bigpo.ru
добавить свой файл
1


На правах рукописи




ШАГАЕВ Виктор Алексеевич


ВОЕННО-СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

(историко-правовое исследование)


Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Владимир 2007

Работа выполнена на кафедре государственно-правовых дисциплин Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».




^ Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

Елинский Валерий Иванович


Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

^ Демичев Алексей Андреевич;


кандидат юридических наук, доцент

Аладьина Лариса Сергеевна


Ведущая организация – Владимирский государственный

педагогический университет


Защита состоится 9 июля 2007 г. в 9.00 на заседании диссертационного совета Д 229.004.01 при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний» по адресу: 600020, г. Владимир, ул. Большая Нижегородская, 67е. Зал Ученого совета.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний».


Автореферат разослан «___» июня 2007 г.





Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент В. В. Мамчун

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. В настоящее время российское общество переживает сложный период своей истории. Поиск нового пути развития государства предполагает в том числе использование богатого исторического опыта проведения реформ, в частности, военно-судебной системы, особенно во второй половине XIX в. Во многом это обусловлено схожестью их целевых установок: переход от системы, основанной на жестком администрировании, к рыночно-либеральным ценностям; включение России в европейский и мировой цивилизационные процессы с одновременным стремлением сохранить историческую самобытность и найти собственный путь – масштабностью, широтой и противоречивостью проводимых преобразований.

Исходя из этого актуальность исследования определяется следующими социальными и правовыми факторами:

– недостаточной научной разработанностью и фрагментарностью современных исследований, посвященных организационно-правовым проблемам деятельности военных судов во второй половине XIX в.;

– потребностью теоретического осмысления и научного анализа уроков истории, в частности, касающихся комплекса военно-судебных проблем: военно-административных, организационных и процессуальных, с целью их учета в последующей деятельности военных судов;

– необходимостью выработки на основе указанных положений, принимая во внимание отечественный и зарубежный опыт, научно обоснованной цельной, завершенной, непротиворечивой концепции дальнейшего развития военно-судебной системы в Российской Федерации в контексте проводимых в стране социально-экономической, судебно-правовой и военной реформ.

Таким образом, исследуемая в настоящей работе проблема является актуальной как в практическом, так и теоретическом отношении.

^ Степень научной разработанности темы исследования. В отличие от судебной реформы 1864 г. проблема реформирования военных судов не нашла должного отражения в отечественной историко-правовой науке.

Среди незначительного количества серьезных исследовательских работ следует выделить труды С. С. Абрамович-Барановского, П. Бобров­ского, И. Иллюстрова, В. А. Соболевского, И. А. Шендзиковского, М. А. Фи­липпова, Н. П. Хитрово. Кроме того, в дореволюционный период законодательство фактически запрещало обсуждение деятельности военных судов в периодической печати, следствием чего стало ограниченное число материалов по исследуемым вопросам.

В советский период военно-судебной реформе второй половины XIX в. в России было посвящено только диссертационное исследование М. И. Баишева, в котором автор использовал широкий круг архивных материалов. Определенное внимание данной проблеме уделял П. А. Зайонч­ковский.

В настоящее время вопросы организации и деятельности военных судов России, в том числе и во второй половине XIX в., стали предметом научного интереса ряда ученых. Различные аспекты данной тематики рассмотрены в диссертационных исследованиях О. Г. Александрова, О. В. Григорьева, Д. В. Первухина, Н. А. Петухова1.

Однако многие проблемы, такие как процесс разработки, обсуждения и утверждения Военно-судебного устава 1867 г., масштабы использования зарубежного опыта при подготовке и проведении военно-судебной реформы, степень совпадения принципов реформы общих судов 1864 г. и военно-судебной реформы 1867 г., общее и особенное в организации судов в гражданском и военном ведомствах в России в результате реформ 60-х гг. XIX в., характер изменений военного судоустройства и судопроизводства в 70–90 гг. XIX в., до настоящего времени не исследованы и требуют научного осмысления.

^ Объектом исследования выступает военно-судебная система России второй половины XIX в. как совокупность общественных отношений и государственно-правовых институтов.

^ Предметом исследования является эволюция нормативно-право­вого и организационного обеспечения реформы военно-судебной системы российской армии во второй половине XIX в.

^ Цель диссертационного исследования – на основе изучения нормативно-правовых актов, архивных материалов и других источников воссоздать целостную объективную историческую картину реформирования военно-судебной системы России во второй половине XIX в.

Для достижения поставленной цели были решены следующие задачи:

– проанализировать процесс разработки, обсуждения и утверждения Военно-судебного устава 1867 г. и последующей трансформации военного судоустройства и судопроизводства;

– соотнести реформы общих судов 1864 г. и военно-судебной реформы 1867 г.;

– определить степень использования зарубежного опыта при подготовке и проведении военно-судебной реформы;

– установить взаимосвязи военно-судебной реформы с реформой военной;

– выявить характер изменений в военно-судебной системе в 70–90 гг. XIX в.;

– выявить проблемы применения Военно-судебного устава 1867 г., в том числе в условиях военного времени;

– рассмотреть организацию обеспечения военно-судебного ведомства российской армии во второй половине XIX в. необходимыми кадрами.

^ Хронологические рамки исследования охватывают период с начала формирования основных положений проекта военно-судебной реформы в 1862 г. до принятия нового Военно-судебного устава и других нормативных актов в начале 90-х гг. XIX в.

В предметном плане за рамками исследования остаются судоустройство и судопроизводство в военно-морском флоте, а также изменения в военно-уголовном законодательстве в связи с принятием Устава воинского о наказаниях 1869 г. и Воинского устава о наказаниях 1875 г., правовое регулирование военно-исправительной системы.

^ Методологической основой исследования является диалектический подход, широко использованы частно-научные методы, такие как исторический, системный, различные виды анализа, нормативно-догмати­ческий. Проблемы реформирования военных судов рассматриваются в тесной взаимосвязи с социально-политическими изменениями в российском обществе во второй половине XIX в. прежде всего с диалектико-материалистических позиций.

Рассуждения излагаются автором в проблемно-хронологической последовательности, цепь событий и фактов восстанавливается с использованием исторического подхода.

Необходимость решения задач соотнесения военно-судебной реформы 1867 г. с реформой общих судов, определения степени использования зарубежного опыта обусловила применение сравнительно-правового метода.

^ Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых в области теории государства и права, истории судоустройства, военного, административного, уголовного и военно-уголовного права, уголовного и гражданского процесса (С. С. Абрамович-Барановский, Б. В. Виленский, В. М. Володимиров, Г. А. Джаншиев, П. А. Зайончковский, Р. Иеринг, А. А. Кизеветтер, А. Ф. Кони, Д. Ф. Огнев, М. В. Немытина, В. А. Селюков, М. А. Филиппов, Н. П. Хитрово, И. А. Шендзиковский и др.).

^ Источниковой основой исследования стали нормативно-правовые акты второй половины XIX в., определявшие содержание военно-судебной реформы и последующие изменения в организации системы военных судов и порядка судопроизводства в них; архивные материалы (отчеты Военного министерства, комиссий по подготовке реформы, Военно-судебного управления, сборники различных статистических материалов и др.), отражавшие ход подготовки и осуществления военно-судебной реформы; мемуарная литература, научно-теоретические работы и материалы периодической печати исследуемого периода, позволившие не только воссоздать общую картину событий, но и вскрыть их причины, позиции противоборствующих группировок, трансформацию теоретических воззрений на деятельность военных судов и отношение различных слоев общества к рассматриваемой проблеме; работы ученых советского и постсоветского периодов по данной проблематике.

^ Научная новизна исследования заключается в воссоздании целостной объективной картины трансформации военно-судебной системы России в период с 1862 г. по начало 90-х гг. XIX в. Автором осуществлен сравнительный анализ проведения реформы судебных органов и судопроизводства в гражданском и военном ведомствах, состояния и деятельности соответствующих структур в армиях стран Западной Европы. Кроме того, научная новизна нашла свое отражение в основных положениях, выносимых на защиту.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

1. Организация и принципы деятельности военно-судебной системы России к середине XIX в. окончательно устарели и не соответствовали потребностям обеспечения правопорядка в войсках, а также эффективного противодействия нарастающему революционному движению.

2. Работа по подготовке проекта Военно-судебного устава была хорошо организована (в ней участвовали высшие руководители армии, наиболее авторитетные юристы и широкая армейская общественность) и имела довольно высокий для того периода уровень гласности. Вместе с тем на протяжении всего подготовительного этапа шла ожесточенная борьба между сторонниками либеральной и консервативно-охранительной группировок.

3. В результате введения Военно-судебного устава 1867 г. в российской армии сложилась новая достаточно стройная и современная военно-судебная система, включавшая полковые, военно-окружные суды, Главный военный суд и ставшая соединительным звеном двух других реформ – судебной и военной.

4. В военном судоустройстве и судопроизводстве были реализованы принципы, закрепленные в Судебных уставах 1864 г. Однако степень их реализации в военном ведомстве была меньше, чем в гражданском. Система военных судов представляла собой отдельную, независимую от общих судов, структуру, то есть в Российской империи так и не была создана единая судебная система.

5. Сложившаяся система военных судов вполне соответствовала новому буржуазному характеру реформируемой армии и военно-окружной системе ее управления. Особыми достижениями военно-судебной реформы были создание корпорации постоянных военных судей и организация специального учебного заведения для их подготовки. Все это способствовало укреплению дисциплины и правопорядка в войсках.

6. Созданная в России новая система военных судов и переход от инквизиционного процесса к смешанному вполне соответствовали европейским тенденциям рассматриваемого периода. При подготовке военно-судебной реформы активно использовался зарубежный опыт, в первую очередь континентальный, в частности, французский, но это не было точным копированием.

7. В ходе осуществления военно-судебной реформы был вскрыт ряд недостатков и просчетов, требовавших устранения. Однако наиболее важной и принципиальной причиной последующих изменений в военно-судебной системе стало противоречие новых буржуазных принципов, форм судоустройства и судопроизводства со старыми принципами и формами общественно-политического устройства. Именно нежелание изменять последние со стороны консервативных кругов политической элиты привело к контреформам в судебной системе, в том числе в военном ведомстве. Основной тенденцией последующих изменений в военно-судебной системе является усиление репрессивно-политической составляющей их деятельности.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в том, что его результаты позволяют с большей полнотой восстановить исторические факты реформирования военно-судебной системы Российской империи во второй половине XIX в. Положения работы дополняют и развивают соответствующие разделы истории отечественного государства и права.

^ Практическая значимость исследования. Основные положения диссертации могут быть использованы при подготовке предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства о военных судах Российской Федерации.

Результаты диссертационного исследования могут также использоваться в учебном процессе образовательных учреждений юридической направленности, при подготовке лекционных курсов, будут полезны курсантам и студентам при написании курсовых и дипломных работ по данной тематике.

^ Апробация результатов исследования. Материалы диссертации неоднократно обсуждались на кафедре государственно-правовых дисциплин Владимирского юридического института Федеральной службы исполнения наказаний и на кафедре теории и истории государства и права Военно-технического университета при Федеральном агентстве специального строительства (ФАСС).

Результаты исследования используются в процессе преподавания истории отечественного государства и права, истории государства и права зарубежных стран и истории Отечества во время занятий с курсантами и студентами Военно-технического университета ФАСС, студентами юридических факультетов Московской финансово-промышленной академии и Международного славянского института. Отдельные практические выводы исследования также используются в деятельности Балашихинского гарнизонного военного суда.

Основные положения диссертационной работы изложены автором на международной научно-практической конференции «Наука и инновационное развитие России» (25 апреля 2007 г., г. Балашиха) и опубликованы в 4 работах общим объемом 1,87 п.л.

^ Структура диссертации соответствует логике исследования и состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень изученности проблемы, определяются объект и предмет исследования, его цель и задачи, определяются хронологические рамки, методологическая и теоретическая основы, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, а также приводятся сведения об апробации его результатов.

^ Первая глава «Предпосылки военно-судебной реформы в России во второй половине XIX в. и ее подготовка», включающая два параграфа, посвящена анализу состояния военно-судебной системы в середине XIX в., предпосылок ее реформирования и хода работы по подготовке проекта Военно-судебного устава.

В первом параграфе «Состояние военного судопроизводства в России накануне реформ 60–70 гг. XIX в.» отмечается, что до середины XIX в. военно-судебная система русской армии была организована и функционировала на принципах средневекового права. Она сложилась еще в начале XVIII в. при создании регулярной армии Петром I. Правовой основой данной системы было «Краткое изображение процессов и судебных тяжб» (часть III Воинского устава, изданного 30 марта 1716 г.). Военно-уголовное законодательство представляло собой свод разнообразных постановлений, принятых в разное время, между собой несогласованных, часто противоречащих друг другу и имеющих многочисленные пробелы.

Наиболее существенные недостатки действовавшей тогда системы военно-уголовного судопроизводства, по мнению автора, сводятся к следующему: 1) отсутствие какой-либо самостоятельности военных судов, так как фактически вся судебная власть была сосредоточена в руках военных начальников; 2) розыскной характер военно-уголовного процесса имел основной целью преследование и обвинение нарушителей закона, отвергая начало справедливости; 3) письменная и тайная процедура судопроизводства являлась главной причиной медлительности производства военно-уголовных дел, а господство теории формальных доказательств не обеспечивало решения основной задачи судопроизводства – установления истины судом; 4) сложность и запутанность системы военных судов, являвшихся в большинстве своем временными органами, создававшимися командованием для производства следствия и принятия решения по конкретному делу; 5) чрезмерно широкая подсудность военным судам лиц как военного, так и гражданского ведомств, а также ее противоречивость; 6) низкий уровень теоретических знаний и практических навыков в области юриспруденции у лиц, привлекаемых к проведению следствия и осуществлению судопроизводства в военно-судебных комиссиях.

Постоянные органы военной юстиции в рассматриваемый период практически отсутствовали. Как правило, они создавались для расследования конкретных дел по мере их возникновения. Для производства следствия военным начальством обычно назначались заслуживающие особого доверия строевые офицеры или чиновники военного ведомства. В отдельных случаях могли создаваться специальные следственные комиссии или назначаться следователи особым повелением монарха.

В первой половине XIX в. серьезной проблемой для власти становится состояние дисциплины и преступности в войсках. Поэтому с середины 1830-х гг. начался процесс создания постоянных комиссий военных судов. Причем для отдельных категорий дел, субъектов и местностей организовывались особые военные суды с особым порядком производства в них.

Военные суды могли создаваться и для лиц гражданского ведомства. В первую очередь это были суды над крестьянами, выступавшими против помещиков. В военное и мирное время для рассмотрения наиболее опасных для государственной власти преступлений, совершенных лицами как военного, так и гражданского ведомств, могли создаваться военно-полевые суды. Производство дел в них осуществлялось особым порядком и в сокращенные сроки.

Розыскной характер военно-уголовного процесса отличался отсутствием равенства правового положения обвинения и защиты. Теория формальных доказательств перестала соответствовать требованиям времени. Часто она приводила к осуждению невиновных (из каждых четырех дел по одному привлекались невиновные) или позволяла избежать наказания настоящему виновнику.

С увеличением числа военно-судебных дел жесткие требования к фиксированию на бумаге всех следственных и судебных действий, необходимость составления обширных справок по делу вели к затягиванию их рассмотрения и решения. В аналогичном положении оказался ревизионный порядок судопроизводства, заключавшийся в конфирмации приговоров военно-судных комиссий. Но при наличии множества ревизионных инстанций это являлось еще одним фактором, задерживающим на длительное время окончательное решение дел. Расследование и рассмотрение дел тянулось годами.

Многие вопросы подсудности не находили своего разрешения в законе, что вело к неразберихе, росту переписки и, как следствие, замедлению рассмотрения дел.

Кроме перечисленных недостатков, обострившихся в военно-судебной системе русской армии к середине XIX в., по мнению диссертанта, следует учитывать, по крайней мере, еще три важнейших фактора, обусловивших как необходимость проведения военно-судебной реформы, так и ее содержание:

1) судебная реформа, начавшаяся после утверждения Александром II 20 ноября 1864 г. новых Судебных уставов;

2) военная реформа, в первую очередь создание военно-окружной системы управления войсками и намечавшийся переход от рекрутской системы комплектования к всеобщей воинской повинности;

3) рост революционных настроений в обществе и в армии.

Во втором параграфе «Разработка проекта реформирования военно-судебного законодательства» на основе анализа процесса подготовки Военно-судебного устава, аргументации сторонников различных подходов к основополагающим принципам и практическим формам новой военно-судебной системы автор выявляет суть и противоречия реформы военного судоустройства и судопроизводства.

Всего на подготовку Военно-судебного устава потребовалось четыре с половиной года, и в ней, по мнению диссертанта, можно выделить три этапа: разработка проекта основных положений военно-судной части комиссией генерала Крыжановского (ноябрь 1862 г. – апрель 1863 г.); обсуждение проекта специалистами, общественностью и в Соединенном присутствии Военного и Морского Генерал-Аудиториатов (апрель 1863 г. – октябрь 1865 г.); разработка подробного проекта Военно-судебного устава и его обсуждение в Соединенном присутствии Генерал-Аудиториатов и в особом комитете из высших сановников под председательством Великого князя Константина Николаевича (октябрь 1865 г. – март 1867 г.).

Итогом работы особого комитета стал всеподданнейший доклад, составленный к 29 марта 1867 г. В нем обосновывалось следующие принципиальные положения Военно-судебного устава:

1. Образование судов в частях при начальниках будет во многом содействовать возвышению власти полкового командира в глазах подчиненных.

2. Вся судебно-распорядительная власть сосредоточена проектом в руках военных начальников: к ним должны поступать все дознания о преступлениях военнослужащих, и им одним, без всякого участия военно-судебных должностных лиц, предоставляется право решать вопрос о начале следствия и придания суду. (Проект допускал начало самостоятельности только относи­тельно судебных приговоров военных судов.)

3. Власть предавать обвиняемых суду должна сосредотачиваться в руках военных начальников.

4. Судебная реформа по военному ведомству может быть совершена лишь на основе кассационного производства дел в военных судах.

5. От законной теории доказательств следует отказаться в пользу свободной их оценки и предоставления судьям права решать дела по внутреннему убеждению.

6. Устройство военных судов по округам является наиболее целесообразным.

7. Военные суды должны состоять из двух элементов – постоянных и временных членов. Первые обязаны обеспечивать строгое следование законам, а вторые – связь с армейским духом и поддержание дисциплины. И постоянные, и временные судьи военных судов должны совместно решать вопросы и виновности подсудимого, и назначения наказания.

8. В отличие от судей гражданского ведомства на военных судьей проектом не распространяется принцип несменяемости.

9. Для кассационного производства, повсеместного утверждения нового порядка суда и обеспечения однообразного понимания законов в Санкт-Петербурге следует учредить Главный военный суд.

Доклад и прилагавшийся к нему проект Военно-судебного устава были утверждены Александром II 15 мая 1867 г.

Во второй главе «Содержание военно-судебной реформы в России 1867 г.», состоящей из двух параграфов, рассмотрены вопросы организационной структуры и порядка судопроизводства в военных судах по Военно-судебному уставу 1867 г. в сравнении с деятельностью судов гражданского ведомства и военных судов европейских государств.

В первом параграфе «Новая структура органов военной юстиции русской армии и ее отличие от гражданского судопроизводства» анализируется вновь созданная система органов правосудия в армии, состоящая из полковых судов, военно-окружных судов и Главного военного суда с двумя отделениями. Военно-судебный устав определял, что судебная власть в военном ведомстве принадлежит указанным судам, которые должны были учреждаться и действовать как коллегиальные установления.

Полковые и военно-окружные суды являлись судами первой инстанции. Они предназначались для рассмотрения и решения дел по существу. Эти суды учреждались при каждом полку и других частях войск, командиры которых пользовались правами командира полка.

Полковые суды организовывались командиром полка в составе трех офицеров: председателя и двух членов. Председатель назначался сроком на один год, члены суда – на шесть месяцев. Все они должны были иметь стаж службы на строевых должностях не менее двух лет и, как правило, не освобождались от выполнения своих прямых служебных обязанностей.

Военно-окружные суды создавались командующими в каждом военном округе и состояли из постоянных и временных членов. К числу первых относились председатели, военные судьи и военные следователи этих судов. Постоянные судьи являлись, как правило, штаб-офицерами и генералами, имеющими юридическое образование. Временные члены военно-окружных судов назначались из войск на шесть месяцев в количестве шести офицеров: двух штаб-офицеров и четырех обер-офицеров. Ими могли быть только офицеры, прослужившие в армии не менее восьми лет, из которых четыре года – на строевых должностях. На время пребывания в суде они освобождались от своих служебных обязанностей.

Кроме организации постоянно действующих военно-окружных судов Военно-судебный устав допускал в пунктах, удаленных от места нахождения военно-окружного суда, открытие временных военных судов. В рассмотрении дел они имели равные права с военно-окружными судами. Временные военные суды открывались в тех или иных пунктах по усмотрению командующего войсками округа с учетом дислокации войск и наличия готовых к слушанию дел.

Военно-судебный устав предусматривал также создание экстраординарных судебных учреждений: особого военного суда и верховного уголовного суда.

Высшим органом военно-судебной системы являлся Главный военный суд. Он учреждался с двумя отделениями. Главный военный суд должен был находиться в Санкт-Петербурге, а его отделения – в Сибири и на Кавказе (однако они так и не были созданы).

Главный военный суд обладал широкими полномочиями по руководству нижестоящими военными судами: контролировал точное и единообразное применение военными судами законов, давал руководящие разъяснения по применению действующего законодательства на основе обобщения судебной практики.

В соответствии со ст. 164 Военно-судебного устава при военных судах создавалась военная прокуратура для «наблюдения за охранением законов». Прокурорский надзор осуществляли Главный военный прокурор, военные прокуроры и их помощники. Последние состояли при военно-окружных судах, а Главный военный прокурор – при Главном военном суде.

Военные прокуроры в своей деятельности не были подчинены военным судам, они осуществляли надзор за соблюдением законодательства при рассмотрении дел военными судами и не имели права надзора за действиями военных начальников и других военнослужащих.

Общий надзор за всеми военными судами, органами военной прокуратуры и их должностными лицами был сосредоточен в руках военного министра. Он мог производить ревизию военно-судебных учреждений лично или через назначенных им должностных лиц из военно-судебных учреждений (Главное военно-судное управление структурно входило в состав Военного министерства).

Помимо указанного комплекса судебно-правовых вопросов Военно-судебный устав 1867 г. определял, что правила о судоустройстве для мирного времени сохраняют свою силу и для военного времени, но с определенными исключениями.

Вместе с тем, хотя Военно-судебный устав был принят вслед за Судебным уставом 1864 г., в новых правилах деятельности военных судов сохранился ряд недостатков прежнего судоустройства, а также были сделаны значительные отступления от общих начал судебной реформы.

В результате сравнительного анализа организации судебных учреждений в гражданском и военном ведомствах России после реформ 60-х гг. XIX в. диссертант приходит к выводу, что в военных судах принцип независимости суда от администрации был реализован не полностью, особенно на уровне полковых судов. Институт временных судей военно-окружных судов не являлся адекватной заменой присяжных заседателей окружных судов, что не позволяло в полной мере реализовать принцип свободной оценки доказательств.

Образование военных судов, как постоянных, так и временных, происходило на основании распоряжений воинских должностных лиц, которые также оказывали заметное влияние на формирование его состава. В отдельных случаях по требованию властей постоянные суды подменялись особыми присутствиями или комиссиями, а нередко – определенными должностными лицами (командирами, генерал-губернаторами, министром внутренних дел).

Надзор за деятельностью военных судов (вплоть до утверждения их приговоров) осуществляли органы исполнительной власти в лице командира полка, командующих округами, военного министра и самого монарха.

На практике сохранялся сословный критерий комплектования состава суда и организации судебного разбирательства, имелись серьезные отступления от принципа состязательности, права на защиту и др.

При подготовке и проведении реформы военного судоустройства учитывался не только опыт судебной реформы в гражданском ведомстве Российской империи, но и состояние аналогичных структур в армиях других стран.

Наиболее серьезным отличием российской военно-судебной системы после реформы 1867 г. от западноевропейских систем было наличие в России постоянных военных судей-офицеров, получавших солидную научную юридическую подготовку в Военно-юридической академии и составлявших отдельную корпорацию.

Таким образом, на основе анализа новой структуры органов юстиции российской армии можно сделать однозначный вывод, что реальной независимости и самостоятельности военные суды в результате реформы 1867 г., как и в предыдущие исторические периоды, так и не получили.

Во втором параграфе «Военно-уголовное судопроизводство по Военно-судебному уставу 1867 г.» диссертантом рассмотрены новые подходы к организации военного уголовного процесса. В Военно-судебном уставе подсудность уголовных дел была значительно сокращена и оправданно дифференцирована относительно мирного и военного времени.

В мирное время в военных судах по первой инстанции подлежали рассмотрению дела, касающиеся:

– всех воинских чинов сухопутного и морского ведомства, а также чинов пограничной стражи, совершивших преступления и проступки во время состояния на действительной службе;

– воинских чинов, не состоящих на действительной военной службе (находящиеся в запасе, отставке), совершивших преступления во время службы;

– гражданских чинов военного ведомства, совершивших должностные преступления и допустивших нарушения правил военной дисциплины;

– гражданских лиц, совершивших преступления в соучастии с военнослужащими.

Военным судам также были подсудны дела о военнопленных до передачи их в гражданское ведомство.

В военное время подсудность военных судов значительно расширялась и распространялась: на чиновников военного и гражданского ведомств, состоявших на службе в армии; лиц, служивших по вольному найму при войсках, военнослужащих и лиц, состоящих при войске; лиц, следовавших за войском с разрешения военного начальника (поставщики, торговцы, работники, проводники и др.), за все преступления, совершенные ими в военное время; гражданских лиц в местностях, объявленных на военном положении (они подлежали полевому суду только за преступления, которые перечислялись в соответствующем высочайшем указе); жителей неприятельских областей, занятых армией, но только за преступления, объявленные в прокламации главнокомандующего или совершенные ими вместе с лицами, подлежащими военному суду.

Полковым судам были подсудны дела о преступлениях только нижних чинов, за которые предусматривались исправительные наказания (не больше одного года и 4 месяцев заключения в крепости или тюрьме, без лишения прав и преимуществ и денежные взыскания не свыше 100 руб.).

Уголовные дела возбуждались командиром полка или лицом, равным ему по чину. Предварительное следствие не проводилось, хотя в необходимых случаях командир полка мог поручить одному из офицеров (не из состава суда) провести дознание. Если же командир считал, что дело ясное, очевидное, то сразу же передавал его в суд. Дела рассматривались без участия сторон – обвинения и защиты. Выяснение всех обстоятельств дела входило в обязанности непосредственно самого суда.

Командир полка утверждал приговор и при этом мог смягчить наказание осужденному в пределах своих дисциплинарных прав. Утвержденный приговор немедленно вступал в законную силу и подлежал исполнению. После этого жалобы на приговор не допускались.

Военно-окружным судам были подсудны дела о преступлениях, совершенных генералами, штаб- и обер-офицерами и чиновниками военного ведомства; преступлениях нижних чинов, за совершение которых предусматривались наказания более строгие, чем мог назначить полковой суд, либо о преступлениях, совершенных совместно с гражданскими лицами, против военной службы. Также военно-окружным судам были подсудны все дела о государственных преступлениях военнослужащих, а в местностях, объявленных на военном положении, – дела и в отношении гражданских лиц.

Право возбуждения уголовного преследования по преступлениям, подсудным военно-окружным судам, принадлежало только строевым командирам – от полкового и выше. Рассмотрение дел по первой инстанции проводилось в составе наличных постоянных судей и шести временных членов суда. В заседании обязательно участвовали военный прокурор (или его помощник) и защитник из кандидатов на судебные должности или присяжных поверенных гражданского ведомства, а также секретарь суда или его помощник.

Приговоры военно-окружных судов являлись окончательными и сразу вступали в законную силу, за исключением случаев их опротестования прокурором или обжалования осужденным. В этом случае дело направлялось в Главный военный суд для рассмотрения в кассационном порядке. Кассационными поводами в рассматриваемый период являлись: нарушение либо неправильное истолкование уголовного закона при квалификации преступления или назначении наказания; существенное нарушение порядка судопроизводства; выход суда за пределы своих полномочий. Если ошибка в применении закона не повлекла назначения несправедливого наказания, то это не считалось основанием для протеста или жалобы.

Поводы и основания к возбуждению уголовного дела в гражданском и военном ведомствах были аналогичны. В случаях, когда сам факт преступления или его признаки представлялись сомнительными, возбуждению уголовного дела предшествовало дознание (проверка), производимое несудебными органами – полицией или военным начальством.

В то время как порядок возбуждения уголовного преследования, что, по мнению диссертанта, очень важно, имел существенные отличия. В гражданском ведомстве данным правом обладал широкий круг должностных лиц: мировые судьи, прокуроры и судебные следователи. В военном же ведомстве такой властью обладали только строевые начальники – полковые командиры и им равные, начальники дивизий, начальники войск военного округа, военный министр.

Предварительное следствие в гражданском ведомстве по всем видам уголовных дел вели исключительно судебные следователи (указом от 19 мая 1871 г. следствие по делам о государственных преступлениях было передано жандармам), в свою очередь, в военном ведомстве его могли проводить военные следователи или по постановлению военного начальства – следственные комиссии.

Кроме того, решение о предании суду по материалам следствия в гражданском ведомстве принимал уголовный департамент судебной палаты, а в военном ведомстве это зависело от чина или занимаемой должности подсудимого.

Судебные заседания проводились публично, в зале заседания мог присутствовать любой желающий, за исключением некоторых случаев, когда дела слушались «при закрытых дверях».

Относительно особенностей порядка судопроизводства в военное время Военно-судебный устав 1867 г. содержал следующие положения: о производстве дознания преимущественно начальством или военной полицией, а по возможности и местной полицией; производстве предварительного следствия, которое, если не получалось командировать для этого военного следователя, производилось по поручению военного начальства офицером, знакомым с военно-судебной частью, или следственной комиссией; сокращении в значительной мере всех сроков совершения разных процессуальных действий до суда и на обжалование приговоров; наконец, наиболее существенное отступление от обычного порядка судопроизводства заключалось в кассации приговоров.

Таким образом, созданная в России новая система военных судов и переход от инквизиционного процесса к смешанному, по мнению автора, вполне соответствовали европейским тенденциям рассматриваемого периода. При подготовке военно-судебной реформы активно использовался зарубежный опыт, в первую очередь континентальный, в частности, французский, но это не было точным копированием.

В третьей главе «Трансформация военно-судебной системы в 70–90-е гг. ХIХ в.», включающей два параграфа, рассмотрены причины и основные тенденции ее последующих изменений.

В первом параграфе «Мероприятия по введению в действие Военно-судебного устава 1867 г.» автором исследованы основные меры по реализации судебной реформы, возникающие при этом трудности и поиск путей их преодоления.

Введение в действие новых судебных учреждений производилось постепенно на протяжении двадцати двух лет. Длительность этого процесса была обусловлена, по мнению диссертанта, недостатком финансовых средств, дефицитом подготовленных кадров, а также необходимостью согласовывать открытие новых военно-судебных мест со временем открытия и начала функционирования новых гражданских судебных учреждений. В результате в одном и том же округе продолжительное время могли одновременно существовать и функционировать как новые, так и старые военно-судебные органы и должностные лица.

Военное министерство в эпоху переустройства военных судов не имело в своем распоряжении ни юридически образованных юристов, ни достаточного числа знакомых с военно-юридическими науками аудиторов. Автором установлено, что в ходе подготовки реформы была разработана программа решения проблемы нехватки кадров, включавшая следующие меры: развитие специального военно-юридического курса аудиторского училища; создание при этом училище особых военно-юридических классов для офицеров; развитие юридических познаний офицеров, выпускаемых из военных училищ и даже готовящихся из вольноопределяющихся в юнкерские училища.

Однако через полгода офицерские классы были переименованы в Военно-юридическую академию, окончательное Положение о которой было утверждено в 1868 г. Курс обучения составлял два года.

Начиная с 1882 г. назначение на военно-судебные должности гражданских чиновников прекратилось, для них остались только канцелярские должности. По мнению диссертанта, это способствовало росту авторитета военных судов и повышению стабильности всей судебной системы.

Автором коротко рассмотрен опыт применения на практике положений раздела «О суде в военное время» Военно-судебного устава. В армии, действовавшей на Балканском полуострове, на основании распоряжений главнокомандующего они применялись со значительными изменениями и дополнениями. Относительно полковых судов никаких общих распоряжений сделано не было. Всего во время войны были созданы полевой военный суд и шесть временных полевых военных судов. Первый находился при главной квартире. Для того чтобы не отвлекать офицеров от строевых обязанностей, в 1877 г. было предписано назначать в военные суды временных членов из числа офицеров, находящихся вне строя, в количестве трех человек, вместо полагавшихся тогда шести. В кавказской армии кассационное присутствие было составлено из одних чинов военно-судебного ведомства, но также только из числа военных судей. Особых присутствий, как удалось выяснить диссертанту, во время войны учреждено не было.

Кроме того, в период войны многие начальники очень часто прибегали к недозволенным мерам расправы с солдатами без всякого суда: избивали их розгами, нагайками и т. д. Такого рода «наказания» были распространены во многих частях действующей армии.

Отклонения от уставных положений в организации и деятельности военных судов в ходе русско-турецкой войны, по мнению диссертанта, были вызваны как просчетами при составлении Военно-судебного устава, так и отсутствием практического опыта у чинов военно-судебного ведомства в организации работы в условиях боевых действий на удалении от мест постоянной дислокации. Также следует отметить отсутствие у подавляющего большинства командиров желания делить с кем бы то ни было власть над подчиненными.

Во втором параграфе «Последующие изменения в военном судоустройстве и судопроизводстве в России до конца XIX в.» отмечается, что принятие и введение в действие Военно-судебного устава 1867 г. вовсе не означало прекращения борьбы вокруг него различных группировок в правительственных кругах.

В литературе для характеристики рассматриваемого периода часто используется термин «контрреформы». Диссертант считает, что в современных условиях требуется уточнить его оправданность. С этой целью им проведен краткий анализ основных мероприятий, осуществленных правительством в судебной области в данный период.

Тридцатым октября 1885 г. датируется доклад К. П. Победоносцева Александру III, содержавший программу постепенного пересмотра Судебных уставов 1864 г. путем внесения в них отдельных поправок, нацеленных на подрыв демократических начал и принципов судоустройства и судопроизводства. В докладе, в частности, предлагалось:

– ликвидировать несменяемость судей, независимость суда от администрации, установив такой порядок, когда неугодного судью можно было бы «сместить или заменить, как прежде можно было поступить с негодным секретарем или делопроизводителем»;

– «...дать председателю безусловное право устранить публичность по некоторым делам и умножить разряды дел, по закону производимых в закрытом заседании»;

– «...принять решительные меры к обузданию и ограничению адвокатского произвола, поставить поверенных в строгую дисциплину перед судом»;

– «отделаться» от суда присяжных, «дабы восстановить значение суда в России. Трудно достигнуть этого разом, но нужно достигнуть постепенно, изымая один за другим разряды уголовных дел из ведения присяжных»;

– ликвидировать кассационный порядок производства;

– осуществить полную реорганизацию мирового суда;

– предоставить исполнительной власти свободу действий по отношению к судебным органам.

Доклад К. П. Победоносцева, официального идеолога правительства Александра III, по мнению диссертанта, ясно свидетельствовал о намерении власти перейти к последовательному ограничению демократических начал, присущих уставам 1864 г. Однако следует отметить, что речь шла не о разработке и принятии новых судебных уставов, а о внесении отдельных изменений и поправок, но, в отличие от законодательства 70-х гг. XIX в., по четко очерченному плану и в определенной последовательности.

Автор приходит к выводу, что с принятием законодательства 1870-х гг., изменившего порядок судопроизводства по делам о государственных преступлениях, затем новелл 1880-х гг., ограничивших основные принципы и институты судебной реформы, «внешне» уставы 1864 г. продолжали действовать, а «внутри» их содержание было нейтрализовано.

Прежде всего изменения коснулись независимости судебной власти и несменяемости судей. Ограничение гласности судопроизводства стало следующей мерой, предпринятой правительством в 1880-е гг. Нейтрализация суда присяжных также стала предметом большой заботы правительства. Ограничение действия института мировых судей явилось самым радикальным мероприятием правительства Александра III в рамках судебной контрреформы. Таким образом, к концу 1880-х гг. правительству удалось выйти из ситуации, когда суд был самостоятельным и независимым от административной власти учреждением.

Можно констатировать еще одну тенденцию в правоприменительной практике в сфере судоустройства и судопроизводства рассматриваемого периода, когда норма перестает действовать не в результате формальной ее отмены, а с помощью разного рода административных уловок.

По мнению диссертанта, исходя из вышеизложенного применение термина «контрреформа» для определения правительственной политики в области судоустройства и судопроизводства в 70–90 гг. XIX в. вполне оправданно, хотя в этот период осуществлялись и меры по их совершенствованию.

Контрреформы в области судоустройства и судопроизводства коснулись и военного ведомства. Основной тенденцией изменений в военно-судебной системе, как считает автор, является усиление репрессивно-политической составляющей их деятельности, причины которого заключались в следующем: медлительность судопроизводства; дороговизна суда как для военного ведомства, так и для государства; падение воинской дисциплины в результате деятельности новых военных судов; оглашение во время судебных заседаний фактов армейского быта; несоответствие форм суда потребностям военного времени; значительное число военно-судебного персонала; участие в военном правосудии гражданских лиц; отсутствие связи между войсками и судами.

Предлагалось все эти причины устранить путем упрощения военного процесса, ограничения числа случаев производства следствия и расширения сферы применения дознания через строевых офицеров, изменения правил сбора доказательств, вызова свидетелей, выдачи обвинительных актов, подачи протестов и жалоб.

В конце 1881 г. с назначением генерал-адъютанта князя Имеретинского на должность главного военного прокурора началась конкретная работа по пересмотру Военно-судебного устава с целью приведения его в соответствие с задачами, стоящими перед политическим и военным руководством страны. Организация этой деятельности, по мнению диссертанта, отличалась от работы по подготовке устава 1867 г. более низким уровнем участников и гораздо меньшей гласностью. Предложения относительно главных изменений в принятых постановлениях излагались в особых записках, разосланных высшим военным начальникам и чинам военно-судебного ведомства. В свою очередь, полученные от них замечания были приняты во внимание при составлении проекта.

Пересмотр Военно-судебного устава 1867 г., предпринятый в 1882 г., выдвинул на первый план «необходимость охранения воинской дисциплины и порядка и поддержание авторитета военного начальства». С достаточной ясностью и определенностью, как считает диссертант, была выражена мысль, что военные суды существуют для поддержания воинской дисциплины и военного порядка, а также авторитета начальника, что, по мнению законодателей, требует иногда отступления от общих начал справедливости. В качестве первых репрессивных мероприятий были внесены изменения в подсудность дел военным судам: в условиях возникновения революционной ситуации царизм начинает испытывать нужду в таких судах, которые были бы абсолютно не связаны с процессуальными формами и действовали бы по условиям военного времени. Такими судами могли быть только военные суды.

Действительно, первоначально в 70-х гг. XIX в. уголовные дела изымались из ведения общих судов и передавались в военные суды в единичных случаях. По указу же от 9 августа 1878 г. дела о важнейших государственных преступлениях и преступлениях против порядка управления стали передаваться в ведение военных судов «для суждения их по законам военного времени». Временные члены военно-окружных судов для рассмотрения таких дел каждый раз персонально назначались главным начальником военного округа или генерал-губернатором только из штаб-офицеров.

В заключении сделаны обобщения, сформулированы основные теоретические выводы по материалам диссертационного исследования и изложены некоторые практические рекомендации.


^ По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:


Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК
Министерства образования и науки РФ


  1. Шагаев, В. А. Разработка проекта реформирования военно-судебного законодательства в 60-е годы XIX века / В. А. Шагаев // Изв. Тул. гос. ун-та. Серия: «Актуальные проблемы юридических наук». – 2006. – Вып. 16. – 0,44 п.л.

  2. Шагаев, В. А. Общее и особенное в организации судов в гражданском и военном ведомствах в России в результате реформ 60-х годов XIX века / В. А. Шагаев // История государства и права – 2007. – № 5.
    – 0,31 п.л.


Иные публикации

  1. Шагаев, В. А. Основные вопросы военно-судебной реформы в русской армии во второй половине XIX века / В. А. Шагаев // Гуманит. вестн. : науч.-теорет. сб. проф.-преподават. состава Воен.-техн. ун-та при ФАСС. – 2007. – № 9. – 0,87 п.л.

  2. Шагаев, В. А. Судебная система России второй половины XIX века в дореволюционной историографии / В. А. Шагаев // Наука и инновационное развитие России : материалы междунар. науч.-практ. конф. проф.-преподават. состава и студентов Рос. гос. аграр. заоч. ун-та, 25 апр. 2007 г. – Балашиха, 2007. – 0,25 п.л.


Общий объем опубликованных автором работ составляет 1,87 п.л.





ШАГАЕВ Виктор Алексеевич


^ ВОЕННО-СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

(историко-правовое исследование)


Подписано в печать 06.06.07. Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,39. Тираж 100 экз.


Организационно-научный и редакционно-издательский отдел

Федерального государственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования «Владимирский юридический институт
Федеральной службы исполнения наказаний»
.

600020, г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67е.

E-mail: rio@vui.vladinfo.ru.








1 См.: Петухов Н. А. Социально-правовые проблемы становления и развития системы военных судов в России: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003; Первухин Д. В. Организация и деятельность полковых судов в Вооруженных Силах России с 1867 по 1921 год: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000; Александров О. Г. Чрезвычайное законодательство в России во второй половине XIX – начале XX веков: Дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000; Григорьев О. В. Военно-судебная реформа в России 1867 г.: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2006.