bigpo.ru
добавить свой файл
1 2 3
Стенограмма телемоста

«Малый и средний бизнес: состояние, проблемы и перспективы модернизации»

Шувалов Ю.Е. Уважаемые друзья, я приветствую всех участников сегодняшней конференции, которая проходит не только в Москве, но еще в шести регионах, причем это промышленные центры РФ. Я приветствую участников в Петербурге, в Красноярске, в Ростове, в Нижнем Новгороде, в Екатеринбурге.

Я хочу сказать, что среди наших гостей, особенно в регионах, участвуют, это уже не гости, это участники движения модернизации, которое формируют сейчас в виде региональных активов. Толчком к формированию такого движения стал форум «Россия, вперед!», который проходил в октябре, который вел Борис Вячеславович Грызлов. Тогда было принято решение о формировании активов региональных движений.

Сегодня мы обсуждаем очень важную тему, и Валерий Афонасьевич согласился быть одним из ведущих и этой темы, и участвовать в работе движения участников модернизации в качестве лидера этого направления. Сегодняшняя тема связана с поддержкой малого бизнеса, который работает в сфере производства и инноваций. Я хочу сказать, что это направление является очень важным для модернизации страны, но при этом участие малого бизнеса, задействованного в этой части, не так велико. В количественном составе это порядка 15-20%. Но именно там находятся наиболее активные, пассионарные люди, которые приняли решение о том, чтобы заниматься своим делом, которые обладают не только отчетами, но и конкретными идеями, которые можно капитализировать. И они уже научились превращать эти идеи в производственные продукты. Большая их часть задействована в обрабатывающем секторе экономики, в сфере комплектации изделий. И от их деятельности в перспективе зависит суверенитет нашей страны, наша самостоятельность, по сути дела, этап новой индустриализации, который так важен сейчас в России. Посмотрите, что происходит в мире, как меняются сырьевые рынки. То, что происходит в Персидском заливе, к сожалению, скорее всего, приведет к падению цен на сырье, и наша страна не сможет оставаться сырьевой страной в экономическом смысле. Нам чрезвычайно важна диверсификация экономики. И в этом плане опора может быть именно на этих людях. Поэтому для «Единой России» чрезвычайно важна такая союзническая организация, которой становится уже организация участников модернизации. Она объединяет прагматиков, людей дела, но в то же время патриотов России, заинтересованных в том, чтобы страна восстановила своей потенциал, стала действительно великой державой. Вот этому призвано сегодняшнее наше обсуждение.

Предметно, я думаю, что мы выработаем, уже Президент внес определенные предложения по поддержке этой категории малого бизнеса, но и наша работа, работа депутатов Государственной Думы, направлена на то, чтобы выработать реальные возможности поддержки, организовать форму частно-государственного партнерства, подержать те кластеры, которые формируются в ряде регионов, направленные на инновационно-производственную деятельность. Это будет постоянной задачей, которую мы будем с вами решать.

Я приветствую всех участников сегодняшней конференции, которая пройдет в том числе и здесь, в Москве. Это представители в том числе институтов развития, которые созданы в последние годы. Поэтому я считаю, что есть все условия для того, чтобы серьезно заняться вопросом промышленного развития страны. Для этого, конечно, нужна стратегическая программа развития производства и промышленной политики России.

Я бы хотел вот по этим вопросам предоставить слово Валерия Афонасьевичу Язеву.

Язев В.А. Большое спасибо, Юрий Евгеньевич. Я со своей стороны приветствую всех коллег здесь у нас в студии и в регионах.

Для малого и среднего бизнеса в последние годы, по крайней мере, в наших политических заявлениях, много делается, но, к сожалению, часто хотели как лучше, светлой памяти Виктора Степанович Черномырдина, друга моего и учителя, а получилось как всегда. По многим направлениям мы ухудшили положение малого и среднего бизнеса за последние годы, принимая законодательные акты. Очень сложны отношения малого и среднего бизнеса в области тарифов, услуг. Они дискриминированы посистемно по определению в доступе к кредитным ресурсам. Я вот вижу здесь «Банк развития». «Сбербанк» сегодня декларирует ставку 7,5% для первоклассных заемщиков, для малого и среднего бизнеса это выливается в 17-20%. Развиваться на таких условиях невозможно.

Сегодня приняты такие позитивные решения о промсборке, о локализации производства автокомпонентов в России. Они отодвинут наши предприятия от этой темы на невозможную длину, то есть эти головные организации, европейские, японские, построят здесь свои производства, и места нашему малому и среднему бизнесу не будет в силу отсутствия конкурентных возможностей. Поэтому нам еще очень много нужно серьезно думать на эту тему для того, чтобы дальше развивать малый и средний бизнес, что необходимо для страны. Я потом приведу вам несколько цифр. У меня такое базовое выступление. Может быть, многие в большинстве своем знают то, что я буду говорить, но немножко систематизировано, это поможет нам вести дискуссию.

Что такое малый и средний бизнес в России сегодня? Это более 4 миллионов индивидуальных предпринимателей, более 1,5 миллиона малых и средних предприятий, на которых трудится около 15 миллионов работников. Это 20% трудоспособного населения страны. Вклад продукции в ВВП, производимый малыми и средними предприятиями, по оценке Минэкономразвития к 2012 году может дойти до 30%. Ну это утопия. Сегодня это 15%, и никогда до 30% в 2012 году, на следующий год, не будет. А они этой статистикой вооружают политическое руководство страны.

Для сравнения, в странах Евросоюза малые и средние предприятия используют до 70% рабочей силы ЕС, и производят примерно 60% ВВП. Например, в Китае к 2020 году сфера услуг в ВВП, обеспеченная малым бизнесом, достигнет 60%.

Я не свожу вопрос к очередному соревнованию за количественные показатели успехов малого бизнеса в России, я призываю участников дискуссии сделать упор все же на качественный аспект проблемы. Ну и региональный разрез по тем регионам, которые сегодня участвуют.

Например, по итогам 2009 года в целом по России выручка на одного работника малого предприятия составляла 1,6 млн. рублей в год. Этот показатель в Москве – 2,4 млн. рублей. В Красноярском крае – 1,2 млн. рублей. В том же Красноярском крае по итогам 2009 года было 107 малых предприятий на 10 тысяч человек населения, а в Нижегородской области только 94. Ну, порядок цифр тот. Однако выручка на одно малое предприятие в Нижегородской области – 13,6 млн., а в Красноярском крае – 7,8 млн.

Я здесь отвлекусь и скажу вам, что значит этот порядок цифр, кто в уме не умеет считать. Малое предприятие численностью 10-15-20 человек: выработка – 13 млн. Выработка на одного работника на турбиностроительном заводе в Шанхае – 15 млн. рублей на одного работника. Выработка в штате Иллинойс на предприятии по выпуску электросварочного оборудования на одного работника – 15 млн. рублей. Выработка на одного работника ювелирной фабрики где-нибудь около Венеции, есть там такой всемирно известный городишко, – 15 млн. рублей. Так вот это разговор о производительности труда. Притом, что производительность труда в наших малых предприятиях раза в полтора больше, чем в целом по российской промышленности. Но она в 10 раз меньше, чем это требуется для того, чтобы быть конкурентной. Вот когда я вам говорил по автокомпонентам, к сожалению, эта цифра нас опрокинет.

Также важно помнить, что об успехе малого бизнеса мы может судить по тому, насколько конкурентоспособна их продукция, как обеспечена социальная защита работников в данной сфере, и продвинулась ли Россия на пути инновационного развития благодаря деятельности малых предприятий.

В своем выступлении я хотел бы выделить ряд приоритетов.

Это основные проблемы, которые могут быть решены во взаимодействии с органами законодательной власти. Следующий, социальная защищенность занятых в сфере малого и среднего бизнеса. Направление взаимодействий малых предприятий с крупным бизнесом и естественными монополиями. Возможность увеличения числа малых предприятий за счет неторгового сектора и малых инновационных компаний.

Начну с критериев отнесения к малому и среднему бизнесу, и сравню их параллельно с принятыми в Евросоюзе. В соответствии с нашим законом средняя численность работников на предшествующий календарный год не должна превышать для средних предприятий от 101 до 250 человек, в Евросоюзе тоже 250. Для малых предприятий – до 100 человек, в Евросоюзе – до 50 человек. До 15 человек для микропредприятий, в Евросоюзе – до 10 человек. Цифры бьются примерно одинаково, и тут, надо сказать, мы «причесали» свое законодательство.

Однако более интересен такой критерий как выручка от реализации. Я вам уже приводил цифры на одного работника. Установлено предельное значение выручки от реализации. Для микропредприятий у нас – 60 млн., в Европе – 80 млн. Ну, 2 млн. евро, рядом. Для малых предприятий у нас – 400 млн., в Европе – 10 млн. евро. Тоже совпадает. Для средних предприятий у нас – 1 млрд. рублей, в Европе – 50 млн. евро, или 2 млрд., все же в два раза больше было у них.

Сам факт приближения к европейским стандартам хотя бы по группе малых и микропредприятий не может не радовать. Однако поставим себя на место владельца малого предприятия и зададимся вопросом: что мне дает этот критерий с точки зрения, например, налогового режима? Я имею в виду переход на упрощенную систему налогообложения. Вы понимаете, о чем я говорю. У нас сегодня согласно Налоговому Кодексу это 60 млн. рублей для малого предприятия численностью не больше 100 человек упрощенная система налогообложения. И то, это по инициативе «Единой России», если помните, это как антикризисная мера была, Грызлов ее озвучивал. А до этого было 25 млн.

Так вот, мы что делаем в законодательстве? Мы консервируем выработку на уровне 600 тысяч рублей в год на человека, то есть 60 млн. на 100 человек. А я вам говорю, нормальная выработка – это 15 млн. в год на человека. А мы считаем, что если предприятие только начало на ноги вставать, модернизацию проводить, мы его сразу снимаем с упрощенной системы налогообложения и «душим» дальше. Вот с этим надо очень серьезно, фундаментально разбираться. Я прошу обратить на это внимание.

Даже по итогам нелегкого в экономическом плане 2009 года выработка на одного работника малого предприятия в России в целом составляла 1,6 млн. В случае максимальной занятости это соответствует 160 млн. На это малое предприятие нужно не 60, как сегодня, а 160 млн. Если взять Санкт-Петербург – 190 млн. Свердловская область – 230 млн. Это по выработке. Красноярский край – 120 млн. Действующий размер выручки для перехода на упрощенку – это серьезнейший барьер на пути развития эффективности малых предприятий, дающих высокие показатели производительности труда. То есть мы занимаемся консервацией низкой производительности. Мы призываем создавать предприятия, которые вручную лопатой будут чистить снег. И мы в это кинулись, когда антикризисные меры разрабатывали, говорили, всем надо дать лопаты, и пусть идут, чистят дорогу. С одной стороны, создали огромное количество рабочих мест, а что толку от этого экономике и социальной сфере решения фундаментальных макроэкономических проблем?

Обратимся сейчас к вопросу о тарифах страховых взносов, совокупный размер которых с 1 января 2011 года составил 34%. Здесь трудно комментировать. Это очень высокая величина, которая возвращает нас к серым схемам оплат. Причем самый серьезный удар по предприятиям, где самая высокая степень добавленной стоимости, где высокая доля умственного труда, высокие зарплаты.

Мы прекрасно понимаем, что проблема наполнения Пенсионного фонда и, соответственно, социального обеспечения наши граждан в ближайшем будущем, это одна из основных системных проблем российской экономики. Такие процессы, как старение населения, сокращение его трудоспособной части провоцируют дискуссии о повышении пенсионного возраста. Из 140 млн. россиян на 1 января 2010 года у нас 76 млн. трудоспособного активного населения. И в этих условиях мы отдельными фискальными мерами, когда говорим, что надо до 34% увеличивать страховые отчисления, просто давим ростки экономической эффективности именно малого и среднего предприятия.

Я считаю, что основной ресурс формирования социальных фондов, прежде всего Пенсионного, это повышение производительности труда и поддержка тех сфер, которые уже сейчас дают результат. А это малый и средний бизнес.

Но это же серьезное фундаментальное решение, его сложно делать. Для того, чтобы повысить производительность труда, нужно модернизировать российское машиностроение, сферу реальной экономики, нужно инвестировать сотни миллиардов долларов и евро, нужны налоговые преференции. Проще администрировать и заявить, что нужно увеличить пенсионный возраст. Вот где нужна воля Правительства и наша, как законодателей. Нужно создать мотивацию для модернизации промышленного производства в России для повышения производительности труда. Если производительность у нас может вырасти реально в 5 -7 раз, при этом зарплата пускай вырастит в 2-3 раза, и отчисления в пенсионные фонды при той же ставке решат проблемы дефицита пенсионного фонда. Не надо пугать людей ранним выходом на пенсию, надо дать им орудие производства, чтобы они могли зарабатывать нормальную зарплату.

Понимая озабоченность предпринимательского сообщества относительно размеров взноса, я хотел бы обратить внимание аудитории и получить отклик на предмет стимулирующей роли обязательных страховых взносов. Речь идет о пониженных тарифах для отдельной категории плательщиков на 2011-2019 годы.

Несколько примеров. Мы установили пониженный размер страховых взносов на 2011-2012 годы для целого ряда видов экономической деятельности, например, производство машин и оборудования. Однако распространяется это понижение только на предприятия, принимающие упрощенную систему налогообложения. А цифры я вам назвал, чтобы не возвращаться. То есть там ничего невозможно создать, это такой замкнутый круг. О каком развитии национальной промышленности мы тогда говорим?

Считаю, что на текущий момент, наиболее конструктивное направление для критики и последующего совершенствования законодательства страховых взносов – это доработка и расширение критерия, который применяется при установлении пониженных размеров взноса. А вообще их все надо понижать, для всех видов российского бизнеса.

В системе мер государственной поддержки и развития малого и среднего бизнеса я выделю следующие направления. Это предоставление средств федерального и регионального бюджетов. Создание технопарков в сфере высоких технологий. Увеличение доступности кредитных ресурсов для субъектов малого бизнеса. Защита средств индивидуальных предпринимателей в коммерческих банках. Поддержка малого предпринимательства моногородов. Гарантированное обеспечение госзаказа для предприятий малого и среднего бизнеса.

На сегодняшний день объема финансовой поддержки со стороны государства явно недостаточно. В соответствии с Законом «О бюджете» на 2011, 2012, 2013 годы в качестве субсидий на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские, фермерские хозяйства, планируется направить в 2011 году 16 млрд., а по статье «Фонд содействия развитию малых форм предпринимательства в научной сфере» только 4 млрд. Ну, я не знаю, нужны ли комментарии по этим цифрам? Это ничтожно малые цифры, которые никакого кардинального изменения в развитии малого и среднего бизнеса в России, конечно же, не сыграют.

Наиболее сильные и ответственные регионы ведут работу и по предоставлению кредитов, и по снижению налогового бремени. Проводится информационно-консультационная поддержка, снижаются административные барьеры.

Однако возьмем пример с созданием технопарков высоких технологий. Уровень софинансирования за счет субсидий определяется на основе показателя бюджетной обеспеченности региона. Таки образом, перспектива есть у относительно благополучных субъектов. В результате в проекте на период до 2014 года участвует не более 15 субъектов федерации. Кстати, я буду благодарен, если нижегородцы и петербуржцы поделятся опытом создания технопарков высоких технологий по этой системе.

Но я вернусь на полминуты к софинансированию. Мы признали его эффективным механизмом законодательства во всем. Строительство метро в городах – софинансирование. Снос ветхого аварийного жилья – софинансирование. Мы тем самым усиливаем дифференциацию бюджетного развития регионов. Те регионы, которые не могут обеспечить финансирование в силу их слабой экономической мощи, будут стагнировать. Те, которые относительно сильны в наборе российских территорий, будут развиваться. Надо с этим что-то делать. Это одна из фундаментальных проблем. Ряд программ надо выводить из-под принципа софинансирования. Потому что невозможно, мы загубим то, что могло бы развиваться. Есть же умные, предприимчивые люди и в экономически слабых регионах. А для того, чтобы обеспечить их поддержку бюджетную, субъект федерации и федеральные деньги им недоступны, потому что нет софинансирования.

Относительно доступности кредитных ресурсов стоит отметить, что после двукратного уменьшения объемов рынка в сфере кредитования малого бизнеса в период кризиса с 2010 года показались первые признаки оживления. Я имею в виду сроки, ставки, условия кредитования. Тормозит развитие кредитования сферы малого и среднего бизнеса совокупность факторов, которые происходят как от самих заемщиков, так и от кредитных организаций. Что это за факторы? Невысокий уровень финансовой грамотности предпринимателей и непрозрачность деятельности. Отсутствие качественной залоговой базы у малого предприятия. Что у него закладывать? Мы ему еще и ограничение положили, что у него активы не могут превышать такую-то цифру. Жесткая кредитная политика банков, необходимость соблюдать требования Центробанка по созданию резервов на возможности потери по ссудам, и другое. Декларативность заявлений крупных банков о готовности кредитовать российские предприятия по разумным ставкам, до 10% годовых. Я сейчас приводил пример, что «Сбербанк» заявляет 7,5% кредита. Но это первоклассным заемщикам, это «Газпром», это «Роснефть». А если речь пойдет о малом и среднем предприятии, ставка будет 15-20 %. Ну как на нее развиваться?

Еще одним аспектом взаимодействия предпринимателей и банков является защита средств, находящихся на счетах индивидуальных предпринимателей в коммерческих банках. По своей осведомленности о деятельности банковской системы и способности оценить ее надежность индивидуальные предприниматели не отличаются, к сожалению, пока от большинства населения. На мой взгляд, можно было обсудить вопрос о возможности распространения страхового возмещения из Фонда страхования вкладов на средства индивидуальных предпринимателей.

По оценкам Агентства по страхованию вкладов при распространении этого страхового возмещения на индивидуальных предпринимателей рост совокупных обязательств системы страхования увеличится на 2%. Ну, пренебрежимо мало. То есть можно этим заниматься.

Теперь о рынке труда и социальной защищенности работников. Отмечу, что на нашем «круглом столе» представлены благополучные регионы с точки зрения показателей занятости. Правда, в Красноярском крае и Ростовской области по итогам кризисного 2009 года были отмечены отдельные показатели ниже уровня среднероссийского. Интересно будет услышать, какая ситуация у вас сейчас.

Гибкий упрощенный порядок принятия управленческих решений, свойственный сфере малого бизнеса, часто обретает отрицательную сторону в системе трудовых отношений. Здесь можно выделить целый ряд примеров, а точнее злоупотреблений. Я уже говорил, зарплаты в конвертах, незаконное лишение социальной гарантии, умышленные или непреднамеренные ошибки при начислении заработной платы и пособий, ущемление прав женщин. Полноценной защиты интересов занятых в сфере малого бизнеса у нас пока не сформировано.

Еще один блок вопросов – предпринимательство развития промышленности и инноваций. В отраслевой структуре субъектов малого и среднего бизнеса в России существенный перевес в сторону торговли и сферы услуг. По итогам 2009 года это 45% предприятий. И только 10% малых и 23% средних предприятий в обрабатывающих производствах. Построение национальной инновационной системы невозможно без развития инновационного предпринимательства, которое нацелено на решение сложных научно-технических задач, и что важно, способно превращать результат своей деятельности в коммерческий продукт. Вот здесь просто колоссальная дыра.

Доля продукции малых инновационных внедренческих предприятий в ВВП России составляет примерно до 0,1%, что в десятки раз меньше, чем в экономиках развитых стран. Но повышение этой доли тоже не конечная цель. Далее технологии должны переходить в национальную промышленность.

Перспективы взаимодействия малого и крупного бизнеса поистине обширны. Это франчайзинг, передача работ и услуг крупными заказчиками на аутсорсинг, контрагентские поставки и работы, кластерное взаимодействие. Последнее направление приобретает особую актуальность в связи с развитием системы федеральных университетов, при которых создаются инновационные кластеры. Например, научно-инновационный образовательный кластер, созданный моим родным вузом, Уральским федеральным университетом имени Президента Ельцина, при котором создано уже около 30 малых инновационных предприятий в Екатеринбурге.

Естественно, в сфере внедрения инноваций, как ни в какой другой, необходим системный подход, о котором я уже говорил вначале. И от законодателя требуется четкое определение понятий и критериев инновационной деятельности, от представителей финансово-кредитных кругов – готовность работать с такого рода продуктами, а от самого предпринимателя – ориентация на создание востребованного продукта, создание которого не завершается оформлением патента, а только начинается. Я надеюсь, сегодня мы услышим выступления о реализации инновационных проектов в регионах, а также об опыте привлечения средств в проекты такого рода.

Я вчера проводил российско-германский сырьевой форум в Омске. Был чартер из Германии, 60 бизнесменов прилетало, также большое количество российских специалистов и омских. Вот там обсуждалась тема, я сопредседатель Российско-германского сырьевого форума, обсуждалась тема кластерного развития. Четыре кластера рассматривались: агропромышленный, лесопромышленный, нефтехимический и кремниевый. И рассматривались механизмы, создавались и подписывались соглашения по сотрудничеству правительства Омской области, омского и российского бизнеса, германского бизнеса и правительства Германии, и федерального, и земель. Очень интересный опыт. В ближайшие где-то полтора месяца будут изданы сборники, я готов их передать ЦСКП для тиражирования, они будут на русско-немецком языке.

Завершая свое выступление, я прошу участников дискуссии высказывать обоснованную позицию по совершенствованию специальных налоговых режимов, а также доработке механизма исчисления страховых взносов, формулировать основные проблемы по взаимодействию с органами государственной власти и местного самоуправления в промышленности, особенно с естественными монополиями.

Вот здесь отвлекусь еще на минутку. Что сейчас происходит на рынке электроэнергии? Мы слышим кругом вопли, и правильное, обоснованное колоссальное повышение тарифов. Что сегодня происходит с либерализацией рынка, открытием рынка мощностей? Они в полной мере действуют, но тем не менее крупные потребители, которые больше 5 мегаватт мощности располагают, они уходят на оптовый рынок и берут электроэнергию у ФСК напрямую. А МРСК остается в работе с потребителями, которые представляют как раз малый и средний бизнес и население. Население защищено, и все затраты МРСК возлагаются на малый и средний бизнес. И для него непропорционально растут тарифы и отпускные цены на электроэнергию. Это еще усугубляет его ситуацию в каких-то конкурентных позициях и вызывает серьезный рост затрат. С этим тоже надо сейчас фундаментально работать и экстренно принимать меры.

Я прошу дать предложения по дополнительным способам обеспечения социальной защиты занятых в сфере малого и среднего бизнеса. Опираясь на ваше мнение, мы сможем эффективнее совершенствовать наше законодательство в сфере малого и среднего бизнеса.

Спасибо.

Шувалов Ю.Е. Спасибо. Валерий Афонасьевич, я уверен, что ваш доклад, безусловно, может стать основой для дискуссии в обществе относительно стратегической программы развития производства в России.

Я хочу предоставить слово Владимиру Александровичу Головневу. Он, к сожалению, чуть-чуть задержался на предыдущем совещании. Просто хочу сказать, что вот те активы, которые сейчас в регионах участвуют в нашей конференции, они уже сформированы как активы движения участников модернизации, которое является дружественным партии «Единая Россия». Там мы собираем людей и объединяем усилия тех, кто реально сегодня встает на путь формирования и продвижения собственных идей, направленных на модернизацию нашей экономики. А в основе этой модернизации, безусловно, должна быть, как я только что выразился, новая индустриализация страны, то есть мощная промышленная производственная политика, которая во многом опирается на актив, представленный малым и средним бизнесом, людей, которые в этой сфере работают.

И вот доклад, который Валерий Афонасьевич подготовил и представил нам сейчас, безусловно, дает нам более широкие горизонты. Это как бы не официальный парламентский доклад, он действительно дает возможности и для дискуссии, и для расширения возможностей поддержки этих людей, которые действительно являются союзниками власти, но представляют широкую общественность, тем более представлены в регионах нашей страны.

Головнев В.А. Уважаемые коллеги, уважаемый Юрий Евгеньевич, большое спасибо за возможность выступить. Если честно, то небольшое опоздание, которое произошло, оно, может быть, немножко и в тему. Сейчас проходил Президиум Генсовета партии, где мы подводили итоги выборов, которые прошли 13 марта, и в том числе мы сегодня рассматривали вопрос, какие группы населения нас поддержали. Ни для кого не секрет, что 2011 год непростой год – это год выборов. В марте в заксобрания, а буквально уже через полгода, в декабре месяце, это и в Государственную Думу, а буквально не за горами уже президентские.

И как же в этом плане к нам относятся представители в первую очередь малого и среднего бизнеса? Потому что ни для кого не секрет, что это тот активный отряд в любой экономике мира, который, в общем-то, всегда на некоем острие, на стыке, на том векторе, который задается. И к глубокому сожалению, те выводы, которые сегодня озвучивались, не всегда для нас, и в целом для партии власти, и для тех представителей, которые, в общем-то, достаточно глубоко, как мне кажется, понимают те процессы, которые происходят в бизнес-сообществе, не всегда эти выводы для нас утешительны.

С моей точки зрения, как человека, который достаточно длительный промежуток времени руководил средней компанией, сегодня есть две основные проблемы. Проблема первая, о чем говорит и лидер нашей партии Владимир Владимирович Путин, и Президент Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, это, конечно, в первую очередь бизнес-климат. И что мне очень приятно, здесь в этом зале присутствуют представители всех организаций бизнеса, и «Деловой России», и «ОПОРЫ России», и РСПП, и Торгово-промышленной палаты. Я думаю, что они, наверное, более четко сформулируют те вопросы и те проблемы. Но, как мне кажется, все-таки, вопрос, связанный с бизнес-климатом, на сегодняшний день стоит на первом месте.

Хотя, в общем-то, зачастую нам, может быть, и не нужно изобретать велосипед, потому что нам всем понятно и вполне очевидно, что малый и средний бизнес в развитых странах мира дает от 70 до 80% ВВП, в нем задействовано до 70% населения. И с точки зрения инновационной экономики, и с точки зрения модернизации именно предприятия, где работает 10, 20, 50, 100 человек, являются теми движущими силами, которые смогут подхватить новые идеи, которые способны что-то создавать в чистом поле, которые более гибкие, которые более оперативные, которые в разумном смысле могут разумно рисковать, если позволите такую тавтологию. И, конечно, в этом плане нам предстоит сделать достаточно многое.

Если посмотреть тот горизонт последних двух-трех лет, а я бы назвал посткризисные промежутки, это со второй половины 2008 года, наверное, и 2009, 2010 годы, многое сделано. 2009 год был вообще достаточно активным. И многие меры, которые применялись, конечно, они входили в тот пакет антикризисных мер, которые в том числе достаточно интенсивно разрабатывала Государственная Дума совместно с Правительством. 2010 год, может быть, был по инициативам чуточку менее активным, но это и понятно.

Вопрос, что же нам предстоит сделать? Ну, давайте остановимся на первом вопросе, который беспокоит, как мне кажется, всех, и малый, и средний, и крупный бизнес. Это вопрос, касаемый увеличения страховых взносов с 26 до 34%. Ну, проще будем называть, увеличение ЕСН. Конечно, это в первую очередь достаточно серьезно ударило по предприятиям малого и среднего бизнеса. Что нам делать? Вопрос двойственный. С одной стороны, мы должны прекрасно понимать, что тот дисбаланс, который существует по пенсионной системе, а мы вынуждены закладывать в бюджет несколько триллионов рублей на погашение этого дисбаланса, говорит о том, а где же брать деньги? С другой точки зрения, мы говорим, давайте делать модернизационную экономику, давайте давать возможность предприятиям двигаться. Как мне кажется, мы должны здесь в первую очередь обратить внимание на те предприятия, которые работают в реальном секторе экономики. Ну и, конечно, которые занимаются инновациями.

И здесь, как бы это, может быть, не звучало грустно для торгового бизнеса, все равно бизнес делить на некие части, подразделять. Если это предприятие занимается производством, выпуском новой продукции, сферой услуг, то мы должны здесь давать достаточно серьезные преференции для того, чтобы предприятия могли каким-то образом эти средства отправлять на развитие тех проектов, которые они планируют.

Другой вопрос, что это могут быть не прямые денежные вливания, а это могут быть и налоговые каникулы, это могут быть какие-то отсрочки. И здесь, конечно, мы должны по-другому задействовать налоги, как это, в общем-то, во многих странах. Налоги должны носить характер не только связанный с изыманием денег, а в том числе и вопрос, связанный с некой стимуляцией тех или иных отраслей, тех или иных направлений ведения бизнеса.

Но в целом, мы должны очень аккуратно подходить к вопросу, связанному с нашими пенсионными трендами, которые мы задали. Пока, если посмотреть на поверке, это мое субъективное мнение, но думаю, что многие коллеги, надеюсь, со мной согласятся, сильно большого маневра, каким образом нам пополнить бюджет, у нас не так много. Это в первую очередь подакцизные товары – это табак, алкоголь. Это, вероятнее всего, более внимательно посмотреть на имущество, то есть, налог на имущество, на землю посмотреть, от какой цены его исчислять. Ну и, наверное, еще, может, быть пару-тройку других форм. Все. То есть сильно большого маневра, с моей точки зрения, у нас нет.

В этом плане мне бы очень хотелось, чтобы представители бизнес-сообщества сегодня дали свои предложения. Не просто говорили относительно того, что давайте вернемся к 26%, а, говоря об этих шагах, попытались подсказать, где мы найдем те ресурсы, которые нам необходимы для реформы или работы в той пенсионной системе, которая существует.

Второй аспект, это вопрос, связанный с 94-ым Федеральным законом. Это вопрос о государственных закупках. Потому что здесь и Президент Российской Федерации, и все руководители говорят о том, что резервы здесь у нас достаточно большие. И называются суммы, исчисляемые триллионами. Я надеюсь, что уже в весеннюю сессию Государственная Дума сумеет достаточно плотно и детально подойти к этому закону, и все-таки какие-то новые подходы по госзакупкам, по проведению тендеров, по проведению аукционов нам представить.

Следующий аспект, это, конечно, финансирование. Наш бизнес, в первую очередь малый и средний, очень нуждается в ресурсах. В ресурсах недорогих и в ресурсах достаточно длительных. С этим есть серьезные вопросы. Поэтому очень бы хотелось, чтобы мы сумели создать, то ли это будут какие-то фонды, может быть, это будут специальные банки, где для предприятий, которые работают в отраслях инновационной деятельности с точки зрения модернизационного подхода мы могли давать такие ресурсы, чтобы могли развиваться данные предприятия.

И, конечно, в целом, мне кажется, это даже больше вопрос к бизнес-сообществу. Конечно, мы должны в целом менять отношение к бизнесу. Боюсь, что просто со стороны Думы или исполнительной власти без совместных усилий с бизнес-организациями, с бизнес-сообществом нам это будет сделать непросто, потому что зачастую отношение к людям, которые делают свое дело, пока остается не всегда позитивным, и этот тренд мы должны тоже постепенно каким-то образом менять.

От себя, от нашего Комитета я бы хотел сказать о том, что мы готовы к любым предложениям. В том числе, участие в данном «круглом столе» дает возможности те инициативы, те идеи, которые будут сегодня обсуждаться, та резолюция, которая будет принята, уже сейчас достаточно оперативно каким-то образом трансформировать в законодательные инициативы, которые мы сумеем и от лица Комитета, и, конечно, от лица партии «Единая Россия» трансформировать в законы, которые будут работать.

Большое спасибо.



следующая страница >>