bigpo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 4 ... 17 18

1.2. Бактериологические свойства морской воды.


Цитируем Шахназарова А.Б. далее.

"Несмотря на прозрачность, морская вода по данным различных авторов содержит в 1 л от 2 до 6 мг взвешенных и растворенных органических частиц. В морской воде непрерывно совершаются процессы брожения и гниения, зависящие от гибели и разложения зоо- и фитопланктона.

О наличии в морской воде микробов имеется ряд исследований, результаты которых приведены ниже. Лауер и Хильдербраунд в феврале 1936 года в Северном море нашли 30 микробов в 1 мл воды, среди которых были стафилококки, протей и другие гнилостные бактерии. В феврале 1938 г. в том же Северном море было найдено 50 микробов в 1 мл воды.

Исследования у берегов Черного моря (В.А. Яковенко, Н.Н. Алфимов, Е.И. Одрина и Т.П. Костина, К.Б. Хайт, Б.М. Раскин, О.Г. Миронов и др.) показывают, что прибрежная полоса, где впадает много сточных вод, сильно загрязнена самыми различными микробами. В районе спуска сточных вод количество микроорганизмов достигает 172 млн. в 1 мл воды. Так как сточные воды легче морской воды, то они распространяются в поверхностном слое.

Городские канализационные воды, нечистоты с судов, атмосферные воды, кроме непосредственного загрязнения воды, оседают на дно; эти донные отложения приводят к повторному загрязнению находящихся над ними вод, особенно в период прибоя (О.Г. Миронов).

Наиболее распространенные формы микробов: микрококк белый, сарцина желтая, сенная бацилла и др. Наиболее заселена планктосфера, где число микробов исчисляется тысячами.

Подытоживая все сказанное, можно отметить, что морская вода содержит различные микроорганизмы, большинство которых является денитрифицирующими бактериями, серобактериями, гнилостными микробами и только незначительная часть - патогенными бактериями".

Уже приведенного здесь достаточно, чтобы понять, что продолжение изучения микрофлоры Мирового океана будет постоянно открывать новые виды вирусов, микробов, бактерий в морской воде, показывая всю меру опасности попадания всей этой живности в организм человека, суживая круг возможностей по использованию естественной морской воды для укрепления здоровья и лечения заболеваний человека, поднимая всё выше проблему стерилизации отобранного, сколь угодно малого объёма морской воды, повышая все более роль стерильного раствора натуральной высококачественной морской соли. Продолжим цитирование.

На основании приведенных данных можно сделать следующий вывод: с бактериологической точки зрения морская вода приближается к не совсем очищенным водам; она содержит много видов различных микробов, среди которых могут находиться и патогенные, особенно кишечной группы. Происходящие в воде процессы самоочищения тормозятся наличием в ней органически веществ.

В морской воде могут сохраняться и даже развиваться яйца гельминтов.

Авторы, применявшие воду в лечебных целях, пытались выполнить обеззараживание её различными способами“.

И далее Шахназаров А.Б. подробно описывает различные попытки выполнить многими учеными обеззараживание морской воды. Сведения об этих попытках имеют принципиальное значение для будущего всего человечества в плане новых перспектив использования нашего уникального месторождения морских солей.


1.3. Попытки обеззараживания морской воды учеными.

Цитируем Шахназарова А.Б.

Ввиду того, что морская вода более всего загрязнена у берега, её следует брать подальше от него, в районах, где нет портов и отвода сточных вод.

Воду необходимо забирать в тихую погоду, потому что во время шторма она загрязняется донными осадками“.

Далее подробно описывается необходимость фильтрации морской воды через сменяемые ватные тампоны.

А „С.П. Кульчицкий и С.Т. Тимофеев, применявшие морскую воду для обработки огнестрельных ран, фильтровали её через марлевый фильтр. Brant отмечает, что при такой фильтрации необходим ежедневный контроль в бактериологическом отношении, чтобы не дискредитировать морскую воду. Чистота самого фильтра должна быть исключительна, потому что загрязненный фильтр сам может стать рассадником бактерий“.

Многие источники древних времен указывают о замечательных ранопромывающих и ранозаживляющих свойствах морской воды, только вот свежую рану после её такой промывки, приходилось прижигать, иначе раненый мог погибнуть. Поэтому древние предпочитали, все таки, использовать для обработки раны пресную кипяченую воду с наложением тех или иных растений с бактерицидными свойствами.

Далее Шахназаров А.Б. описывает обработку некоторыми учеными морской воды путем насыщения её углекислотой, которая якобы препятствует развитию микробов. Но затем, он указывает на сомнительность такого способа обеззараживания. Рассматривая проблему кипячения, он пишет:

По единодушному мнению всех исследователей, при кипячении морской воды выпадает осадок солей. Дело в том, что морская вода имеет свойства буферного раствора, которые обеспечены наличием смеси бикарбонатов и углекислоты. При кипячении углекислота улетучивается, это ведет к нарушению равновесия буфера и выпадению нерастворимого осадка СаСО3 и MgСО3. Химические свойства морской воды, при этом нарушаются и её нельзя использовать в качестве лечебного средства.

Quinton советует стерилизовать воду в автоклаве в течении 10 минут при 105о;

стерилизация при 120о в течение получаса, как это принято в большинстве случаев, приводит к выпадению осадка и делает морскую воду токсичной“.

Вот он, главный вывод, который объясняет бессмысленность получения морских солей выпариванием. Вывод, который единодушно сделали все медицинские исследователи, конечно, заключается не в том, что выпадает карбонатный и сульфатный кальциевый осадок. Главный вывод ученых физиологов в том, что морская вода после кипячения становится вредной и токсичной для тканей и её нельзя использовать в качестве лечебного средства.

В самом деле, ведь, когда мы кипятим артезианскую, водопроводную или речную воду, образуется точно такая же накипь, но вода от этого не становится настолько вредной, что её опасно использовать, например, пить. Наоборот мы видим, что медицина с экранов телевизоров рекомендует пить только кипяченую воду, чтобы предотвратить вспышку опасных кишечных эпидемий. При этом все прекрасно понимают, что при кипячении пресной воды наш организм недополучает при питье определенного количества необходимых ему микроминеральных веществ, содержащихся в сырой воде. И все равно, при кипячении пресная вода не становится токсичной.

В отличие от отношения к пресной воде, медики предостерегают нас о том, что нельзя кипятить лечебные минеральные воды. Целебные воды, также как и морская вода, после кипячения становятся вредными и токсичными для организма.

Нет, дело здесь не в поведении карбонатов и углекислоты, а в разрушении все той же органической структуры воды Мирового океана, с её реестром всех микроэлементов таблицы Менделеева. Вот присутствие какой субстанции и делает минеральный источник целебным. Именно эта субстанция до сих пор остается неизученной. Именно эта субстанция, как мы уже отмечали, погибает, разрушается при температуре воды свыше 54о, а после распада тут же образует уже другое ядовитое и токсичное месиво новых химических молекул. Именно из животворящей органической структуры морской воды животный мир способен получать дополнительно минеральные вещества всего реестра таблицы Менделеева. Но, что самое главное, и это нам надо знать, что только соли калия, магния и натрия (т.е. ионы калия, магния, натрия и хлора) являются носителями этой органической структуры минеральных веществ. Почему?

Потому что в живой природе царствует Закон обмена веществ, а все процессы по обмену веществ в живой природе, в любом организме и в любом растении осуществляются только благодаря комплексной работе этих трех замечательных хлоридов в растворе. А главным хранителем их существования является вода Мирового океана и наше замечательное Верхнекамское месторождение.

Осознавая огромную медицинскую ценность естественной морской воды, Шахназаров А.Б. просматривает различные способы её обеззараживания, над которыми бились многие ученые физиологи.

Многие авторы - пишет он - фильтровали морскую воду через свечи Шамберлана. Барраль и Баналь рекомендуют облучать воду ультрафиолетовыми лучами.

Г.Д. Леенсон обеззараживал морскую воду хлорированием, как это делают с водопроводной водой.

Шура-Бура пропускал электрический ток через морскую воду, при этом вследствие электролиза появлялся свободный хлор. К сожалению, такая вода не может быть использована для лечебных целей, так как при электролизе меняется минеральный состав воды“.

Сам Шахназаров останавливается на способе облучения морской воды ртутно-кварцевой лампой.

Этот способ стерилизации он подробно описывает.

Чтобы нам оценить трудоемкость этого, наиболее тонкого, метода обеззараживания морской воды, ниже мы приведем его основные элементы. И уже на основе представлений о трудоемкости нам будет понятна степень дороговизны каждого литра стерилизованной морской воды, без которой Шахназаров А.Б., как ученый, не смог бы провести всех тех исследований, которые показали основные достоинства и недостатки лечебно-профилактического применения воды Мирового океана. Поэтому именно его работы показали всю ту значимость для человечества, которую будут иметь в будущем те морские соли, раствор которых не уступает в физиологических свойствах естественной морской воде, стерилизованной этим ученым.

Цитируем Шахназарова А.Б.

При внутреннем применении морской воды с лечебной целью мы применяли следующий метод её обеззараживания: забор воды производили в открытом море на расстоянии 2 км и более от берега с глубины 5-6 м. Вначале воду забирали батометром, полученным из Черноморского отделения морского гидрографического института. Так как этот батометр вмещал только 0,5 л воды, мы сконструировали батометр из стеклянной банки емкостью 3 л. В дальнейшем мы воду брали с поверхности.

Полученную воду подвергали фильтрованию через ватный фильтр, а затем облучали её ртутно-кварцевой лампой в течение 50 минут (расстояние от лампы до сосуда с водой 50 см, толщина слоя облучаемой воды не более 2-3 см). После такой обработки воду использовали в течение 3-4 дней. Полученная морская вода была загрязнена, коли-титр доходил до 0,4, количество микробных тел в 1 мл до 400, после же облучения коли-титр был более 300, количество микробных тел в 1 мл воды - 20.

Таким образом, морская вода после облучения ртутно-кварцевой лампой по существующим в настоящее время гигиеническим нормам может быть признана годной для внутреннего применения.

Облучение ртутно-кварцевой лампой было избрано по следующим соображениям: по опубликованным данным морская вода после кипячения меняет свои свойства (о чем было сказано выше), а потому кипячение непригодно для её обеззараживания; бактерицидные свойства ультрафиолетовых лучей известны давно и их широко используют для обеззараживания воздуха, воды, раневых поверхностей и т.д. При этом ультрафиолетовые лучи свободно проходят через небольшую толщу морской воды (2-3 см), не изменяют структуры и взаимоотношения солей в воде и в т же время делают её пригодной для внутреннего употребления“.

При изучении санитарно-бактериологических особенностей морской воды Шахназаров А.Б. совершенно справедливо рассмотрел и сравнил всевозможные способы её обеззараживания. В итоге он пишет:

Резюмируя изложенное выше о загрязненности морской воды, можно отметить, что в бактериологическом отношении морская вода не является чистой и не пригодна для внутреннего и для парентерального применения.

Кроме микробов, в морской воде содержатся дрожжевые организмы и, по-видимому, яйца гельминтов. Процессы самоочищения, происходящие беспрерывно, не в состоянии полностью очистить морскую воду.

Исходя из собственных наблюдений, для обеззараживания морской воды мы рекомендуем более доступный и простой способ - облучение ультрафиолетовыми лучами с предшествующей фильтрацией воды через вату. Этот способ не уступает по эффективности другим способам (автоклавирование при определенной температуре и давлении, фильтрование через свечи Зейца и Шамберлана)“.

Все что мог сделать этот замечательный ученый, как мы видим, так это держать 50 минут под кварцевым облучением морскую воду в количестве не более одного литра, допустив при этом для внутреннего применения морскую воду с двадцатью микробными телами в 1 мл.

Может быть, этот способ в отличие от остальных действительно „не разрушает структуры и взаимоотношения солей в воде“, но то, что кварцевое облучение нисколько не травмирует тонкую органическую структуру микроминеральных веществ, содержащуюся в морской воде, этого сказать никак нельзя. В противном случае, этот метод обязательно получил бы применение на тех прекрасных целебных источниках, которые эпидемиологи вынуждены запрещать к использованию и закрывать из-за превышения предельно-допустимых норм микробного загрязнения.

Почему-то при изучении и описании бактериологических особенностей морской воды мало кто задается вопросами: „Что происходит с умершими бактериями, вирусами и микробами? Что происходит с телами микробных организмов после их гибели? Куда деваются эти тела в морской воде? Как происходит поедание останков микробных тел другой микрофлорой? Все ли съедается без остатка или нет? А если не все съедается, то, как происходит в морской воде во времени распад умершей клетки на молекулярные соединения и распад молекулярных соединений на отдельные сложные органические молекулы? А сами по себе сложные органические молекулы могут распадаться на химические отдельные элементы, скажем, при температуре 10о С° вблизи поверхности при отсутствии техногенных загрязнений?“

Одноклеточный и многоклеточный микромир в воде Мирового океана размножается делением в определенных условиях и с определенной интенсивностью в зависимости от наличия определенных объемов питания и способен определенное время существовать (впадать в спячку, переходить в споровидное состояние) при отсутствии благоприятных условий и пищи.

Концентрацию такого рода живых организмов в единице объема морской воды мы назовем „Живой биомассой“. Не трудно догадаться, что число делящихся клеток живой биомассы в единицу времени уравновешено в Мировом океане за миллиарды лет числом клеток погибающих, т.е. число клеток новорожденных в среднем равно числу погибших. Таким образом, образуется баланс численности каждого из видов микробных тел, который имеет свои количественные показатели прироста в единице времени в среднем равного показателям „смертности“. Концентрацию существующих останков погибших микробных тел, включая останки органических молекулярных соединений, включая сложные одиночные останки сложных органических молекул, в единице объема морской воды мы назовем „Биомассой останков“.

Понятно, что какая-то часть живого микромира в морской воде питается своими и живыми и умершими собратьями (здесь мы не говорим о том микромире, жизненный цикл которого связан с организмами животного и многоклеточного растительного морского мира).

Так вот, если допустить, что сложные органические молекулы способны в морской воде распадаться со временем на отдельные химические элементы, то вода в Мировом океане давным-давно стала бы непригодной для существования живых организмов, поскольку из-за непрерывного образования токсичных химических соединений их концентрация со временем непрерывно бы возрастала. Поэтому биомасса останков не распадается на отдельные элементы в солевом растворе морской воды, а является (служит) пищей (питательной массой) для всей живой природы.

Но эти закономерности присущи только экологической природе естественных процессов на Земле.

Техногенные загрязнения (попадание токсинов в Мировой океан) будут неизбежно накапливаться в лоне Мирового океана, и тем самым они будут повышать концентрацию токсинов в единице объема морской воды до тех пор, пока в один из моментов отравленная вода не убьет разом всю живую биомассу Океана.

А пока, вряд ли у кого вызовет сомнение, что биомасса останков является для живой биомассы определенного рода пищей. Заметим при этом, что и тот и другой вид биомасс определенным образом связан с ионами хлора, натрия, калия и магния, обеспечивающих наилучшим образом все процессы обмена веществ между каждой живой клеткой и окружающей тело клетки морской водой или (аналогичной морской воде) межклеточной жидкости у многоклеточных животных.

Роль солей в деятельности клеток и живых организмов мы рассмотрим ниже, а сейчас нам важно понять, что может происходить с биомассой останков при нагревании и кипячении морской воды. Могут ли распадаться при кипячении морской воды сложные органические молекулы на отдельные химические элементы и как эти химические элементы будут себя вести в кипящей воде, т.е. смогут ли они тут же вступать в химические реакции с другими освободившимися химическими элементами всего реестра таблицы Менделеева?

Для людей, знающих химию и химические свойства элементов ответа на такие вопросы и искать не надо, т.к. ответы очевидны. Останки сложных органических молекул, способные длительное время существовать в естественной морской воде (если их не съедят микроорганизмы), распадаются при кипячении на простейшие элементы, из которых некоторые способны сразу вступить в химические реакции, с образованием токсических веществ. Распад биомассы останков начинается при нагревании морской воды свыше температуры 54 o С.

Можно ли рассчитывать на то, что если из морской воды каким-нибудь чудесным образом удалить, не разрушая, саму биомассу останков, она будет обладать теми же высокими бальнеологическими свойствами, как и естественная морская вода? Кто хочет пусть пожимает плечами, а для нас, для живых людей, также как для остального живого мира, биомасса останков является одной из очень важных составных форм питания тела микроминеральными и биологически активными питательными веществами. Именно под определенной концентрацией этих останков мы и будем понимать наличие некой органической структуры микроэлементов, присутствующей в той или иной степени в естественной морской воде и в различных целебных минеральных источниках.

Так как сопротивляемость к повышению температуры, против гибели и разложения, у живой биомассы выше, чем у биомассы останков (известно, что для гибели некоторых вирусов недостаточно даже кратковременного кипения воды), то превратить (при стерилизации) искусственно живую биомассу в новую биомассу останков, не травмировав (хотя бы частично не разрушив) при этом процессе прежнюю биомассу останков, - это задача очень сложная и практически невыполнимая. Отсюда мы делаем очень важный вывод: „Ни одному физиологу мира никогда, не удастся стерилизовать естественную морскую воду, не травмировав (хотя бы частично не разрушив) её биогенной структуры“.

Вот почему, выпаренные морские соли никогда не воспроизводили и никогда не воспроизведут при растворении в воде благотворных для человека свойств естественной морской воды.

Вот почему такие ложные морские соли никогда не были нужны человеку. Вот почему до сих пор не сложилась у человечества культуры водно-гигиенических процедур с морскими солями.

Вот почему, настоящие морские соли должны иметь третий признак, т.е. они должны сохранить в себе (в своем твердом состоянии) органическую структуру (биомассу останков) воды Мирового океана.



<< предыдущая страница   следующая страница >>