bigpo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 28 29

Список сокращений


Cedefop – Европейского центра по развитию профессиональной подготовки

CEIHE – проект «Вузовские профили: типологии высших учебных заведений в Европе»

DeSeCo – проект ОЭСР «Определение ключевых компетенций и их отбор»

ECTS – Европейская система переноса и накопления кредитов

EHEA – Европейское пространство высшего образования

ENQA – Европейская ассоциация обеспечения качества высшего образования(до 2004 г. Европейская сеть обеспечения качества)

EQAR – Европейский регистр аккредитационных агентств

EQF LLL – Европейская структура квалификаций для образования в течение всей жизни

EQUIS – Международная сеть оценки, совершенствования качества и аккредитации вузов менеджмента и бизнеса

ESG – Стандарты и принципы обеспечения качества в Европейском пространстве высшего образования

ESU – Европейский союз студентов

EUA – Европейская ассоциация университетов

EURASHE – Европейская ассоциация высших учебных заведений

ISCED – Международная стандартная классификация образования

JQI – Совместной инициативы качества

QF EHEA – Всеобъемлющая структура квалификаций для Европейского пространства высшего образования

TUNING – проект «настройка образовательных структур в Европе»

ЕИП – Европейское исследовательское пространство

ЕПВО – Европейское пространство высшего образования

ОЭСР – Организация экономического сотрудничества и развития

ТНО – транснациональное высшее образование


ГЛОССАРИЙ БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА

АВТОНОМИЯ
ВЫСШЕГО УЧЕБНОГО ЗАВЕДЕНИЯ / ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ АВТОНОМИЯ (INSTITUTIONAL AUTONOMY)

Автономия высшего учебного заведения / институцио­нальная автономия самостоятельность в подборе и расстановке кадров (персонала), в осуществлении учебной, научной, финансово-хозяйственной и иных видов деятельности в соответствии с национальным законодательством, зафиксированная в конкретных нормативных актах (миссии, Уставе и т.п.), регулирующих деятельность высшего учебного заведения

Термин «автономия высшего учеб­ного заведения / институциональная автономия» широко представлен в основных документах предболонского периода и Болонского процесса 1997–2009 гг. (далее кратко – основные документы Болонского процесса). Он использован в 16 таких документах из 50 (см. разд. 1 настоящего издания).

Анализ современного понимания термина «автономия вуза» в новых условиях, соотношение автономии, подотчетности и обеспечения качества был проведен в «Тенденциях в учебных структурах высшего образования Европы» (Trends III) (2003 г.). «Сравнение последних национальных реформ высшего образования, краеугольным камнем которых считается расширение институциональной автономии и совершенствование качества, показывает, что долгожданное расширение институциональной автономии по отношению к государству вовсе не равносильно свободе в форме абсолютного саморегулирования. Подотчетность высшего образования по поводу его общественной функции принимает новые формы. Теперь это может проявляться в виде активного вмешательства большого числа различных заинтересованных кругов…

Чтобы увеличить институциональную автономию при сохранении функции мониторинга, большинство государств решили перейти от контроля «входов» к мониторингу предварительно согласованных результатов» [1].

В Меморандуме о Болонском процессе в Бергенском цикле, принятом на Международной конференции в Брюсселе (2005 г.), подчеркивается, что «институциональная автономия сама по себе не может гарантировать академическую свободу или качество высшего образования. Автономия должна осуществляться в национальных рамках, которые уравновешивают институциональную свободу широкими социальными целями… Необходимо поддерживать и расширять административную автономию высших учебных заведений внутри государственного сектора. Государство должно передать свои полномочия на утверждение учебных планов и экзаменационных норм и положений соответствующим подотчетным и представительным органам. Работники высшей школы должны активно участвовать в процедурах обеспечения качества в своих вузах. Эти меры позволят высшим учебным заведениям гарантировать качество своих «продуктов» [2].

В октябре 2005 г. на международном семинаре «Университет XXI века – новая модель независимости» была принята Новисадская инициатива.
В ней были провозглашены принципы взаимоотношения между вузами и органами власти:

  • вузам должна быть предоставлена реально действующая автономия и свобода действий;

  • академическая свобода должна быть гарантирована;

  • следует обеспечить надлежащую дистанцию между высшими учебными заведениями и министерствами через нейтральные органы-посредники;

  • развитие высшего образования должно определяться долгосрочной стратегической перспективой;

  • высшие учебные заведения признаны отчитываться за все государственные и частные средства;

  • обеспечение и совершенствование качества, внешняя оценка и аккредитация должны быть сферами внимания со стороны вузов;

  • полномочные органы не должны ущемлять право автономии вузов и обременять их бюрократическими процедурами [4].

На болонском семинаре в Генте, посвященном перспективам развития Болонского процесса (май 2008 г.), прозвучало предостережение – «правительства могут захотеть сохранить и даже расширить свою руководящую роль, выбрав такое толкование институциональной автономии, которое служит больше интересам государств, чем освобождает энергию высших учебных заведений. Некоторые правительства могут принять ту часть Болонского процесса, которая относится к министерскому и законодательному уровню, и проигнорировать вклад других заинтересованных сторон.» [5].

На соотношение институциональной автономии и государственной ответственности за сферу высшего образования было обращено внимание и на Конференции министров в Левене в апреле 2009 года. В Левенском коммюнике подчеркивается: «Высшие учебные заведения получили серьезную автономию и одновременно быстрорастущие ожидания относительно их оперативного отклика на потребности общества и подотчетности. Следуя принципу государственной ответственности, мы подтверждаем, что основным приоритетом остается государственное финансирование, позволяющее обеспечить справедливый доступ к высшему образованию и дальнейшее устойчивое развитие независимых высших учебных заведений. Больше внимания должно быть уделено поиску новых и диверсифицированных источников и методов финансирования.» [6].

Основная литература

  1. Trends in Learning Structures in European Higher Education III. S. Reichert, С. Ta­uch. 2003. (Тенденции в учебных структурах высшего образования Европы III. С. Райхерт, К. Таух *3, С. 22–2343).

  2. «From Bologna to Bergen: A Mid-Term Review from the Academics` Point of View». Bologna Conference. Policy Statement on the Bologna Process in the ‘Bergen’ Round (EI), Brussels, February 12, 2005. («От Болоньи к Бергену: промежуточная оценка академических кругов» Международная конференция. Меморандум о Болонском процессе в Бергенском цикле (EI), Брюссель 12 февраля 2005 г. *6, С. 48–62 ).

  3. Trends IV: European Universities Implementing Bologna. S. Reichert, С. Tauch. 2005. (Тенденции IV: Европейские университеты на пути осуществления болонских реформ. С. Райхерт, К. Таух *6, С. 73–165).

  4. The Novi Sad Initiative: Addressing Questions of Governance in Creating the European Higher Education Area. (Новисадская инициатива: о руководстве в формирующемся Европейском пространстве высшего образования *10, С. 224–229).

  5. «Bologna 2020: Unlocking Europe’s potential – Contributing to a better world». Ghent Conference, 18–20 May, 2008. Eva Egron-Polak The Bologna Process – reflections from the international HEI perspective. (Официальный болонский семинар «Болонья 2020: раскрывая потенциал Европы – вклад в улучшение мира», Гент, 18–20 мая 2008. Эргон-Полак Э. Болонский процесс – взгляд вузов в международном масштабе. *11, С. 67–79).

  6. The Bologna Process 2020 – The European Higher Education Area in the new decade. Communiqu of the Conference of European Ministers Responsible for Higher Education, Leuven and Louvain-la-Neuve, 28–29 April 2009. (Болонский процесс 2020 – Европейское пространство высшего образования в новом десятилетии. Коммюнике европейских министров, ответственных за высшее образование. Левен/Лувен-ла-Нев, 28–29 апреля 2009 г. *11, С. 167–174).

Дополнительная литература

  1. Magna Charta. Universitatum. Bologna, 1988. *2, с. 24–27.

  2. Рекомендация МОТ/ЮНЕСКО о ста­тусе преподавательских кадров учреждений высшего образования. – В кн. «Документы международного права по вопросам образования» М., 2003, 477 с.



АКАДЕМИЧЕСКАЯ СВОБОДА (ACADEMIC FREEDOM)

Академическая свобода – свобода научной и образовательной деятельности преподавателей высших учебных заведений во имя служения обществу и достижения поставленных социально значимых целей

В основных документах Болонского процесса термин «академическая свобода» многократно используется в текстах, и, как правило, в тесной взаимосвязи с термином «институциональная автономия».

Особое внимание раскрытию современного содержания термина «академическая свобода» уделено на Болонском семинаре в Ватикане «Культурное наследие и академические ценности европейского университета и привлекательность пространства высшего образования» (апрель 2006 г.), где отмечается: «Академическая свобода гарантирует ученым, что они могут искать истину там, куда ведут их исследования и данные; что они имеют возможность преподавать и публиковать результаты своих исследований, но одновременно побуждает заботиться об общественном благе. Это не только свобода от неправомерных ограничений и вмешательства, но и свобода для служения обществу. Европейский университет должен гарантировать, что всем преподавателям предоставлена законная свобода исследований и мыслей, а также свобода выражать свои мысли по вопросам, входящим в их компетенцию» [1].

    В рамках Болонского процесса отмечается тенденция «расширения содержания термина «академическая свобода» также на учебную и научную деятельность студентов вузов.

Основная литература

  1. Vatican seminar. The Cultural Heritage and Academic Values of the European University and the Attractiveness of the Higher Education Area. 2006. (Культурное наследие и академические ценности европейского университета и привлекательность пространства высшего образования. Ватикан, 30 марта – 1 апреля 2006 г. *10, С. 27–32).

Дополнительная литература

  1. Рекомендация МОТ/ ЮНЕСКО о статусе преподавательских кадров учреждений высшего образования. – В кн.: «Документы международного права по вопросам образования». М., 2003.



АКАДЕМИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ (ACADEMIC CAPITALISM)

Академический капитализм (Академическое предприни­мательство) – концепции университетского образования, основанная на абсолютизации пред­принимательского характера научной и педагогической дея­тельности высшей школы

Термин «академический капитализм» Был впервые введен Эдвардом Хэккеттом (США) для обозначения важных структурных изменений в науке [1] и получил дальнейшее раскрытие в работе Ш. Слофтер и
Л.Л. Лесли [2].

«Основными чертами «академического капитализма» в следующих областях являются

А) В сфере академического персонала и академической культуры:

  • деформация моделей университетской профессиональной деятельности;

  • подрыв гарантии права на труд профессорско-преподаватель­ского состава;

  • изменение схем оплаты отдельных аспектов академической карьеры;

  • трансформация статуса профессора;

  • профилирование студента как клиента;

  • введение модели американской мотивации академического персонала и сокращение ставок профессорам;

  • использование более дешевого и менее принципиального персонала;

  • сокращение числа профессиональных работников;

  • увеличение числа временных работников;

  • внедрение схем временного найма;

  • возрастание экономической и кадровой неоднородности университетских структур;

  • повышение гибкости персонала;

  • нарастание угроз функции критического мышления;

  • появление феномена коммерческой тайны;

  • снижение ответственности за научную достоверность результатов исследований прежде всего за счет обслуживания корпоративных интересов;

  • усиление ориентации на ценности предпринимательства;

Б) В сфере организационных и управленческих структур:

  • возникновение «университета-предприятия», модели супермаркета;

  • нарастание приватизационных интересов;

  • возникновение нового типа академического руководителя-предпринимателя;

  • введение моделей менеджеризма;

  • освоение новых организационных схем, подрывающих автономию учебных заведений, факультетов и кафедр;

  • применение принудительного контрактирования вузов;

  • свертывание академических сво­бод;

В) В сфере исследовательской деятельности:

  • перераспределение ресурсов в пользу прикладных и технических наук;

  • ослабление внимания к фундаментальным исследованиям;

Г) В сфере культуры:

  • угроза местным и национальным культурам и интенсивное распространение английского языка;

Д) В сфере взаимоотношений государства и высшего образования:

  • возрастание роли частных и иных источников доходов университетов;

  • усечение роли государства;

  • снижение правительственных расходов на одного студента;

  • усиление акцентов на эффективность, в том числе за счет сокращения сроков обучения и отсева студентов.

Очевидно, что «академический капитализм» – это феномен низвержения традиционного университетского идеала» [3].

Проблематика, связанная с коммерциализацией высшей школы, неоднократно обсуждалась на официальных болонских семинарах. На семинаре в Генте «Болонья 2020: Раскрывая потенциал Европы – вклад в улучшение мира» (май 2008 г.) обсуждалась позиция ЕС и ОЭСР – «На пороге: К устойчивому будущему для высшего образования»: «Университет больше не то тихое место, где можно неторопливо учить, заниматься ученой деятельностью и созерцать вселенную, как в прошлые века. Это большой, сложный, ответственный, конкурентный бизнес, требующий постоянных масштабных инвестиций». Рассматривался вопрос о том «как защитить европейские университеты – их ценности, богатое и разнообразное культурное наследие – в условиях растущей маркетизации систем высшего образования (маркетизация общества / экономики) и «академической гонки вооружений»?», «Как обеспечить баланс между экономическими функциями высшего образования и его широкими социальными функциями (вопросы равенства и доступности)?». Была признана необходимость проведение широких «дискуссий по проблемам оплаты обучения и соответствующим механизмам поддержки студентов (и по академическому предпринимательству)» Выступая на в качестве основного докладчика профессор М. Квик, назвал академический капитализм и академическое предпринимательство среди важнеших вызовов для европейского высшего образования в ближайшее десятилетие: «Академический капитализм и академическое предпринимательство бросают вызов традиционным академическим ценностям (рост неравенства и конфликтов на фоне новых моделей управления)» [4].

Основная литература

    1. Hackett E.J. Science as a vocation in 1990s: The changing organizational culture of academic science. / Journal of Higher Education. 1990. Vol. 61, P. 241–247.

    2. Slaughter S., Leslie L.L. Academic capitalism, Politics, Policies and the Entrepreneurial University. The John Hopkins University Press, 1997.

    3. Байденко В.И. Болонский процесс. Курс лекций. М., «Логос». 2004, С. 64–65.

    4. «Bologna 2020: Unlocking Europe’s potential – Contributing to a better world». Ghent Conference, 18–20 May, 2008. Professor Marek Kwiek «Towards Conclusions from a General Rapporteur

<< предыдущая страница   следующая страница >>