bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 21 22



В.П.Бранский, С.Д.Пожарский



О Г Л А В Л Е Н И Е

____________________________________________________________


Введение

Глобализация – уникальное социальное явление на исходе XX в.


Глава I.

Синергетический историзм - «философия истории» XXI в.

§ 1. Основы общей теории социальной самоорганизации.

а) Социальная самоорганизация как явление. Синергетическая «игра в бисер».

б) Движущие силы социальной самоорганизации. Синергетическая теория социального отбора.

в) Господствующая тенденция и итог социальной самоорганизации. Новая интерпретация эсхатологической проблемы.

§ 2. Самоорганизация в сфере ценностей. Синергетическая теория идеологии.

а) Природа социального идеала. Идеал и истина.

б) Взаимоотношение и взаимосвязь идеала, ценностей и культуры.

в) Закон самоорганизации социальных идеалов – ключ к познанию самоорганизации культуры.

§ 3. Практическое значение концепции синергетического историзма.

а) Синергетический историзм и проблема «смысла» человеческого существования.

б) Синергетический историзм и проблема существования предела новаций.

в) Отношение синергетического историзма к классическим и модернистским «философиям истории».


Глава II.

^ Сущность глобализации в свете синергетического историзма.

§ 1. Хронотопологическая модель социальной самоорганизации.

а) Локальная самоорганизация с постоянной и переменной локализацией.

б) Глобальная самоорганизация – относительная и абсолютная.

§ 2. Взаимодействие экономической, политической и социокультурной самоорганизации.

а) Экономическая самоорганизация. Ограниченность экономического детерминизма.

б) Политическая и социокультурная самоорганизация.

в) Селективный детерминизм и его вырожденные формы. «Эффект мыши».

§ 3. Синергетическая модель глобального прогресса.

а) Синергетическая концепция свободы. Новые перспективы социального прогнозирования. Утопия и практопия.

б) Проблема преобразования реальности и ее антиномии. Поиск оптимального способа реализации социальных идеалов. Понятие суператтрактора как воплощение общечеловеческого идеала.

в) Ведущие мегатенденции в развитии человечества. Глобальная запрограммированность и глобальная вседозволенность. Парадокс Пригожина. Понятие суперменеза как движения к суператтрактору.

г) Исторический смысл экономического роста и формирование постутилитарного общества. Капитал и мораль.


Заключение.

Роль рыночной экономики в самоорганизации социума и проблема глобализации с «человеческим лицом».

ВВЕДЕНИЕ


Глобализация – уникальное социальное явление на исходе XX века.


В начале XXI в. общепризнано, что глобализация является «самым важным процессом современности»1. Описанию этого нового и необычного явления посвящена обширная литература2. В большинстве источников под «глобализацией» обычно подразумевается экономическая интеграция. Более глубокий анализ этого явления, однако, показывает, что хотя глобализация, несомненно, является интеграцией (объединением, унификацией и т.п.), но это интеграция особого рода, какой до последней четверти XX в. не знала история. Сами по себе интеграционные процессы в истории человечества известны давно: политическая интеграция (например, империя Александра Македонского в IV в. до н.э.), экономическая (например, Ганзейский союз в 11-17 вв.), социокультурная (например, духовное объединение Западной Европы под властью римского папы в 11-14 вв.). Однако эти процессы или вообще не были связаны друг с другом или были слабо связаны, протекали независимо друг от друга, не вовлекали в свой поток все слои населения и не распространялись на весь земной шар (т.е. не имели планетарного характера). Ввиду слабого развития средств коммуникации (транспорта и связи) интеграционные процессы наталкивались на многочисленные препятствия (барьеры) самого разного характера. Сама пространственная удаленность многих регионов друг от друга мешала общению между ними. Кроме того в случае экономической интеграции это были, в частности, протекционные тарифы; в случае политической – политические границы; в случае социокультурной – идеологические предубеждения. Помимо сказанного для интеграционных процессов в прошлой истории было характерно наличие организатора, инспирировавшего эти процессы извне (завоеватель, купец, пророк и т.п.), причем протекали они в большем или меньшем соответствии с планом, намеченным их организатором, т.е. упорядоченно, а не хаотически.

В отличие от интеграционных процессов в прошлом глобализация есть такой интеграционный процесс, который в полном объеме протекает, так сказать, по следующим основным номинациям и характеризуется следующими основными признаками. Что касается номинаций, то здесь надо различать интеграцию социальных институтов (учреждений, организаций); деятельности этих институтов; знаний, необходимых для такой деятельности; идеалов (ценностных ориентиров), определяющих мотивы этой деятельности; норм поведения, диктуемых идеалами; и ценностей, создаваемых этой деятельностью в результате реализации соответствующих идеалов (ценностных ориентиров, идеологических установок). Что касается основных признаков той специфической интеграции, которая получила название глобализации, то здесь надо указать следующее:

1) всесторонность (многоаспектность) – имеется в виду тенденция к интеграции по всем трем ведущим сферам (каналам) социальной жизни – сочетание экономической, политической и социокультурной интеграции;

2) массовость («демократичность»), т.е. вовлечение в интеграционный процесс и тенденция к активному участию в этом процессе всех социальных слоев;

3) планетарность («глобальность» в собственном смысле) – тенденция к распространению указанных интеграционных процессов на весь земной шар («интеграция без границ»);

4) спонтанность (самопроизвольность, самоорганизация) – отсутствие у интеграционных процессов внешнего источника в виде специального организатора;

5) хаотичность – неупорядоченность интеграционных процессов, наличие в интеграционном процессе случайных флуктуаций.

Наиболее ярким проявлением интеграционных процессов со всеми указанными признаками является образование международных организаций различного типа – 40000 ТНК (транснациональных корпораций), 20000 неправительственных международных организаций, 3000 межправительственных международных организаций и их многих «дочерних» филиалов и т.д. и т.п. Интеграционные процессы на институциональном уровне сопровождаются аналогичными процессами и на уровне знаний, идеалов и ценностей.

В начале XXI в. в мире ежегодно происходит более 4000 международных конференций в самых разных областях экономической, политической и социокультурной деятельности. Более 500000 туристов ежегодно посещают самые отдаленные уголки нашей планеты для ознакомления с экономическими, политическими и социокультурными особенностями (достопримечательностями) разных регионов.

Возникает вопрос: каковы общие закономерности указанных интеграционных процессов? Существует ли какой-нибудь общий механизм объединения, например, различных социальных институтов? Исследование этого вопроса показывает, что интеграция разных социальных (в частности, экономических) институтов происходит на основе обмена между ними, в общем случае, веществом, энергией и информацией. Когда количественный рост такого обмена достигает критического значения, происходит качественный скачок и возникает новая структура, осуществляющая синтез исходных структур. Если в качестве интегрируемых социальных институтов взять, например, моноэтнические государства, то почва для их интеграции в общем случае может быть подготовлена методом обмена товарами, услугами, капиталами (взаимные инвестиции и т.п.), рабочей силой, знаниями, проектами, идеалами, специальными учреждениями, бытовыми стереотипами (включая языковые формы общения) и т.д. и т.п.

Таким образом, для успешной интеграции социальных структур необходим свободный обмен веществом, энергией и информацией, а для такого обмена необходимо выполнение двух главных условий. Во-первых, это устранение определенных ограничений деятельности, содействующей обмену, что, в свою очередь, предполагает введение ряда дополнительных ограничений на деятельность, препятствующую обмену. Например, совокупность таких норм в сфере экономической глобализации получила название «золотого корсета» (Вашингтон, 1989)3. Согласно этому кодексу, любое государство, надевающее на себя «золотой корсет», обязано, в частности, отменить ограничения на иностранные инвестиции, отказаться от квот на импортную продукцию, разрешить приватизацию государственных предприятий, отказаться от регуляции цен и регуляции движения капиталов и т.п.; и в то же время не допускать нарушения сбалансированности бюджета, сократить государственный аппарат, отказаться от субсидий отдельным предприятиям, не допускать чрезмерного роста инфляции и т.д. и т.п.

Следовательно, первое необходимое условие для свободного обмена состоит в гибком сочетании снятия одних экономических, политических или социокультурных барьеров на пути деятельности, способствующей обмену и интеграции, и сооружения других экономических, политических или социокультурных барьеров (препятствий, ограничений) для деятельности, препятствующей обмену и интеграции. Такое двойственное условие можно было бы назвать принципом либерально-регламентационного баланса (гибкое сочетание либерализации и регламентации4).

Второе необходимое условие для свободного обмена заключается в развитии средств коммуникации. Здесь надо различать развитие транспортных средств и средств технической связи, с одной стороны, и развитие специфических социальных связей (связей с общественностью – Public Relations), с другой.

Уже изобретение сверхзвуковых авиалайнеров, подводных кабелей на волоконной оптике, спутниковой связи, малогабаритного телевидения на жидких кристаллах, мобильных телефонов и т.п., открывает совершенно новые возможности для расширения контактов между людьми и преодоления информационных барьеров. Но для обеспечения глобальной интеграции социальных структур (как на институциональном, так и на идеологическом уровне) требуется определенная ступень зрелости в информатизации общества, которую условно можно назвать четвертой информационной революцией:



1-ая информационная революция


- изобретение письменности;

2-ая информационная революция

- изобретение книгопечатания;

3-ая информационная революция

- изобретение телекоммуникаций (телеграфа, телефона, радио и телевидения)

4-ая информационная революция

- изобретение компьютерной системы Интернет (последняя четверть XX в.), в которой различают следующие этапы:

70-годы

- электронная почта и персональные компьютеры (1972-1976);

80-годы

- национальная система Интернет (1983-1986);

90-годы

- международная система Интернет (1994-1995).








Из приведенной таблицы видно, что далеко не всякая информатизация социума способна обеспечить его глобализацию в указанном выше смысле. Только международная компьютеризация этого социума в виде международной системы Интернет позволяет сделать информационный обмен (прием, хранение, преобразование и передачу информации как констатирующего, так и оценочного характера) истинно «глобальным», а благодаря этому придать глобальный характер и интеграции социальных структур. Другими словами, всесторонность, массовость и планетарность информационного обмена создают благоприятные условия для всесторонности, массовости и планетарности процесса интегрирования социальных структур. Следовательно, глобализация – это интеграция, связанная с четвертой информационной революцией, ибо только такая информационная революция позволяет последовательно осуществить на практике принцип либерально-регламентационного баланса.

Большинство исследователей сходится в том, что в целом глобализация имеет неоднозначный (двойственный, противоречивый) характер. Наряду с явно выраженными позитивными последствиями, имеются и негативные последствия, которые требуют должного внимания. В то же время большинство исследователей склоняется к тому, что позитивные последствия глобализации намного перевешивают ее негативные последствия. Кроме того этот процесс, как уже отмечалось, протекает спонтанно и поэтому в существенных чертах не зависит от наших положительных или отрицательных оценок: начавшись в последней четверти XX в., он протекал, протекает и будет протекать, по крайней мере, в обозримом будущем5.

Важным позитивным результатом глобализации является систематическая и притом фундаментальная модернизация – переход к более высоким технологиям (наукоемким формам деятельности) во всех сферах экономической, политической и социокультурной деятельности. С этим связана оптимизация разделения труда и значительный рост производительности труда и эффективности всех форм человеческой деятельности. Это относится к производству, обращению (формированию мирового рынка товаров, услуг, денег и ценных бумаг) и потреблению; управлению (законодательная, исполнительская и судебная деятельность); и всем формам гуманитарной деятельности, ответственной за формирование человеческой личности, - образованию, воспитанию и сопереживанию (художественная деятельность). Благодаря, по выражению Т.Фридмана, четырем характерным для глобализации «демократизациям» – «демократизации» технологии, финансов, информации и принятия управленческих решений – внезапный массовый приход в страну через Интернет «электронного стада» (Т.Фридман), т.е. иностранных инвесторов, может вызвать такой приток инвестиций и талантливых кадров, который способен в кратчайший срок вызвать «экономическое чудо» - бурный экономический расцвет страны, которая, быть может, находилась в состоянии глубокой общей отсталости.

Вторым положительным последствием глобализации является рост доходов и жизненного уровня многих социальных слоев, выражающийся в росте среднего валового внутреннего продукта на душу населения.

Третьим положительным последствием глобализации является появление необычайно широких возможностей для творческой активности (огромного разнообразия новых способов самовыражения и самоутверждения) во всех сферах человеческой деятельности благодаря тем же четырем «демократизациям», о которых говорилось выше.

К числу негативных последствий глобализации следует отнести, прежде всего, неравномерность роста материального благосостояния разных социальных слоев и значительное увеличение имущественного неравенства. Далее следует отметить, полный приоритет рыночных ценностей перед всеми другими и, как следствие, коммерсализацию всех сторон социальной жизни и связанную с нею невостребованность многих ценностей, созданных новой творческой активностью. Критики глобализации обращают особое внимание на рост негативного обмена между социальными структурами в виде потоков наркотиков, проституции, тоталитарных сект, терроризма6 и т.п. Но главный огонь критики сосредотачивается на двух негативных моментах: 1) тенденция к унификации (гомогенизации, стандартизации) социальной жизни, т.е. к ликвидации региональной самобытности (в частности, т.н.национальной идентичности)7; и 2) неустойчивость глобальных финансовых рынков8 («эффект домино» - внезапный обвал рынка ценных бумаг и уход инвесторов из страны – «бегство электронного стада»).

Глобализация выдвигает целый комплекс проблем, требующих определенного решения. Рассмотрим важнейшие из них:

  1. Является ли тенденция к распространению глобализации на все сферы социальной жизни – экономическую, политическую и социокультурную – устойчивой или нет? Другими словами, будет ли она всесторонней или односторонней (глобализация экономики, которая и наблюдается преимущественно в настоящее время)?

  2. Будет ли глобализация равномерно всесторонней или же будет наблюдаться неравномерность в глобализации разных сфер социальной жизни?

  3. Обязательно ли она предполагает полную гомогенизацию (унификацию) всех сфер социальной жизни или же возможно сохранение элементов гетерогенности (неоднородности). Другими словами, совместима или несовместима глобализация с региональной самобытностью (в частности, с национальной идентичностью)?

  4. Обратим или необратим процесс глобализации? Другими словами, возможен ли возврат социума к состоянию, которое было до глобализации?

  5. Представляет ли глобализация временный эффект, наблюдающийся лишь в краткосрочной перспективе, или же это такая тенденция общественного развития, которая будет доминировать в развитии человечества в долгосрочной перспективе? То обстоятельство, что в долгосрочной перспективе «все мы покойники» (Кейнс), не лишает эту проблему смысла, ибо то, что является долгосрочной перспективой для нас и наших детей, не является таковым для наших внуков и правнуков.

  6. Какой социальный фактор играет роль главной движущей силы глобализации? Существует ли монополия на инициирование (стимулирование) глобализации у какой-нибудь одной общественной силы или таких сил много? Имеет ли эта монополия постоянный или временный характер? Возможна ли смена лидера глобализации и как часто такая смена может происходить?

  7. Куда ведет, в конечном счете, глобализация? К состоянию человечества, которое условно можно назвать «мировым правительством» (или даже «мировой казармой») – жестко централизованное управление во всех сферах деятельности в мировом масштабе, - или же к альтернативному состоянию, которое столь же условно можно называть «мировой деревней» - децентрализованная система управления в виде множества относительно автономных общин, причем это относится ко всем сферам деятельности, рассматриваемым в мировом масштабе. Или же глобализация направляет нас к чему-то третьему? Или же в этом вопросе существует полная неопределенность?

  8. Возможно ли согласовать способы протекания глобализации и ее результаты с нормами общечеловеческой морали? Другими словами, возможна ли «социально ответственная» глобализация, или глобализация «с человеческим лицом»? Именно так был поставлен этот вопрос на «Форуме тысячелетия» в Нью-Йорке в 2000 г. Подобному вопросу можно придать и другую форму: каким должно быть в процессе глобализации соотношение так называемых рыночных и «нерыночных» ценностей? Совместима ли вообще глобализация с существованием «нерыночных ценностей» (Сорос)?

Для серьезного ответа на все перечисленные вопросы требуется объяснение явления глобализации. Ввиду уникальности этого явления и его масштабности для объяснения глобализации нельзя пользоваться только результатами узко прикладных исследований. Чисто экономический, политологический, социологический или культурологический подходы здесь явно недостаточны. Тут требуется подлинно «глобальный», т.е. синтетический (а не просто «комплексный») подход. Последний предполагает связь всех экономических, политологических, социологических и культурологических исследований с целостной концепцией философии истории. Всякая попытка при анализе сущности глобализации уклониться от обсуждения ключевых проблем философии истории обрекает любое исследование глобализации на мелкотемье и узость научно-исследовательского кругозора. Между тем, именно фрагментарно-аналитический подход с его узколобым эмпиризмом и техницизмом стал очень модным на рубеже XX-XXI веков. Неудовлетворительность такого подхода, который характерен для многих конференций, симпозиумов, публикаций, диссертаций и грантов разного рода, справедливо отмечается в равной степени как выдающимися представителями естественных, так и гуманитарных наук: «К сожалению, очень часто в нашем обществе, включая академии и большинство бюрократических организаций, престиж достается, главным образом, тем, кто тщательно изучает некоторые узкие аспекты проблемы – торговли, технологии или культуры – в то время как дискуссия по поводу общей картины (В.Б.) переносится на встречу за коктейлем. Это настоящее безумие. Мы должны не только готовить узких специалистов, но также и людей, чья специальность состоит в том, чтобы исследовать сильные взаимодействия и создаваемые ими сложные структуры, а затем составить общее представление о целом9 (В.Б.)». Это говорит представитель естествознания. А вот как ему аккомпанирует представитель обществознания: «Я уверен, что сегодня мы стоим на пороге новой эры синтеза (В.Б.). Во всех отраслях знаний – от точных наук до социологии, психологии и экономики, особенно экономики – мы, вероятно, увидим возврат к крупномасштабному мышлению, к обобщающей теории, к составлению частей снова в единое целое (В.Б.). Ибо становится ясно, что наше стремление рассматривать выдернутые из контекста количественные детали при все более и более точном исследовании все более и более мелких проблем приводит к тому, что мы узнаем все больше и больше о все меньшем и меньшем»10.

Конечно, нежелание многих специалистов заниматься проблемой синтеза объясняется огромными трудностями, стоящими на пути решения этой проблемы. Но для преодоления этих трудностей требуется существенно новая научная методология. Поскольку глобализация всегда ассоциируется с социальной самоорганизацией, а общая теория социальной самоорганизации тесно связана с существенно новой («синергетической») философией истории, то для квалифицированного ответа на весь комплекс поставленных выше вопросов необходим анализ сущности глобализации с точки зрения не какой угодно, а именно синергетической философии истории, или, что то же, с точки зрения концепции синергетического историзма. Хотя проблеме глобализации, как мы видели, посвящена очень обширная литература, до сих пор анализу проблемы глобализации с точки зрения синергетической философии истории не уделялось того внимания, которого этот анализ, несомненно, заслуживает.




следующая страница >>