тем, пророки Инарина во всех концах Аво предвещали приход Детей Его, и страшился этого Чеигар.


Мало их выжило в той битве, где перехитрил его Инарин. А оставшиеся были растеряны и смущены. И Зои, как старший, своими руками заковал его в броню и золотые цепи, что удерживали его на троне.

  • Инарин пал, Чеигар, но людям твоим нужна железная рука, чтобы не свернуть больше с пути истинного.

И, словно символ своей сомнительной победы, тащили дарги трон этот через все городки Ильмарила. Не было в этом ни славы, ни величия, ни равенства, однако цепи мешали Чеигару воспротивиться воле своих бывших союзников. Прав оказался Инарин – дарги предали его, извратив и используя в своих целях, а люди, хотя и роптавшие на то, как много потерь понесли они в битве с Инарином-Создателем, страшились его и пресмыкались перед ним.

  • Бог наш, Чеигар Могущественный! Не прогневайся на нас, нерадивых, прими дары наши и даруй в ответ нам милость свою!

Это было… это было отвратительно.

…«плохих союзников ты избрал себе, Чеигар»…

А толпа всё восхваляла его за величие его и могущество.

«Нет у меня ни того, ни другого… О, Аво, как я всех вас… ненавижу…»


И в поисках исцеления души своей оставил Чеигар паству свою, и удалился в горы неведомые, и скитался там много лет, пока орки не приняли его как отца своего, и стал он учить их мудрости, коей учил его некогда Инарин, Отец его.




следующая страница >>